Сегодня исторический день для всего спорта.

Игроки НБА устроили бойкот пятых матчей серий первого раунда в знак протеста против социальной несправедливости. Поводом для демарша стал инцидент в Висконсине, где полицейские совершили семь (7) выстрелов в спину безоружного чернокожего.

Дальнейшая судьба плей-офф НБА решится на собрании игроков, которое пройдет позже. Пока в официальных пресс-релизах лига сообщает, что матчи будут перенесены на другое время.

В любом случае это беспрецедентное событие для спортивного мира: баскетболисты идут на демарш с непредсказуемыми последствиями (разрыв коллективного соглашения НБА, разрыв телевизионных контрактов, падение рейтингов лиги и контрактов) ради идеалистических целей. Это удивительно не только для мира, в котором участники «путин-тим» получают машины на средства госбюджета, но и для Америки, где политические акции и спорт уже связаны почти полстолетия.  

Почему баскетболисты НБА считают игру публичной платформой для высказываний?

Взлет НБА пришелся на 60-е – эпоху, когда более-менее были снесены расовые барьеры, эпоху первых чернокожих звезд Билла Расселла, Уилта Чемберлена, Оскара Робертсона и Карима Абдул-Джаббара.

60-е – это, естественно, еще и эпоха борьбы за права чернокожих. Лучшие игроки НБА принимали непосредственное участие в демонстрациях по всей стране, выражали поддержку антивоенному демаршу Мухаммеда Али и постоянно говорили о проблемах, с которыми сталкиваются меньшинства в Америке.

Они и сами с ними постоянно сталкивались.

Их не пускали в рестораны и гостиницы для белых.

Их оскорбляли с трибун.

Их атаковали лично. Доброжелатели вломились в дом Билла Расселла и испражнились ему в кровать. Карим Абдул-Джаббар стал врагом народа, когда бойкотировал Олимпиаду-68 и сказал, что не считает США своей страной. Оскар Робертсон до сих пор вспоминает, как его школьной команде не дали участвовать в традиционном чемпионском параде из-за того, что она состояла из чернокожих.

Все они постоянно решали сложную этическую дилемму в осознании спорта. И в итоге уходили от спорта как развлечения для белых (что для них символизировала команда «Гарлем Глоубтроттерс») и искали его смысл в виде публичной платформы для собственных общественно-политических высказываний.

В самой острой форме это противоречие встало в том же самом 68-м. Убийство Мартина Лютера Кинга случилось 4 апреля, накануне первого матча серии между «Бостоном» Билла Расселла и «Филадельфии» Уилта Чемберлена. В составе обеих команд превалировали чернокожие (8 человек в стартовых составах), а лидеры, естественно, хорошо знали Кинга и тесно общались с самым известным черным активистом. Изначально речь шла об отмене, но в итоге встреча состоялась и подчеркнула трагичность переживаемого.

С 80-х по нулевые лига вновь стала аполитичной. Активисты появлялись время от времени: Фил Джексон и Стив Нэш протестовали против войн в Ираке, Крэйг Ходжес критиковал Джорджа Буша и Майкла Джордана, Махмуд Абдул-Рауф выступал против расовой несправедливости и отказывался стоя слушать гимн…

Но это были единичные акции, которые лигой осуждались.

В максимально политизированном статусе лиги черных НБА вернулась после того, как президентом США стал Дональд Трамп, а комиссионером лиги – Адам Сильвер. Первый принялся налево и направо сыпать оскорблениями и фэйками, а второй дал игрокам полную свободу для высказываний: «Голден Стэйт» отказался идти в Белый дом к президенту-расисту, Леброн Джеймс обозвал его «олухом».

НБА превратилась в главный оплот демократической партии. Игроки откликались на убийства чернокожих полицейскими и требовали изменений в работе полиции. Руководство – участвовало в гей-парадах, открывало все больше дверей для цветных и женщин, отказалось проводить Матч всех звезд в Северной Каролине после «закона о туалетах», максимально позитивно обставляло все каминг-ауты (не только игрока Джейсона Коллинза, но и президента «Голден Стэйт» Рика Уэлтса, судьи Билла Кеннеди, журналиста ESPN Кевина Арновитца, не говоря уже о девушках из женской НБА).  

В расколотой надвое Америке НБА не захотела оставаться аполитичной. И максимально ярко это проявилось после убийства Джорджа Флойда. Игроки всерьез обсуждали, стоит ли им возобновлять сезон после протестов, захлестнувших Америку, и приехали в Орландо с целью что-то изменить с помощью мирного жеста. Хотя сами не очень верили в силу лозунгов.

Почему движение за права черных касается непосредственно НБА?

Потому что большая часть игроков НБА – чернокожие.

Да.

Принято считать, что игроки НБА, за исключением цвета кожи, не имеют ничего общего с теми, кто гибнет от пуль полицейских. В массе они получают десятки миллионов долларов, живут в элитных особняках, покупают себе всякую ненужную, но очень дорогую дребедень, отрываются от бедных районов, где выросли…

Как в том анекдоте, который придумал сам о себе Чарльз Баркли.

«Когда я сказал матери, что собираюсь баллотироваться в сенат от республиканцев, она мне говорит: «Чарльз, но ведь республиканцы-то – за богатых». А я ей ответил: «Мам, так ведь я и есть богатый».

На практике получается, что никакого повсеместного разрыва с корнями нет.

У некоторых игроков НБА обнаруживаются связи с бандами «Бладз» и «Крипс». Зака Рэндолфа и после двадцати лет в НБА арестовывают с неприличными запасами травы. Криминальные истории с применением оружия еще недавно регулярно затрагивали и баскетбол: Джавариса Криттентона деньги совершенно не перевоспитали, и он продолжил стрелять в людей, пока его не закрыли. Талантливое поколение лихих парней из 90-х и нулевых заканчивает банкротством и возвращается к истокам: Аллен Айверсон и прочие его сверстники неотделимы от бесчисленного «окружения», которое следует за ними и в НБА. Вполне себе миллионер Стивен Джексон каким-то образом оказывается близким другом рецидивиста Джорджа Флойда. Ламар Одом если что и поменял, то только вид наркотиков. Леброн Джеймс постоянно возвращается в Акрон и именно там открывает школу для бедноты. Джален Роуз проводит различия между настоящими черными и «дядями Сэмами», которые становятся частью истеблишмента.

И так далее.

Суперзвезды НБА общаются с президентами, поп-звездами и актерами. Но для большинства игроков деньги и новый статус совершенно не означают, что те проблемы, на фоне которых многие из них выросли, уходят из их жизни насовсем.

Как минимум, они чувствуют давление со стороны «коммьюнити», которое считает, что они делают недостаточно для того, чтобы изменить ситуацию, не идут на радикальные шаги, не показывают, что «родина» и их «народ» (как всегда подчеркивает Леброн Джеймс) значат для них больше, чем деньги и привилегии.  

Опять же со стандартными проблемами они сами сталкиваются регулярно.

Стерлинг Браун припарковал машину на месте для инвалидов, в результате чего получил электрошокером и почувствовал колено полицейского у себя на шее.

Полицейские издевались над игроком НБА. Естественно, черным

О подобных историях мы слышим каждый год (Мо Харклесс вот начал еще один флэшмоб). И последние четыре года Леброн Джеймс бесконечно твердит, что в Америке трудно всем чернокожим, безотносительно их статуса: «Откровенно говоря, это просто ужасно. Мы, чернокожие американцы, напуганы. Мы в ужасе. Выходя из дома, ты не знаешь, как закончится день»…

Почему бойкоты НБА нужно уважать?

Сегодняшние демарши выглядят довольно неуклюже.

Игроки долго думали над тем, ехать ли в «пузырь», но все же решились на продолжение сезона. И не могли не понимать, что какая-то ерунда с участием чернокожих и полицейских обязательно случится. Потому что она постоянно случается.

Лига потратила 150 миллионов и колоссальные усилие на организацию «пузыря» в Орландо – все для того, чтобы не потерять миллиард долларов и полностью выплатить зарплаты игроков.

Последствия явно никто не просчитывает: о предстоящем бойкоте не знали ни телевизионщики, ни владельцы клубов. Он случился как будто довольно спонтанно – «Бакс» должны были выйти на игру, но неожиданно передумали.

Никакой красивой презентации не было: обошлось всеобъемлющим «фак дис мэн» капслоком в твиттере со стороны Леброна Джеймса.

Инсайдеры сообщают, что «Милуоки» вроде бы уже готовы играть дальше. Хотя сейчас многие будут говорить о том, что это проявление слабости, несерьезно и теперь нужно идти до самого конца.

И главное, исполнительный директор Мишель Робертс накануне четко донесла до каждого, что невозможно решить столь укоренившуюся проблему подобными стачками. И что именно плей-офф позволяет игрокам озвучивать требования.

Дальнейшие планы рождаются в данный момент. На коленке.

Но именно в этой нелепости и спонтанности и заключается смысл акции. В ней нет никакого расчета, она идеалистична, искренна и идет от чистого сердца. И именно поэтому заслуживает всех тех рукоплесканий, которые раздаются в американском твиттере: игроки НБА уже не просто говорят, не просто занимаются благотворительностью, они готовы подставляться – жертвовать деньгами, наследием, карьерой ради высших целей, они действительно озабочены социальными проблемами, которые вроде бы никак не касаются миллионеров, им действительно больно от того, что происходит в их стране. У большинства из них есть «подушка безопасности» для этого, но все же они делают то, что, в общем-то, делать не обязаны, и делают в том числе и за тех, у кого такой возможности нет.

Та же дилемма, что была в случае Расселла и Карима, никуда не делась. Игроки НБА отказываются считать спорт исключительно развлечением, для них это способ самореализации и возможность сделать что-то для своего народа.

Они могли бы молчать и стучать мячом. Вместо этого они захотели показать, что есть вещи поважнее спорта, комфорта, благополучия и разом привлекли внимание всей страны простым тезисом: «Если вы нас не поддерживаете, то сами спросите себя почему».

Источник