• Игроки команды «Крумкачы» Павел Рассолько и Сергей Козеко попали под раздачу, когда во время марша протеста шли после тренировки. Футболистов задержали ОМОН.

«Я сам не знаю [за что], – рассказывает Рассолько. – Перепутали. Думали, что это мы с Сергеем били микроавтобус. Перепутали нас и приняли на площади. Говорят: «Где работаете?» Мы говорим: «Футбольный клуб «Крумкачы». Говорят нам: «Будете как Кокорин с Мамаевым потом вдвоем играть. Там футбола хватает».

Теперь Павлу грозит до 12 лет тюрьмы: «Суда еще не было, ничего не было. Но когда они принимали, следовали там сидели и говорили, что от 5 до 12 лет за разбойное нападение на милицию. Нас вызывали, мы давали показания. Вроде все нормально, но никто ничего не сказал. Мы подписали документы, что не имеем никаких претензий – и все».

Сергею отбили почки,  у него проблемы с позвоночником: «От удара, да. Попали ему дубинкой по спине. Просто зашел человек – побил, ушел. Зашел другой – побил, ушел. Все. Никто не задавал никаких вопросов. Говорили: «Ну что, хотите перемен? Получите».

• Форвард ЦСКА Илья Шкурин отказался играть за сборную, пока у власти Александр Лукашенко. По словам агента игрока Валерия Исаева, глава белорусской федерации футбола (АБФФ) Владимир Базанов попытался шантажировать Илью армией:

«Наша страна, впрочем, как и ваша, мы живем по указам президента, а не по закону. Есть указ президента, который регулирует службу в армии спортсменов, которые играют за национальные сборные. Был звонок мне от тренера молодежной сборной [Сергея Яромко], был звонок ему от его помощника. Конкретно сказали: «Илья, ты пойми, я ничего не могу сделать, если глава федерации [АБФФ] сказал, что обует тебя в сапоги».

В силу возраста и моей профессии у меня есть инсайды, о чем они разговаривали. Были конкретные заседания федерации, и он сказал, что обует его в сапоги. Конкретно сказал руководитель федерации [Владимир Базанов]. Этот руководитель возглавлял клуб «Динамо» Брест, он был военкомом этого города и возглавлял попечительский совет».

«Если Шкурин не приедет в сборную, то его заберут в армию». В Беларуси пытаются наказать форварда ЦСКА за позицию по Лукашенко

Главный тренер ЦСКА Виктор Гончаренко в ноябре высказался об отказе Шкурина играть за сборную так: «Абсолютно не поддерживаю. В моем понимании Шкурин приходит играть для простого мужика, который приходит после работы на заводе посмотреть на сборную. Политическая составляющая может быть разной, но ты должен играть для болельщиков, а не для главного тренера, не для главы федерации или президента страны».

Исаев не согласен с позицией белорусского тренера:

– Мягко говоря, лукавит. Очень тяжело выйти из состояния комфорта. Я знаю это по себе.

– Очень хорошо, наверное, переехать из домика на Минском море. Правильно?

– Наверное, так. И обвинять человека в этом…

– Не-не-не, мы не обвиняем.

– Да, мы обсуждаем. Констатируем это. Я, конечно, не согласен с позицией Виктора Гончаренко, с позицией людей, которые говорят, что Шкурин неправильно поступил, это сборная, она играет для болельщиков. Вы когда в последний раз общались с болельщиками? Вы откуда знаете, чем дышат фанаты? Зайдите на форумы, на трибуны – вот там болельщики. И я вижу, что большинство болельщиков поддержало решение Ильи.

• Лидер сборной Станислав Драгун в августе написал в инстаграме, что ему больно и стыдно от того, что происходило на улицах. Но он продолжит играть за сборную – за родителей, родных, друзей и белорусский народ. После этого он сыграл в сентябрьских матчах в Лиге наций (в игре с Казахстаном вышел в белой повязке – это символ протеста).

А затем у Драгуна якобы нашли коронавирус, хотя по фото было видно, что он тренируется с партнерами. На октябрьские матчи футболиста не вызвали, а сборная в решающем матче за выход на Евро проиграла Грузии 0:1. Драгун отказывается комментировать происходящее. Глава федерации футбола Базанов тоже отказался разговаривать с Савиным.

• Бывший вратарь сборной Беларуси Василий Хомутовский – одно из главных лиц протеста в белорусском футболе. Он рассказал, как звезды спорта поделились на два лагеря, за что его убрали из брестского «Динамо» и почему он больше не мечтает работать в МВД.

«Люди потеряли уважение к органам. Сейчас милицейская форма вызывает страх, ненависть и злость. Раньше это была мечта моя  [пойти в милицию], во мне сидело уважение к офицерской форме (родители Хомутовского работали в милиции), честь, доблесть. Сейчас совершенно это не чувствую».

«Я защищал Лукашенко. До прошлого лета». Монолог тренера Хомутовского, который лишился работы из-за слов о протестах в Беларуси

После выборов появилось свободное объединение спортсменов Беларуси, участники которого подписали открытое письмо с требованиями к власти. Пункты письма: за легитимные выборы, освобождение политзаключенных, остановка насилия, наказание виновных в насилии, помощь в реабилитации тем, кто попал под репрессии.

Число подписавшихся спортсменов перевалило за 2 тысячи (2050). Хомутовский рассказывает, что в отношении подписантов сразу начались репрессии: «Наши борцы – Ваховяк, Шершень. Это ребята, которые практически уже имеют олимпийские лицензии. Они входят в топ мировой, в своей весовой категории, альтернативы им здесь нет. Но их убирают из сборной, отправляют в военную часть, они прикреплены к части. Месяц они не могут тренироваться, потому что они там. За это время они увольняются, их заставляют выплатить компенсацию за разрыв контракта. Это 3,5 тысячи долларов каждый.

Ольга Мазуренок, которая марафоны бегает. Борисевич, которая бегает 800 метров. Это девочки, которые имею именные олимпийские лицензии. В легкой атлетике они именные. Ни перед чем не остановились – их убрали из сборной».

Существовало еще провластное письмо, которое большинство футболистов отказалось подписать. И туда включали всех, кто имеет хоть какое-то отношение к футболу. Из самых известных подписантов – экс-игрок сборной Беларуси Владимир Корытько. «Некоторые футболисты мне рассказывали, что их вызывали по три раза спортивные директора и говорили: «Ну вы же все понимаете». И вот эту фразу я слышу постоянно — от силовиков, от наших управленцев. Футболисты – молодцы, что не дрогнули, подписали единицы. Но те, которые подписали, я их не осуждаю, но я им больше руки не подам, потому что значит, что они подписались за насилие и то, что творится в стране», – говорит Хомутовский.

Провластное письмо также подписал мифический футболист Юрий Столешников. Это вымышленный персонаж, которого сыграл Данила Козловский в фильме «Тренер». Позже выяснилось, что в список его в шутку занес российский телеграм-канал «Методичка». Они опубликовали скриншот того, как разместили персонажа на сайт. Похоже, никакой проверки там не проводится.

• Экс-игрок сборной Беларуси по мини-футболу Сергей Подалинский тоже очутился за решеткой, хотя за несколько месяцев до этого в составе сборной белорусских милиционеров стал призером чемпионата мира. Сергей побывал в СИЗО на Окрестино – самом жутком месте Беларуси последних месяцев.

«В первые сутки в 4-местной камере нас был 21 человек. Жара страшная, солнечная сторона. Следующие сутки нас поднимают этажом выше, а там еще 17. Нас становится 38 человек в камере на четверых. Представь: Москва, метро, час-пик, без коронавируса и ты двое суток так стоишь. Ты можешь потерять сознание, но все равно не упадешь. Не хватает воздуха, под 45-50 градусов жара, все голые, все течет».

• Детского тренера Рината Шулунова ОМОН скрутил возле метро, когда он после тренировки возвращался к 11-летнему сыну, который был дома один. Тем вечером мальчик так и не дождался отца – Шулунова избивали 3 дня в изоляторе, два раза к нему вызывали врача. Дети и родители из команды Шулунова делали баннеры в поддержку тренера.

В итоге Шулунова принудительно заставили подписать бумагу, что он был на несанкционированном митинге.

• «Мисс Беларусь»-2008 Ольга Хижинкова с 2016 по март 2020 года работала пресс-секретарем брестского «Динамо». Когда в августе она вышла на митинги, то попала за решетку на 42 дня. Туда к ней специально подселяли бездомных женщин, у одной из которых была эпилепсия.

«За неделю до освобождения нам отключили отопление и забрали матрасы. В течение недели декабря мы спали на холодном полу», – рассказывает Ольга.

Никто из клуба публично Хижинкову не поддержал.

• Генеральный директор БАТЭ Михаил Залевский раньше служил в органах, но после случившегося отправил форму в мусорный бак. За этот поступок Залевскому пришлось уйти из клуба.

«Это был призыв к тем людям, с которыми я много лет провел вместе в этой системе. Мы друг друга уважали, ценили, поддерживали. Многие из них сейчас на серьезных должностях, носят погоны, некоторые даже лампасы. Поэтому призыв к ним остановить кровопролитие, перестать избивать и истязать свой народ».

• Главного футбольного блогера Беларуси Александра Ивулина лишили права посещать матчи сборной, а вскоре его самого судили.

Он говорит, что ему уже не страшно: «Раньше, когда все это начиналось, было страшно оказаться там. Мультик про Чиполлино смотрел? Там такая есть фраза: «Не бойся, сейчас в тюрьме сидят только самые лучшие люди этого государства». У нас примерно такая же ситуация. В белорусских тюрьмах сейчас почти нет уголовников, там сидят программисты, журналисты, спортсмены, менеджеры. Сейчас там сидят те, кто хочет справедливости, какой-то правды».

• Савин также поговорил с родными погибшего фаната Никиты Кривцова, который вышел на митинг и пропал, а через 10 дней его нашли мертвым в лесополосе Минска.

В версию про самоубийство они не верят. Монолог мамы Никиты Анжелики полон боли: «Зачем убивать? Мог спокойно уйти. Знала вся Беларусь, что он проигрывает на этих выборах, даже которые еще не состоялись. Люди шли с такой надеждой ,что наконец-то что-то поменяется. Что уйдет он. Нет. А сейчас все боятся. Даже все сотрудники боятся. Те же следователи, которые от всего сердца хотели бы нам помочь, но и они боятся, что их уволят… И неизвестно, что тоже могут сделать. Дали им конкретный приказ. Все. Ни одного же уголовного дела не возбудили.

Никак не может отпустить свою власть. Хотя видит, что проигрывает по всем фронтам, но нет, все равно держится, цепляется. За что ты цепляешься? Видит, что народ уже против. Так издеваться…

Не мой же один, Никита. А сколько их пропало и не нашлось? А что там на Окрестина (Центр изоляции правонарушителей) творится? Как бить девочек, как бить бабушек? Я не понимаю. Это нормальный президент, которым мы должны гордиться? Который должен был нам помогать, чтобы у нас жизнь должна быть счастливее, а он делает ее страшнее и страшнее».

Источник