А еще он главный пенальтист сборной.

Многие ругали Рикардо Родригеса и были готовы назначить главным неудачником сборной Швейцарии уже в четвертьфинале – при счете 1:1 он не забил пенальти, а через четыре минуты дублем разразился Карим Бензема. Швейцарцы отыгрались – и когда дело дошло до пенальти, в пятерке бьющих Рикардо не оказалось, потому что его заменили еще при счете 2:3, когда нужно было забивать.

Но наверняка Родригес был бы в этой пятерке, если бы остался на поле: он главный пенальтист этой сборной. Тем более Рикардо почти всегда на поле: только Джака и Шакири из нынешнего состава сыграли за сборную больше. И если с Испанией снова назначат пенальти, точно пробьет Родригес.

***

А ведь Испания не чужая для него страна. Отец Рикардо Родригеса – испанец, а мать – чилийка. Хосе Мануэль Родригес родился в Кресьенте – небольшом городке в Галисии буквально в паре километров от границы с Португалией, севернее реки Миньо. Он уехал от режима Франко в Швейцарию в поисках лучшей жизни – и там встретил Марселу Арайю, приехавшую из Чили с семьей (они, в свою очередь, бежали из Винья-дель-Мар от режима Пиночета). Они поженились, и у них родились трое пацанов: Роберто, Рикардо и Франсиско. 

Все стали футболистами, но только Рикардо играет за сборную. Роберто рубился за «Санкт-Галлен» и выбивал московский «Спартак» из Лиги Европы, а сейчас капитанит в «Цюрихе» (ему 30), Франсиско, младший из братьев, даже сыграл в Бундеслиге за «Вольфсбург», но к 25 годам не закрепился даже в высшей швейцарской лиге и сейчас во втором дивизионе.

А ведь Рикардо, лучший из братьев, мог и не стать футболистом. В 2011-м его мать Марсела признавалась, что и не представляла, что он станет спортсменом. Дело в том, что на 8-м месяце ее беременности врачи обнаружили у еще не родившегося ребенка диафрагмальную грыжу (она еще называется грыжей пищеводного отверстия диафрагмы). 

Это дефект или отверстие в диафрагме, которое позволяет содержимому брюшной полости перемещаться в грудную полость и наоборот – пищевод из грудной полости проникает в брюшную. В случае Родригеса: желудок, селезенка, печень и кишечник переместились в грудную клетку. Как только он родился, ему сразу потребовалась операция, врачи давали всего 50%, что он выживет, и даже предлагали пригласить священника – на случай смерти новорожденного.

В больнице находилась вся семья, и Нельсон, отец Марселы и дед Рикардо, потребовал, чтобы священник не приезжал: «Мой внук достаточно силен и выживет. Можете не беспокоиться». 

И Рикардо выжил.

Детство Рикардо получилось очень тяжелым: мать сильно его оберегала из-за слабого иммунитета в первые годы жизни. «Ему было опасно даже подхватить простуду», – рассказывала Марсела в интервью Blick. Несколько лет Рикардо каждые полгода проходил осмотры. 

Хотя Рикардо не рекомендовали заниматься спортом, он еще в детстве решил, что будет как брат – пойдет в профессиональный футбол. «И родители во всем меня поддерживали», – рассказывал он. Именно в честь матери он брал на клубном уровне 68-й номер (там, где это было возможно) – это год ее рождения. И его братья тоже стараются играть под этим номером.

В 2015-м Марсела умерла после продолжительной болезни – у нее была онкология. Рикардо добавил к татуировкам J, M (Хосе и Марсела) и номер 68 – в память о матери. «Я по-прежнему слышу ее. Она у меня в голове. Она у меня в сердце», – грустно говорил Родригес.

Он рос в мигрантском районе Швамендинген, который местные иногда описывают как «цюрихский Бронкс». Возможно, именно это и помогло Рикардо адаптироваться в сборной Швейцарии U-17. Та команда, которую в Швейцарии прозвали Wild Boys («Дикие парни»), в 2009-м стала чемпионом мира, а ее костяк составляли как раз дети мигрантов: Джака (близкий друг Рикардо), Сеферович и Касами – самые известные.

В 17 он дебютировал в чемпионате Швейцарии (и признавался, что не нервничал: «Может, был немного напряжен, но другие нервничали»), в 19 его купил «Вольфсбург», где он быстро стал одним из самых перспективных крайков Бундеслиги и мира.

Он чувствует крепкую связь с Испанией и Чили, родными странами родителей. «У меня на бутсах чилийский и испанский флаги, – рассказывал он. – Потому что здесь мои корни. Я чувствую связь с этими странами. Здесь моя кровь». 

На том юниорском ЧМ, где Швейцария с Родригесом стала чемпионом, он не пересекался с испанцами, а они заняли третье место. 

«На тот момент из Испании мне никто не звонил, так что и выбора не было», – рассказывал он в интервью La Voz de Galicia. Примерно то же было и со сборной Чили: «Я думал, что сыграю за Чили, общался с некоторыми людьми, хотел этого. Но мне никто не звонил – и я выбрал Швейцарию».

И, кажется, не ошибся.

16 игроков сборной Швейцарии – из семей иммигрантов. Почему так и как к этому относятся в стране?

Тот самый швейцарский болельщик теперь звезда. К нему идут рекламодатели, Swiss Air подарила билет в Питер

Прозвищу Испании «Фурия Роха» уже больше 100 лет. Откуда оно взялось?

Твиттер Алфимова

Источник