Певец лечился от онкологической болезни в столичном онкоцентре и мужественно переносил операции одну за другой

Сам Иосиф Кобзон так рассказывал об истории своего заболевания (это опубликовано в книге «Как прекрасно все что с нами было…»):

«Знаете, когда я первый раз услышал диагноз – хотите верьте, хотите нет, — у меня ни истерики, ни испуга не было. Я только был сильно взволнован тем, как я это расскажу супруге Неле. Я очень боялся ее реакции. Я боялся ее так сильно расстроить. Но она все понимает, она читает мои мысли.

Вот из-за чего я, беседуя с вами, оставил при себе мобильный телефон. Потому что Куколка (так Кобзон называл свою супругу, — прим.ред.) должна была позвонить. Я ждал ее звонка, и она позвонила. Знаете, случается такое, что я хочу её набрать, и в это время раздается ее звонок. Телепатия.

И когда мне сообщили, что у меня рак, а я дружил с этим институтом, я дружил с Блохиным Николаем Николаевичем, это был мой подшефный коллектив. Я туда приезжал с концертами. Когда мне сказали, что у меня онкология, не было у меня паники.

Иосиф Кобзон

Я пришел домой, Нелля смотрит на меня: «Что произошло, на тебе лица нет?» Я говорю: «Все хорошо». – «Скажи мне, что произошло». Я сказал: «Куколка, у меня рак».

Я подумал, что она начнет смеяться, подумает, что я шучу. А если воспримет мои слова серьезно, то будет обморок. Что-то же должно было случится. А она в темпе, как будто мы с ней репетировали эту ситуацию, говорит: «Ну что, будем лечиться, ты не волнуйся, все будет в порядке».

Все самые трудные дни, когда я в коме находился, когда мне делали операцию … Она всегда рядом.

— Сколько это длится?

— Меня держат доктора. У меня самый лучший химиотерапевт в Каширском центре, академик Личиницер Михаил Романович. И лечащие врачи Жукова Людмила Григорьевна, Гриднева Яна Владимировна… Операцию мне провел выдающийся хирург-онколог, доктор Питер Альтхаус. Сам он немец, но закончил нашу Ленинградскую морскую академию. Первую операцию мне провели 4 января 2005 года. А потом вторую. А потом еще. Нормально. Самое главное – не заболеть такой болезью, которая называется постельное привыкание.

— Объясните.

— Почему в европейских государствах, в США на 2-3 день ставят на ноги после операции? Чтобы больной активно начал жить.

Иосиф Кобзон

Жена меня заставляла: «Вставай!» Я говорю: «Куколка, я почитаю еще немножко, полежу». «Вставай, пойдем погуляем». Я говорю: «Не хочу гулять, у меня кружится голова, тошнит». Вставай!» «Что же ты так пристала?»

…И вот я начал жить после операции. Как трудился, так и тружусь. Мой блокнот исписан проблемами, которые решаю ежедневно.»

В последние месяцы болезнь Иосифа Давыдовича обострилась до такой степени, что ему пришлось лечь в онкоцентр на Каширке. Кстати, медиков данного медучреждения он считал чуть ли не родственниками, а может быть, и ближе, ездил сюда и раньше как домой. Ему тут ставили капельницы.

Больше месяца назад он был доставлен в больницу. Но продолжал трудится. Отвечал на письма, помощники приносили ему список звонивших. Несколько недель назад даже подписывал книжки. Мы уже писали о том, как его пришла проведать Валентина Терешкова. Они с женой Иосифа Нелей Михайловной даже исполняли песни, а Кобзон им подсказывал.

До последнего мгновения мы надеялись, что легендарный певец и на сей раз победит болезнь. Нам казалось, что его силы безграничны…

Источник