В нашем биатлоне снова веха – антирекордная серия без призовых мест: 29 гонок подряд.

Коротко самое важное, что об этом нужно знать.

1. Серия стартовала еще в прошлом сезоне – при других тренерах и другом президенте. Летом Владимир Драчев покинул пост, Союз биатлонистов России возглавил Виктор Майгуров, тренеры сменились, но проблемы – по крайней мере, спортивные, кадровые – остались.

С этим набором исполнителей наша команда – середняк, а временами и хуже. По ощущениям элита (Норвегия, Франция, Швеция, в меньшей степени Германия) даже оторвалась: то ли мы застряли на месте или сдали, то ли соперники сделали более широкий шаг вперед.

2. Последняя медаль России – бронза Александра Логинова в преследовании на ЧМ-2020, 16 февраля, сутки спустя после золота в спринте. Как из другой жизни, в которой соревнования еще проходят со зрителями, а сам Логинов в порядке.

3. Показательно, что предыдущий антирекорд (28 гонок) – совсем свежий, он целиком сложился в прошлом сезоне: серия и стартовала с подиума Логинова в декабре, и оборвалась его победой все на том же ЧМ в феврале.

Все выглядит так, что призовые места российского биатлона – явление эпизодическое и в последний год зависит от состояния одного человека. Либо за высокие места борется Александр, либо никто.

4. Если считать только этот сезон, то позади 12 гонок без наград – тоже заметный отрезок. Достаточный, чтобы зафиксировать: Россия не справилась со стартом. Дело не только в отсутствии медалей – можно не добираться до тройки, но регулярно финишировать близко, кучно находиться в районе цветов, показывать силу. Но увы, даже попадание в топ-10 для нашей команды – редкость.

Кто-то вспомнит 4-е места в эстафетах неделю назад – да, формально рядом, но в обоих случаях Россия претендовала на призы чисто символически.

5. Тренеры внешне держат удар, оправдываются, мало что объясняют конкретно, и общий посыл не обнадеживающий: как готовы, так и выступаем.

Спортсмены дают понять: сил нет. Очень показательны сегодняшние слова парней:

а) «Когда плохое самочувствие, что-то испортить трудно. Наоборот, нужно пытаться что-то изменить тяжелой работой. А отдыхать, лежать и верить, что станет лучше – мы уже пробовали, так не работает точно», – это Антон Бабиков.

б) «Когда сил мало, их не очень сложно раскладывать», – это Матвей Елисеев.

Практика показывает, что если начало у России не задалось, то выбираться вдвойне сложно. Начинаются корректировки, метания, ситуативные меры в расчете хотя бы на всплеск. Вспомните олимпийский сезон-2017/18: после сверхтяжелого начала команда, по сути, не пришла в себя до весны.

Потом две зимы подряд тактику меняли: наши биатлонисты влетали в сезон (по своим меркам), конкурировали, брали медали – и сборная в целом получала кое-какую отдачу на чемпионатах мира.

Сейчас яркого старта не получилось, и сложностей тренерам добавляет запутанная структура команды. Если многие готовились к сезону на отдалении (навскидку Логинов, Елисеев, Куклина, Кайшева, Халили, частично Павлова и Гараничев), одновременно в ритме сезона решать проблемы каждого нереально.

6. Повлияла ли пандемия? Да, как и на всех. Заражения, ни одного сбора за границей, не так много горных тренировок. Но это не оправдание (ради справедливости, никто этим и не оправдывается): шведы почти полгода просидели в Эстерсунде, белорусы – в Раубичах, норвежцы и французы в основном готовились дома.

6. Есть ли горизонт у антирекордной серии? Пожалуй, лучшие шансы до января – в эстафетах, для которых у России вполне ровные составы и в этих гонках не так высока конкуренция (особенно у мужчин).

В субботу – женская эстафета, в воскресенье – мужская. Верим? Или заходим на четвертый десяток?

Источник