Трудности подготовки. 

В эти выходные состоится важнейшее гоночное событие России – Гран-при «Формулы-1», который традиционно пройдет в сочинском Олимпийском парке. Мероприятие состоится уже в восьмой раз, и оно прочно вписалось в календарь чемпионата мира, однако не все знают, что проведению национального этапа мешало много факторов, а в проведении первой гонки возникали сомнения. 

«Формулу-1» пытались привезти в Россию более 30 раз, ключевые переговоры прошли за несколько минут 

В начале 80-х большой босс «Ф-1» Берни Экклстоун всерьез загорелся идеей проникнуть на рынок Восточной Европы, что казалось весьма нелегкой задачей во времена «железного занавеса». К счастью для Берни, у него нашелся влиятельный единомышленник – генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев. Глава Союза был большим фанатом автомобилей (да и гонок в целом), так что идея «Ф-1» в СССР ему очень нравилась. В 1982 году Экклстоун приехал в Москву. 

«Мы обсуждали, что было возможно, что невозможно, – вспоминает Берни в беседе с «Известиями». – Говорили про разные варианты: например, провести трассу вокруг Кремля, когда трек проходит по Красной площади. Но это оказалось сложно: там где-то мостовые мощеные. Было у нас много разговоров, но до результата ни один не дошел».

Вскоре Брежнев умер, а заменившему его Андропову «Формула» была не настолько интересна.

Первый Гран-при России в «Ф-1» собирались провести больше 100 лет назад – помешала Первая мировая. А потом перебрали еще 6 вариантов мест

Позже – уже в эпоху России – не раз возвращались к этому вопросу. В середине 90-х «ЛогоВАЗу» во главе с Борисом Березовским даже удалось подписать с серией контракт, однако российская сторона не смогла выполнить свои обязательства – соглашение расторгли. 

Еще одну серьезную попытку собирался предпринять в начале нулевых мэр Москвы Юрий Лужков. Однако после поездки в Монцу он заявил, что эта история осталась без продолжения. По словам Лужкова, Экклстоун хотел полностью контролировать этап и финансы, оставляя столице только «шум моторов». Хотя сам босс «Ф-1» объяснил все отсутствием интереса к проекту у московских чиновников. 

Прорыв случился после объявления о проведении зимних Олимпийских игр в Сочи – к организаторам Гран-при пришла идея вписать спортивные объекты в конфигурацию будущей трассы «Формулы-1». Однако договориться с промоутером серии никак не удавалось. Когда же Экклстоун все-таки оказался в Сочи, на подписание контракта прибыли Владимир Путин, глава «ЛУКОЙЛ» Вагит Аликперов и гендиректор «Ростехнологий» Сергей Чемезов. Правда, не обошлось без фирменного опоздания Путина – Берни прождал правительственную делегацию около полутора часов. А на переговоры ушло всего пять минут. 

Ради автодрома уничтожили местную фауну и выселили старообрядцев. Зато спасли черепашек 

Почти сразу после решения построить трассу на территории Олимпийского парка организаторы – центр «Омега» – привлекли к созданию автодрома главного архитектора «Ф-1» Германа Тильке. Придумать конфигурацию немцу оказалось непросто – требовалось не только вписать прямые и повороты в комплекс спортивных зданий, но и сделать это еще до начала строительства самих объектов. 

«Когда меня пригласили сюда в первый раз, – вспоминал Тильке в интервью Motor, – на этом месте еще ничего не было: ни стадионов, ни дорог. Одна большая стройка. Лил дождь, грязи было по колено, так что даже примерное представление о том, что можно сделать, составить было практически невозможно». 

План трека согласовали лишь через два месяца. На строительство ушло примерно 7,8 млрд рублей. 

Главной проблемой, пожалуй, стало не столько параллельное создание трассы и объектов Олимпиады, сколько место их возведения – Имеретинская низменность. Подробней об этом журналистам Motor рассказала руководитель дирекции по строительству и проектированию трассы в Сочи Галина Чумакова: 

«Веками сюда стекала вся вода, попадавшая на окрестные горы, из-за чего в долине образовалось болото. В царские времена сюда отправляли в ссылку, а по всей низменности роились малярийные комары». 

Низменность признали уникальной еще во времена империи: здесь обнаружили редкий вид папоротника, а местная фауна так вообще не имеет аналогов в России. Еще в 1904 году ее сделали заповедником, а позже вдобавок признали особо охраняемой территорией (к слову, сегодня 16 видов местных птиц занесены в Красную книгу РФ). 

Ученые до конца отстаивали низменность и требовали присвоить ей статус орнитологического заказника. Но спорт победил – сейчас местная фауна уничтожена.

Нечто схожее произошло и с населением. В начале XX века на Имеретинской низменности поселили старообрядцев. Царь Николай II завещал им эту землю «на вечные времена». Позже ее не раз пытались забрать у простых людей: к примеру, в советские времена здесь хотели построить аэропорт. В итоге местных все равно переселили и возвели Олимпийский парк. 

Правда, возникла маленькая проблема: в деревне старообрядцев находилось кладбище. По требованию экс-жильцов, захоронения остались нетронутыми внутри комплекса: их обнесли стеной. Кладбище находится в 50 м от стадиона «Фишт». 

Организаторы в чем-то и помогали окружающей среде. Например, для соблюдения нормы по уровню шума построили три ряда шестиметровых стен между автодромом и поселком Мирный. Кроме того, за собственный счет они переселили черепашек с Черепашьего острова недалеко от восьмого поворота трассы. 

Неприятной особенностью Имеретинской низменности всегда называли высокий уровень заболоченности. Как раз из-за нее эту территорию не трогали около 100 лет.

Самые лучшие участки отвели под олимпийские объекты. Для трассы же пришлось менять 270 000 тонн грунта, с которым возникли проблемы: у организаторов был вариант закупать его в Абхазии, но местные бизнесмены сильно завысили цены. Пришлось фурами везти грунт с востока Краснодарского края. 

Еще большие трудности возникли при создании «малого кольца» трека – его постоянной части. В этом случае Герман Тильке и его коллеги не смогли справиться с заболоченностью. Вот что об этом вспоминает Йорн ван Рэй, член команды немецкого архитектора: 

«Когда мы прокладывали трассы «Формулы-1» в Китае и Южной Корее, то сталкивались с чем-то подобным. Это нормально – автодромы всегда строят на самых дешевых участках: хорошие земли отдают под жилые дома и гостиницы. Но в той же Корее мы работали с однородной почвой, а в Сочи на одном участке встречаются три типа грунта. Это делает проектирование намного сложнее». 

Для решения задачи центр «Омега» обращалась к немецкой, австрийской и финской компаниям. У всех был одинаковый вариант – вбить в землю сваю. Трижды это не сработало. При этом каждый просил примерно полмиллиона евро за свои услуги, хотя никакой гарантии в надежности сооружения не было. 

Выход нашли эксперты из новосибирского Научно-исследовательского института: они немного модернизировали технологию 70-х годов (с ее помощью прокладывали участки Транссибирской магистрали). 

«Под сумасшедшим давлением в землю выстреливают смесь из камней и бетона, – рассказывал тогдашний гендиректор «Формулы Сочи» (тогдашний промоутер) Александр Богданов. – В эту смесь добавлены специальные полимеры, которые моментально твердеют, стоит им попасть во влажную среду. Получаются подземные столбы высотой 80 метров – они называются грунто-цементными сваями. Только эта технология позволила достичь нужных нам показателей по усадке».

Первый Гран-при России оказался под угрозой: между организаторами возникло разногласие, строительство затянулось, а в мире обострился политический конфликт 

В феврале 2013 года Берни Экклстоун посетил стройку сочинской трассы и остался доволен.

«Отрадно видеть то, что Россия, по всей видимости, уже заранее распланировала, как будут использоваться олимпийские объекты после окончания Олимпиады, потому что в большинстве стран строят, не задумываясь о дальнейшем», – заявлял босс «Ф-1» в интервью «Газете». 

«Работа тяжелая, – также отмечал заместитель премьера РФ Дмитрий Козак. – Приходится совмещать на территории Олимпийского парка работу очень многих строительных организаций, многих объектов, есть пересечения. Но сегодня мы решили все эти проблемы и вышли, на мой взгляд, на финишную прямую и на ритмичную работу. Рисков на сегодняшний день срывов сроков подготовки этой инфраструктуры нет». 

Но, кажется, риски все-таки были. Через месяц появилась тревожная новость об увеличении стоимости стройки на 840 млн руб. Потом она выросла на 4 млрд, хотя некоторые СМИ сообщали о сумме в почти в 12 млрд руб. 

Еще больший стресс вызвал неожиданный конфликт центра «Омега» и Российской автомобильной федерации (РАФ). Выяснилось, что «Омега» вовремя не подала в ФИА заявку на проведение Гран-при России, а, кроме того, организации спорили из-за персонала Гран-при: федерация хотела, чтобы центр сам занялся обучением маршалов (а это от 650 до 900 человек). При этом часть сотрудников пригласили бы с других российских трасс. 

Вторая проблема – это двусторонний контракт, которого добивилась РАФ. Федерация желала выступать в роли спортивного организатора в течение семи лет, однако в «Омега» посчитали это слишком крупным сроком.

Когда же спор дошел до крайней точки, а этап был на грани отмены, РАФ и «Омега» решили отложить спор и прийти к определенному согласию. В итоге Гран-при России удалось спасти. 

Тем не менее, конфликт организаций серьезно отразился на дальнейшей судьбе руководства гонки. За полгода до Гран-при – в марте 2014 года – уволили замгендиректора «Омеги» Олега Забару, которого нередко описывали как излишне эмоционального человека. К примеру, в интервью «Известиям» о конфликте с РАФ он открыто осуждал федерацию и обвинял ее в шантаже, что очень не понравилось Дмитрию Козаку. На место Забары пришел Сергей Воробьев – молодой и отлично владевший английским языком заместитель Олега. 

К тому моменту с трассой уже все было более-менее в порядке. Но не успели промоутеры решить одну проблему, как возникла новая: из-за присоединения Крыма к России в мире обострилась политическая обстановка. Автоспорт стал одной из жертв конфликта. Так, в апреле 2014 года отменили осенний этап чемпионата мира по супербайку на «Москоу Рейсвей». Тут же начались подобные слухи о «формульном» Гран-при.

Сомнения развеял президент ФИА Жан Тодт: «Россия в игре. У нас нет оснований пересматривать расписание». 

Через некоторое время после заявления Жана в сети опубликовали официальное название трассы – «Сочи Автодром». Мало того, спрос на билеты оказался безумным, так что пришлось возводить дополнительную трибуну на 7 000 человек. 

Первым трассу опробовал тогда еще пилот «Ред Булл» Себастьян Феттель. Он проехал несколько кругов на седане «Инфинити» – спонсора команды.

«Трасса уникальна тем, что располагается между олимпийскими объектами, – сказал четырехкратный чемпион в интервью ТАСС. – Схема трассы похожа на Гран-при Сингапура, но сам сочинский трек гораздо быстрее. Некоторые сектора напоминают участки трасс в Южной Корее и Абу-Даби. Вообще, я думаю, это очень удачное сочетание лучших участков трасс «Формулы-1». 

Первый в новейшей истории Гран-при России состоялся 12 октября 2014 года – добиться его проведения было трудно, но с тех пор «Ф-1» каждый сезон приезжает в Сочи. 

Впрочем, десятилетие проведения национального этапа, вероятно, будет отмечаться в другом месте – с 2023-го Гран-при переедет под Петербург на «Игору Драйв», где сейчас уже укладывают новый асфальт.

Главная фишка трассы Гран-при России – эпичный бесконечный поворот. А еще – сверхсложная настройка болидов и слепые виражи

Гран-при России перенесут из Сочи под Питер. Что известно о новой трассе за 250 млн долларов?

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here