Содержание

Детали забытой истории.

«Зенит» против «Спартака» – это всегда главная игра тура, даже когда одна команда лидирует, а вторая идет на седьмом месте. 25 лет назад все было наоборот: лидировал «Спартак», а в середине таблицы шел «Зенит».

Но тот матч получился настолько скандальным, что эхо гуляет до сих пор. 

Садырин пообещал вернуть «Зенит» в Высшую лигу и обыграть там «Спартак». Все получилось

Перед последним туром в чемпионате России-1996 установилось двоевластие – лидировали чемпион предыдущего сезона «Алания» Валерия Газзаева и гегемон 90-х «Спартак» (на тот момент Георгия Ярцева). Обеим командам предстояло сыграть с соперниками из середины таблицы: владикавказцы принимали нижегородский «Локомотив», а москвичей ждал выезд к «Зениту».

И если в домашней победе «Алании» почти никто не сомневался, то «Спартаку» предстоял непростой матч. Клуб из Санкт-Петербурга тогда был далек от нынешнего статуса, но все решали детали. Для их понимания нужно вернуться на год раньше – в 1995-й. Тогда «Зенит» еще играл во втором дивизионе, где его возглавил Павел Садырин, который в 1984 году подарил Ленинграду единственное союзное золото.

Сразу после возвращения Садырин заявил: «Хочу выйти в Высшую лигу и обыграть там «Спартак». Соперничество обострялось из-за прохладных отношений тренера с президентом «Спартака» Олегом Романцевым, которые испортились во время работы Садырина в сборной России. После Садырина команду принял как раз Романцев, поэтому в сезоне-1996 он и не тренировал «Спартак». Но зато оставался руководителем клуба. 

Поставленные цели Садырин выполнил быстро: с ходу вернул «Зенит» в вышку, а в первом круге неожиданно увез выездную победу у «Спартака» (2:0). 

Однако что может быть лучше, чем вторая победа за сезон над принципиальным соперником, которая еще и лишит его чемпионства? 

Тихонов и Титов вырвали для «Спартака» важнейшие три очка. Но ооочень помогла странная игра Березовского

«Спартак» приехал в Петербург с потерями: не могли сыграть Ананко, Цымбаларь и Кечинов. Заполненный «Петровский» сразу же погнал свою команду вперед – и в первой же атаке полузащитник «Зенита» Игорь Данилов открыл счет. 

Для «Спартака» все стало еще тревожнее, когда «Алания» повела в параллельном матче. Москвичи отыгрались на 33-й минуте – Андрей Тихонов со штрафного положил в ближний угол. А после перерыва «Спартак» вытащил Егор Титов, который точно пробил из-за пределов штрафной. Есть очень важная победа – 2:1.

Но в обоих голах максимально неубедительно сыграл голкипер зенитовцев Роман Березовский. Сначала занял сомнительную позицию и прыгнул без вытянутых рук, а затем снова не выручил, поскользнувшись на неровном поле. Именно эти грубые ошибки и спасли тогда «Спартак»:

В защиту Березовского стоит отметить, что он несколько раз спас «Зенит» в более сложных моментах. Но два результативных фэйла удивили даже авторов голов.

Вот как эпизод после матча описывал Тихонов: «Мы получили право на штрафной. Бить по воротам было неудобно, но я обратил внимание, что Березовский неправильно выстроил стенку. Да к тому же сам занял неверную позицию. Не скажу, что удар у меня получился блестящим, скорее вратарь в этом эпизоде сыграл неудачно».

А это уже комментарий Титова: «Один из зенитовских защитников выбил мяч прямо мне на ногу. Получив неожиданный подарок, я с шага нанес удар в дальний угол. Бил зряче, хотя повезло, что у вратаря в последний момент поехала опорная нога».

В оставшееся время «Зенит» создал несколько неплохих моментов, а в концовке на судью Николая Фролова едва не напал выбежавший болельщик. Ему явно не понравилось, что арбитр не назначил пенальти после падения Дениса Зубко. 

«Алания» в параллельной игре победила 3:1, но затем в золотом матче проиграла «Спартаку» 1:2. Титул москвичам принес гол Тихонова – и тут снова не обошлось без вратарской ошибки. 

«Что, и «Аланию» мы купили?» – говорили потом спартаковские болельщики.

«Зенит» мог финишировать седьмым, но поражение отбросило его на десятую строчку. Как выяснилось позже, это важная деталь в вопросе выплаты премиальных.

Садырин обвинил Березовского в сдаче игры по указанию Мутко. В медиа называлась сумма в 30 тысяч долларов

Разговоры о возможной продаже игры пошли сразу, но какое-то время никто не выступал открыто. «Зенит» занялся внутренней войной между Садыриным и президентом клуба Виталием Мутко. Вскоре после поражения от «Спартака» с популярным у болельщиков тренером не продлили контракт. Фанаты протестовали даже на Дворцовой площади, а тренер и акционеры публично обвиняли друг друга во всех грехах – вплоть до организации договорняков. 

После этого Садырин ушел в ЦСКА, прихватив с собой Максима Бокова, Владимира Кулика и Дмитрия Хомуху. Березовский тоже чуть не ушел с ними. Для него все громыхнуло в феврале 1998-го. Экс-форвард «Зенита» Сергей Дмитриев дал интервью питерскому журналу «Калейдоскоп», которое сопроводили  броским заголовком: «Игру сдал один человек. Он отнял у каждого игрока «Зенита» 20 тысяч долларов премиальных».

Фамилию не назвали, но в этом как будто и не было необходимости. Тему подхватила программа «Футбольный клуб», после чего КДК РФС не оставалось ничего другого, как объявить о начале расследования.

Дальше – больше. Накануне заседания КДК сам Садырин дал громкое интервью «Спорт-Экспрессу». Там уже появились детали: «Сразу после того матча со «Спартаком», видя слезы Березовского, я не верил, что он мог сдать игру. Хотя какие-то подозрения все-таки были. Ведь даже мальчишка не допустил бы таких ошибок, которые допустил тогда Березовский. В течение прошлого года мне не раз напоминали об этой истории, но каждый раз я отказывался верить в виновность вратаря. Но когда недавно на израильском сборе все это подтвердили игроки ЦСКА, выступавшие в свое время за «Зенит», я понял, что это не слухи. 

Не хочу бросать тень на «Спартак», на его руководство, но не исключаю, что на нечестный поступок могли пойти какие-то люди, заинтересованные в победе «Спартака». Им было необязательно выходить на Березовского, они могли выйти на президента «Зенита» Мутко. Скорее всего, именно так и было. Ведь Мутко, как это ни странно звучит, был больше других заинтересован в поражении своего клуба. В случае проигрыша с него снимался ряд условий, которые он должен был выполнить перед игроками. Прежде всего, это касалось премиальных.

За седьмое место, которое мы могли занять, игроки получали одни деньги, за десятое – совсем другие. Система премиальных, которую мы же и придумали, была весьма простой. Во время сезона в случае победы каждый в команде получал лишь 50% оговоренной суммы премиальных. Если бы «Зенит» по итогам чемпионата попал в десятку, то футболистам полагались оставшиеся 50% за каждую победу. А окажись команда, скажем, на 11-м месте, то они вообще ничего бы больше не получили. В случае седьмого или восьмого места премиальные умножались на коэффициент 1,5.

Я бы никогда не стал утверждать, что Березовский сдал матч, но, как говорят игроки, он сам признался в этом… Об этом все они говорят – и Артур Белоцерковец, и Игорь Зазулин, и наши – Хомуха, Кулик, Боков. Придумать такое трудно. Сдал ли Березовский игру по приказу Мутко? Да, я так думаю. Ведь он, кроме всего прочего, был заинтересован в том, чтобы меня уволить. В случае поражения команда формально не выполняла задачу – занять седьмое место. Кстати, идея с седьмым местом исходила прежде всего от меня, хотя по большому счету я мог вообще не ставить никаких задач. В контракте, который я заключал с клубом в 1995 году, было следующее условие: за два года «Зенит» должен выйти в высшую лигу. Получается, мы шли с перевыполнением плана, но я посчитал нужным нацелить команду на седьмое место, а не быть балластом в высшей лиге. И наша премиальная система была рассчитана как раз на такой план».

Примерно тогда же «Коммерсант», опираясь на слухи, добавил подробности: «Первоисточник нам неизвестен, но суть такова. Якобы Березовский сдал игру, но потом раскаялся, пришел в команду и, плача, кинул на стол полученные за пропущенные голы деньги – 30 тысяч долларов. Говорили также, что «Алания» предлагала «Зениту» за то, что он сделает хотя бы ничью, гораздо большие деньги – 250 тысяч долларов (что, кстати, вполне законно). Но на всех».

250 тысяч долларов за победу или ничью «Зениту» предлагал спонсор-осетин. Но тут отказался Мутко 

«Алания», если и мотивировала «Зенит», то скорее не напрямую, а через главу пивоваренной компании «Балтика» Таймураза Боллоева – выходца из Северной Осетии, который, конечно, хотел чемпионства владикавказцев. В те годы его компания была крупнейшим налогоплательщиком Петербурга и спонсировала «Зенит». Он-то и предложил команде 250 тысяч долларов за очки в игре со «Спартаком».

Но денежной мотивации игроки «Зенита» так и не дождались – помешало  противостояние Мутко и Садырина. Об этом рассказывал комментатор Геннадий Орлов: «Мутко был в гневе от того, что все это было проведено не через него. Ведомости на премию еще до игры получал Георгий Вьюн – второй тренер. Пал Федорыч отправил к Боллоеву Вьюна. Мутко, узнав об этом, взвился, сказал что-то вроде: «Они там что, совсем оборзели?!»

Конечно, это было неправильно – президентом клуба был Мутко, и тренеры не должны были напрямую договариваться о премии со спонсором. И Виталий Леонтьевич пошел на принцип: мол, никаких дополнительных премий не будет. После чего последовали странные голы в ворота Березовского. Хотя точно знаю, что после матча Рома плакал – мне Садырин рассказывал… А Боллоев от дальнейшего спонсорства «Зенита» отказался».

Евгений Шейнин, в то время работавший администратором клуба, выделил главную проблему во взаимоотношениях Садырина и Мутко: «Садырин еще не понимал, что времена изменились, и главный человек в клубе – уже не тренер, а президент».

20 лет спустя после интервью Дмитриева история все еще цепляла ее участников. Экс-капитан «Алании» Инал Джиоев в разговоре со Sportbox.ru обвинил «Спартак» в кабинетном чемпионстве: «Ты можешь пообещать команде премию, чтобы она победила, но не можешь дать денег, чтобы она слила. А «Спартак» это сделал. Это не по-мужски. За такие вещи надо судить. Можно сказать, что выиграли чемпионство в кабинете. Там же даже на КДК вынесли, что некоторые футболисты «Зенита» сливали, но все замяли. Кому «Алания» нужна? Я считаю, что мы стали чемпионами в 1996 году. Мы заслуживали этого даже больше, чем в 1995-м».

Джиоева возмутило и то, в каких условиях  «Алания» и «Спартак» играли золотой матч: «Тогда в итальянском и немецком чемпионате команды набрали одинаковое количество очков, чемпионство взяла команда с наибольшим числом побед. Почему у нас этого не сделали – непонятно. Золотой матч придумали и ввели по ходу сезона. Но это не самое обидное.

Москва и Владикавказ. Значит, матч должен был пройти где-то между этими городами, правильно? Чтобы болельщики были в одинаковых условиях. Сочи, Ростов – пожалуйста, но нет. Нас загнали за Москву – в Питер. Это было нечестно. Если бы там не было стадиона у «Зенита», то нас бы загнали в Северный Ледовитый океан. Зимой они решили играть в футбол в Санкт-Петербурге. Хотя там дело не в футболе было вообще, им там даже не пахло. Полный стадион их болельщиков, за нас болело 10 человек. Это что такое?»

Наказали только Дмитриева и Садырина – за обвинения без доказательств. Березовского признали невиновным

РФС достаточно быстро замял скандал. Дмитриев не ходил на все заседания КДК, а Садырин отказался от своих слов, поэтому оба остались крайними. Футболисту вынесли 6-месячную дисквалификацию, тренеру – такую же условную. 

Дмитриев, у которого после всей этой истории карьера пошла на спад, только пожалел о сказанных словах: «Давая то интервью, я никого напрямую не обвинял. Сказал только: мол, по городу ходят разговоры, что игра была сдана. А все тут же подхватили – и раздули из моих слов невесть что. 

Потом уже Павел Федорович дал конкретное интервью, но его дисквалифицировали условно, меня же на полгода лишили работы. Без суда и следствия! Наверное, сделали это потому, что я приехал на одно заседание КДК и сказал, чтобы все они пошли на три буквы. Непонятные люди, которым нечего делать в межсезонье, выдергивают меня с предсезонных сборов, начинают какой-то бред спрашивать… Я и не выдержал. После того, как мне вкатили полгода, можно было подавать на них в суд – и не сомневаюсь, что я бы выиграл дело.

Почему не подал? Да потому что решил уже потихоньку заканчивать карьеру. После дисквалификации на полгода пошел в ленинградское «Динамо», потом – в Смоленск. Затем Казаченок пригласил играющим тренером в команду второй лиги из Светлогорска…».

Автор того самого интервью в «Калейдоскопе» Борислав Михайличенко тоже пожалел о публикации: «Вовсе не считаю это своей журналистской удачей. Скорее наоборот. Если отвернуть назад, вообще этого не делал бы. Зря поднял тему. Она навредила репутации и Садырина, и Дмитриева, и Березовского. После интервью Садырин, Мутко, Березовский начали рассказывать свои версии происшедшего, настаивать на своей правоте, и это та самая история, в которой все правы и все не правы. В итоге хорошие люди, которых я уважаю, оказались причастны к неприятной истории. Юридических последствий она иметь не могла. Победа над злом не была одержана. Сергей Дмитриев до сих пор со мной не разговаривает, даже не принимает в друзья в фэйсбуке».

А вот Березовский больше никогда не общался с Дмитриевым. С вратаря сняли все обвинения – в 1999-м он с «Зенитом» выиграл Кубок России. Чуть ли не впервые Березовский вспомнил про эту историю в интервью «Советскому спорту» в 2009-м: «Я был молодым парнем, 22-23 года. И на меня вдруг повесили таких собак! Именно вдруг. Разбирательства начались спустя год после игры, когда Дмитриева в «Зените» уже не было. Вместе тренировались, все было нормально. Общались как ни в чем не бывало, тот матч не вспоминали. Но стоило Бышовцу его из команды отчислить, проявился негатив. На «Зенит», на всех. Выходом стали надуманные обвинения в мой адрес.

Определенное время я переживал. Газеты, помню, читал, расстраивался. Сильно на меня ситуация давила. Но справился с ней еще в «Зените». Ребята, тренеры поддержали, я остался первым номером команды и, уверенно проведя сезон-1998, обо всем забыл… А после той истории со «Спартаком» я резко повзрослел».

Еще 10 лет спустя, в 2019-м, Березовский рассказал, как переживал после того самого матча: «Тогда мне слова никто не сказал. Люди видели меня и жалели. Сам съедал себя изнутри. Ехал на машине домой и думал, может быть, о стену со стыда удариться. Хорошо, что ни во что не врезался.

Злой был до жути. Когда началась вся катавасия, был в Туркмении на сборе с «Зенитом». Бышовец меня вызвал и сказал: «Держись, против тебя начинается травля». Не сразу понял, что к чему. Потом прилетел, прочитал интервью. Даже собрали КДК по этому поводу, из-за которого позже других приехал на очередной сбор. Пришел Садырин, другие ребята. Но ни у кого язык не повернулся что-то плохое про меня сказать. В итоге Павла Федоровича попросили думать, что он говорит публично, а Дмитриева дисквалифицировали. Но шлейф все равно еще долго меня преследовал. Людям же не объяснишь. Было очень неприятно. Бог помог выйти из той ситуации». 

Иванов на «Зенит» – «Спартак» – всегда скандал. Получал заниженные оценки, бан и довел босса судей до увольнения

Садырин – легенда двух клубов. Он привел «Зенит» к единственному чемпионству в СССР и сделал золотой дубль с ЦСКА

В 1995-м «Зенит» пролез в РПЛ за счет расширения лиги: Мутко на радостях целовал Садырина, а Собчак помогал деньгами

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here