В такие моменты очень непросто подбирать слова: хочется, чтобы не было лишних – при этом почти все кажутся лишними.

У Юрия Розанова, кстати, как раз с этим не было никаких проблем. С его языка слова слетали очень легко – и даже, казалось, немного случайно, в произвольном, замысловатом порядке. 

Проходило время, и его слова оказывались самыми точными, самыми подходящими и самыми нужными. Непонятно, как без них жить. Непонятно, кто еще мог бы озвучить гол Никиты Двуреченского так, чтобы через 10 лет при столкновении с этими девятью секундами у зрителей разрывалось все внутри.

Мне сложно оценить значение Розанова в мире футбола, зато я очень четко понимаю, что он сделал для хоккея.

В какой-то момент Юрий Розанов влюбился в молодежный чемпионат мира – и постепенно влюбил в него всех нас. В какой именно момент это произошло – сказать трудно. Это точно случилось не за один год, как кажется сейчас. Розанов комментировал МЧМ с середины девяностых – я это знаю потому, что в 2012-м он сказал: «Мы показываем МЧМ уже 16 лет» – и это конечно была целая эпоха. Сейчас, пересматривая турниры середины нулевых, или даже из 2010-х, я постоянно удивляюсь его чисто хоккейной эрудиции.

Как ловко он жонглировал городами, где проводились турниры, а так же датами, составами и сценариями. «А помните, как в Галифаксе, в 2003-м?» – и так за один репортаж он мог перебросить тебя из Виннипега-1999 в Хельсинки-2004, Пардубице-2008 или Шеллефтео-2000.

«Мальчики, милые, не дайте им Оттавы №2, не дайте!» – кричал Розанов в конце истерического полуфинала-2012, в память о полуфинале-2009, когда Россия упустила победу за две секунды до конца. 

И он держал в голове все наши составы – причем не просто имена, а целые истории, личные драмы и выражения лиц. С ума сойти: на глазах Розанова выросли примерно все наши современные и уже уходящие звезды. От Капризова до Максима Афиногенова – Овечкин, Малкин, Панарин, Кузнецов и Тарасенко в том числе.

Ко всем нашим командам он, казалось, относился с любовью – вне зависимости от того, проиграли они канадцам, или взяли золото. Про каждую ему было что сказать. Каждую он сравнивал – и не только с предыдущей: сейчас, пересматривая турниры разных лет, я понимаю, что на основе комментариев Розанова можно выстроить целую иерархию наших молодежек. И не только наших, но и канадских, чешских, шведских, финских, американских. Это была целая вселенная, большая и интересная; иерархия мирового молодежного хоккея с конца девяностых практически до наших дней.

А потом случился Баффало-2011. Уверен, многие скажут: комментаторская удача. Через десять прошедших лет, думаю, никто не сомневается: той команде и нам, зрителям повезло не меньше. Команда победила, но именно работа Юрия Розанова (и, для справедливости, Сергея Крабу) оставила в истории хайлайты той победы. Отдельные моменты, которыми сейчас, в 2021-м, делиться намного проще, чем было в 2011-м – поэтому есть уверенность, что они проживут в нашей памяти вот в таком виде очень и очень долго.

Вместе с комментатором.

Теперь мы каждый МЧМ рассматриваем под микроскопом, ссоримся из-за позиционных атак, спорим о стиле и разбираем сильные/слабые стороны каждого игрока. И с каждым годом микроскопы становятся точнее, споры – жестче, разборы – яростнее. С каждым годом мы погружаемся в молодежный хоккей все глубже – теперь его даже на постоянной основе показывает Первый канал.

Начиналось все где-то в середине девяностых – голосами нескольких людей. Самым ярким из этих голосов был, конечно, его – Розанова.

Юрий Альбертович, именно вы нас влюбили в это все.

Спасибо.

Умер Юрий Розанов. Комментатор, под голос которого мы росли…

«Не знаю никого, кто от Дяденьки бы не кайфовал». Комментаторы вспоминают Юрия Розанова

«Я же рыжий. А это состояние души». Интервью Юрия Розанова Дудю из 2009-го

Источник