От редакции. Мы в блоге футбольного клуба «Велес», который играет в ФНЛ и содержится полностью на частные средства. Его президент Евгений Шиленков здесь рассказывает о том, как устроен футбол в России и как сделать его хоть немного лучше. Новая запись – о самом актуальном, о лимите на легионеров и устройстве российских лиг.

Всем привет! В первую очередь я хочу сказать спасибо аудитории Sports.ru за то, что предыдущая запись в блоге оставила такой отклик у читателя. Сегодня я хотел бы поговорить о реформах, которые ожидаются в российском футболе, лимите на легионеров, а также поделиться своим видением дальнейшего экономического развития лиг. 

 

Парадоксально, но я вынужден больше тратить время на работу в инвестиционном бизнесе, чтобы клуб был успешным, потому что это позволяет иметь больший бюджет для финансирования клуба и служит гарантом стабильности функционирования и существования в целом. Неэффективность системы российского футбола ограничивает как появление новых профессиональных клубов, так и развитие существующих, ставя все это в зависимость от состояния дел в бизнесе у основного владельца – в российском случае это на 95% государство.

Это, в свою очередь, ограничивает внутреннюю конкуренцию в российском чемпионате, так и сказывается на выступлениях клубов и сборной на международной арене. Отчасти будет верным предположить, что российский футбол – отражение дел в российской экономике. Если взглянуть на новейшую историю российского футбола, то все успехи приходятся на тучные 2005-2008 годы, когда нефть стоила 70-120 долларов за баррель.

Наступил уникальный момент, когда от разговоров про реформы можно смело переходить к делу

Смена главного тренера сборной России – это попытка повлиять на последствия не самой эффективной системы российского футбола, сложившейся за последние 20 лет. Игроки сборной преимущественно выступают во внутреннем первенстве, которое плавно опускается в рейтинге УЕФА. Российский паспорт дает высокую зарплату и стабильное место в основном составе своего клуба, поэтому игроки упираются в комфортный потолок, тормозящий развитие футболиста.

Минимальный чек на участие клуба в РПЛ приближается к 1 миллиарду рублей (для команд, которые сражаются за сохранение прописки) – доходная часть не покрывает и половину этой суммы. РПЛ становится все элитарнее, и ее отрыв от ФНЛ по расходной части бюджета команды только увеличивается. Сборная России на август 2021-го в рейтинге ФИФА занимает 41-е место, за нашим мировым «партнером» Венесуэлой и гранича с хозяйкой будущего чемпионата мира Катаром.

В клубном рейтинге УЕФА мы пока в десятке, но, думаю, что Украина вполне способна нас подвинуть. Динамика, честно говоря, так себе. На мой взгляд, сейчас сложилась уникальная ситуация, когда в экономике страны, несмотря на санкционное давление и COVID-19, все плюс-минус стабильно и с уровнем долга к ВВП, и с темпами восстановления экономики, и с валютой – в первую очередь, благодаря бешеному росту цен на commodities в этом году, которые мы экспортируем.

Тогда как наклонная наших достижений в футболе пока плавно идет по нисходящей. Обычно корреляция между этими процессами была близка к 1, но сейчас что-то идет не так. Наступил достаточно уникальный момент, когда от разговоров про реформы можно смело переходить к делу. Находясь в диалоге с рабочей группой, созданной при РФС, я вижу его конструктивный характер. Я надеюсь, что все лиги поддержат новый регламент, который может и должен быть изменен во всех лигах, для повышения привлекательности для болельщиков, вещателей и спонсоров. Я же хочу поделиться именно своим мнением, как я вижу ситуацию изнутри. 

Моя идея очень проста. Особое внимание нам нужно обратить на низшие лиги – ФНЛ и ФНЛ-2. Создавая конкурентную среду снизу, ты подталкиваешь нижние слои, а они толкают вышестоящих вперед. 

Отмена лимита никуда не уберет футболистов с российским паспортом. Он уменьшит их заработную плату и заставит больше работать

Давайте начнем с самого обсуждаемого и актуального – лимита на легионеров. Мне, как владельцу клуба, хотелось бы видеть свободный трансферный рынок без привязки к паспорту. Что мы имеем на данный период времени? В ФНЛ-2 иностранные игроки запрещены, в ФНЛ у тебя может быть 4 легионера в заявке. Чтобы далеко не ходить: в «Велесе» у нас 4 легионера – защитник Мамаду Майга (Мали, капитан команды), защитник Филип Стаменкович (Сербия), опорный полузащитник Самину Абдуллахи (Нигерия) и нападающий Ариагнер Смит (Никарагуа). Каждый из них минимум один раз попадал в сборную тура лиги и кубка. 

Что произойдет, если отменить лимит на легионеров? Отмена никуда не уберет футболистов с российским паспортом, а лишь уменьшит их заработную плату и заставит в конкурентной среде больше развиваться и работать над собой. Условно: в мае мои игроки из старой команды хотели заработные платы, превышающие те, что мы сейчас платим легионерам. При отмене лимита их зарплатные ожидания были бы ниже. В клубах ФНЛ и ФНЛ-2 будут играть российские игроки, но за вменяемые деньги. Условно, в ФНЛ-2 зарплаты будут на уровне 50-100 тысяч, в ФНЛ – 150-200, в РПЛ – 500-1000 тысяч. А если сейчас игроки в ФНЛ получают полмиллиона, какая мотивация у них переходить в РПЛ на плюс-минус те же деньги в клуб, который борется за выживание? Сейчас существует понятие ВКС для иностранных игроков. Если клуб ФНЛ или ФНЛ-2 готов платить 180 тысяч в месяц иностранному игроку, почему нет? 

Понижение зарплаты скажется благоприятно – у них появится мотивация. Если мне в РПЛ понизили зарплату – я буду смотреть на то, что платят в Европе. Пусть даже раньше я не рассматривал для себя подобное развитие событий. Будет здоровая конкуренция, где зарабатывают лучшие. Для всего российского футбола это даст эффект, когда наши игроки наберутся опыта, интенсивности работы с мячом, тактическим навыкам в европейских чемпионатах.

За счет этого разнообразия сборная получит нового качественного игрока, не замаринованного внутренним первенством. Клубы смогут получать доходную часть при продаже игроков на международном рынке. Лимит нужно убирать минимум на 5 лет.

 

Российский футболист сегодня – продукт внутреннего пошива. Он не особо мотивирован, когда выходит на определенный уровень. У него есть паспорт, и он востребован, доходя до планки – останавливается. У европейского футболиста будущее зависит от уровня мастерства, а не от паспорта. Поэтому игроки прогрессируют, переходя условно из чемпионата Португалии, Бельгии, Нидерландов в Ла Лигу, АПЛ, Бундеслигу, Серию А. 

Недавно высказанная позиция президента Владимира Путина, конечно, будет давить на исполком РФС при принятии решения. Но нужно понимать, что мы 30 лет не выступаем на Олимпиаде не из-за лимита, а потому что у нас не конкурентоспособная среда. 

Единая система управления российскими лигами: часть доходов от РПЛ должны получать низшие лиги  

Здесь хочу начать с того, что тендер на ТВ-права РПЛ, который нас ожидает, – это позитивное изменение. Права на показ подорожают минимум в два раза. Глобально, я думаю, все российские лиги должны управляться в рамках единого органа управления. Именно он бы синхронизировал спортивную часть и обладал всеми коммерческими правами, а также был бы заинтересован в повышении маркетинговой привлекательности. 

Новый спортивный формат, который обсуждается для ФНЛ (разделение на две десятки), с одной стороны, даст зрителю больше конкурентных игр. С другой: первый вопрос, который я задаю себе – для чего мы хотим меняться? Мы хотим, чтобы было больше интересных матчей? Если что-то делать, то можно сделать что-то не то. А если ничего не делать, то сделать не то нельзя.

Для меня этого мало, я спокойно могу играть и в классическом соревновании. Важно, чтобы это способствовало увеличению зрительской аудитории как на трибунах, так и в онлайн. И ключевой момент – это монетизация. Сможем ли мы после этих изменений научиться зарабатывать? 

Если мы допускаем, что все изменения в спортивной части во всех лигах РПЛ, ФНЛ, ФНЛ-2 дадут больше зрительского интереса, значит нужно обсуждать стоимость ТВ-прав, коммерческих доходов и рассчитывать на максимум выручки. Первый пул денег, которые лиги получат от данного изменения, должен быть в одном котле. Единая организация управления должна быть правообладателем всех лицензионных прав на спонсорство и показ.

Очевидно, что РПЛ не может получать всю выручку. Большую часть должны получать клубы РПЛ, но 20-25% от ТВ-прав и коммерческих прав должны получать клубы ФНЛ и ФНЛ-2. Это необходимо для того, чтобы в ФНЛ и ФНЛ-2 у клубов была мотивация развиваться, компенсировать часть расходов на нижнем уровне. Сейчас от лиги клуб ФНЛ получает в районе 10 миллионов рублей в год. При этом средний бюджет 250-300 миллионов. Наш футбол должен научиться зарабатывать снизу вверх. 

И здесь я хотел бы перейти к идее того, как мы могли бы ускорить процесс развития низших лиг и клубов из ФНЛ-2 и ФНЛ. Нужно увеличить бонусный пул для ФНЛ и ФНЛ-2. Сделать возможным окупать часть бюджета за счет выступления в лигах. 

«Зенит» вряд ли заметит потерю 10-15% своего бюджета, а вот российский футбол точно ощутит на себе влияние этих денег

Смысл идеи: высшая лига – это взбитые сливки, удовольствие для элит и наслаждение для болельщика. 

ФНЛ и ФНЛ-2 – лиги, от которых зависит то, что потом будет выступать в РПЛ, поэтому стимулирование этих лиг – ключевой аспект, наряду с юношеской лигой, в развитии российского футбола.

Ключевой организм – клуб, на котором лежит ответственность за академию, инфраструктуру и профессиональную команду. У клуба, как и любого нормального живого организма, должна быть естественная, а не искусственная мотивация брать ответственность и заниматься этой деятельностью, с задачей получения максимального результата.

Зачем это нужно делать. С позиции государства, помимо здорового населения, нам нужна сильная сборная, которая будет достойно выступать на всех европейских и мировых соревнованиях, и которой будут гордиться десятки миллионов россиян, что безусловно увеличивает лояльность к действующей власти. Создание высокой конкурентной среды на всех уровнях способствует появлению конкурентного продукта на верхнем уровне.

Как это работает. Стимулирование клубов из низших дивизионов (ФНЛ и ФНЛ-2) плюс ЮФЛ создает естественный отбор на уровне клубов и футболистов, позволяющий лучшим не просто попасть в элиту, но и быть максимально подготовленными и конкурентоспособными в ней. 

Что такое стимулирование. Бонусный пул, распределяемый по спортивному принципу с дополнительной мотивацией за привлечение аудитории.

Бонусный пул. Это спонсорские деньги плюс коммерческие и телевизионные/стриминговые права на показ матчей. 

Участники 

ПФЛ – 60-70 клубов 

ФНЛ 1 – 10 клубов

ФНЛ 2 – 10 клубов

Средний бюджет 

ПФЛ – 50 млн рублей на клуб

ФНЛ 1 и ФНЛ 2 – 200 млн рублей на клуб

Распределение ПФЛ 10-30 млн на клуб

Распределение ФНЛ 50-150 млн на клуб

Бонусный пул

ПФЛ – 1-1,5 млрд рублей в зависимости от количества участников 

ФНЛ – 2 млрд рублей 

 

У любой команды лиги будет возможность закрывать свои расходы футболом, а не за счет финансового состояния местного бюджета или частного владельца

В ПФЛ бюджет команд колеблется от 30 до 100 млн рублей. Клубы с задачами идут по верхней планке, без задач – по нижней. У каждой команды есть возможность закрыть 30% своего бюджета, исходя из расстановки сил на бумаге. Но по факту команда с самым маленьким бюджетом стремится подняться как можно выше, чтобы закрыть 50-75% от расходов бюджета в зависимости от места в таблице. Они будут лучше работать на этапе селекции, брать молодых игроков с низкими потребностями в деньгах, качественнее с ними работать в тренировочном процессе. Плюс такая работа может дать трансферы, что потенциально может добавить 25% от доходов бюджета. Если добавить сюда отдельный бонус за посещаемость на трибунах или активации со зрителями плюс просмотры в онлайн, то это будет вишенкой на торте.

Часть суммы, полученной клубом, можно обязать тратить на академию и инфраструктуру (предположим, 25-30% от суммы в год) и обязательно предоставлять целевой отчет об использовании этих средств. Таким образом клубы без турнирных задач на бумаге по факту будут играть за деньги, и турнирные задачи вылезут сами собой. Это снизит число проходных матчей вне зависимости от схемы проведения турнира. За этим повышается уровень сопротивления в лиге, повышается ее конкуренция. По итогам такого соревнования команда, занявшая первое место, будет не просто лучшей в дивизионе, но и подготовленной к борьбе на более высоком уровне. 

У любой команды лиги есть возможность закрывать свои расходы непосредственно игрой в футбол, а не за счет финансового состояния местного бюджета или частного владельца. Я думаю, что это может привлечь открытие новых клубов, для которых чек за участие раньше был неподъемным, а стимулы – непонятными. 

Примерная схема распределения средств:

Победитель дивизиона – 30млн;

2-е место, если оно участвует в стыках с ФНЛ – 27млн;

3-е место – 25млн;

16-е место (последнее) – 10млн и далее плюс 1 млн за каждое место выше. Команда, занявшая 4-е место, в итоге получит 22млн;

Общий пул на дивизион из 16 команд составит 290 млн по спортивному принципу; еще 10 млн можно сделать дополнительным бонусом за самую высокую посещаемость на домашних матчах и за лучшие активации с болельщиками (по 5 млн каждый). Итог – 300 млн на сезон для одного дивизиона, 1,2 млрд для четырех дивизионов на 64 команды или 1,5 млрд на пять дивизионов

 

Необходимо сделать среду максимально конкурентной – победитель ФНЛ должен получать 150 миллионов рублей

В ФНЛ бюджет команд колеблется от 120 млн до 450 млн рублей с таким же соотношением бюджеты/задачи, как и в ПФЛ. Логика с компенсацией 30% от затраченных средств остается прежней. Смысловая нагрузка примерно такая же: есть стимул покрыть финансирование за счет более эффективной работы, а это в свою очередь скажется и на работе с футболистами, и на их выступлении на поле.

Тут есть одна сноска. Она применима и к ПФЛ. Я рассуждаю, исходя из предпосылки, что мы живем и работаем в естественных условиях, где результат зависит от качества работы, а не от пухлости кошелька. И возврат на вложенные деньги в терминах не только спортивного результата, но и самих денег также критически важен. Это не совсем бьется с идеологией государственных клубов, хотя возможно кому-то из мэров или губернаторов такой подход понравится больше, чем существующий. Плюс, насколько я знаю, субъекты федераций и муниципалитеты в социальных программах (например, постройка школ или больниц) действуют по принципу софинансирования. Подобный принцип можно применить и для футбола, который, если содержится на местном бюджете, тоже несет социальный аспект. Если добавить к этому еще и налоговые послабления для частных денег, финансирующие футбол, в виде отмены налога на прибыль с этих сумм у корпорации или физлица, то принцип софинансирования можно применить и к негосударственным деньгам.

Клубы ФНЛ также важно обязать доводить инфраструктуру до максимально возможной вплоть до участия в РПЛ. Схемы и принципы, заложенные в ПФЛ, работают и здесь: сделать среду максимально конкурентной, чтобы побеждали лучшие не по бюджету, а по качеству работы, и поднимались на верхний уровень команды, способные его держать без замены состава на 50% и более. Подобная среда может привлечь внимание специалистов из других областей, из бизнеса, которые своими компетенциями могут вывести клубы на новый уровень менеджмента, который мы видим пока в РПЛ.

Победитель – 150млн

2-е место – 140 млн

3-е место (стыки) – 130 млн

5-10 места – 125-100 млн с понижением на 5 млн за место

11-16 места – 95-70 млн с понижением на 5 млн за место

17-20(вылет) – 50 млн каждому

Итого: пул по спортивному принципу составит около 1,8 млрд рублей. Я бы добавил сюда те же бонусы, что и на ПФЛ, и дополнительный бонус за просмотры в онлайн. Можно сделать каждый приз по 15 млн рублей, что будет разумно с учетом статусов лиг. 

Я хотел бы, чтобы у ФНЛ и ПФЛ был свой генеральный спонсор, например, такой как «Газпром», который бы мог простимулировать рост профессионализма клубов и игроков, вознаграждая команды по спортивному принципу, мотивируя их вкладываться в развитие игроков, тренерского состава, материально-техническую базу, своих воспитанников и т.д. «Зенит» вряд ли заметит потерю 10-15% своего бюджета, а вот российский футбол точно ощутит на себе влияние этих денег.

Благодаря этому я прогнозирую увеличение общего числа клубов в профессиональном футболе, у которых появится стимул двигаться выше, развитие академий и материально-технической базы у клубов ПФЛ/ФНЛ, создание новых рабочих мест, а значит и больших возможностей для развития в первую очередь молодых футболистов. А главное – создание той конкурентной среды, из которой ребята вроде Ильи Самошникова, который играл за «Велес», смогут чаще заявлять о себе и двигаться в своем развитии. 

Спасибо всем за внимание, мне будет интересно прочитать обратную связь.

Источник