Финал Евро-2020 сыграют на «Уэмбли» – на том самом месте, где Англия в 1966-м стала чемпионом мира, а в 1996-м проиграла полуфинал чемпионата Европы. Правда, это случилось еще на старой арене, которую Пеле называл «собором, столицей и сердцем футбола».

Англичане перестроили культовый стадион в начале 2000-х: запланированная реконструкция вместо пары лет заняла почти десятилетие. Новый стадион в сравнении с легендарной ареной называли бездушным, но этот чемпионат дает «Уэмбли» новую жизнь, он впервые становится настоящим домом сборной. Не хватает только еще одной победы.

Дария Конурбаева съездила на северо-восток Лондона и посмотрела, как живут окрестности «Уэмбли» сегодня.

На старом стадионе символом стали не только «Башни «Уэмбли», но даже ведущие в ложу ступеньки

Старый «Уэмбли» построили к Британской Имперской Выставке 1924-25 годов. Задачей мероприятия было укрепление связей между метрополией и колониями, а логика события была очень похожа на московский ВДНХ: во Дворцах Промышленности, Техники и Искусства выставлялись последние достижения 56 стран (из 58, входящих тогда в состав Британской Империи) в различных областях, а всего выставку за полтора года посетили 27 млн человек.

Emperial Stadium (название «Уэмбли» он получил уже после выставки), открытый в апреле 1923-го Королем Георгом V (дедом Елизаветы II), стал главной спортивной площадкой выставки. Архитекторы смешали в проекте стадиона черты римского колизея и стиль Великих Моголов (к нему принадлежит индийский Тадж-Махал). Одним из главных проектировщиков был сэр Роберт Макальпин: основанное им одноименное архитектурное бюро уже в XXI веке работало над Олимпийским стадионом в Лондоне и «Эмирейтс».

Главной чертой арены стали «Башни Уэмбли»: две белые 38-метровые с флагштоками наверху, украшающие центральную трибуну.

Как и остальные сооружения, «Уэмбли» планировался как временный, но от сноса его спас сэр Джеймс Стивенсон – шотландский председатель оргкомитета выставки, предложивший сохранить арену и сделать ее главным футбольным стадионом страны.

Проблемой стало то, что выставка обернулась финансовой катастрофой, а «Уэмбли» начали быстро называть «белым слоном» – английская идиома, означающая что-то, что необходимо содержать, но что не приносит никакой пользы.

«Уэмбли» был куплен риелтором Джеймсом Уайтом, который планировал снести его и застроить территорию новым жильем. Но в 1927-м после месяцев переговоров арену за 125 тысяч фунтов (1/6 изначальной цены на постройку стадиона) выкупил бизнесмен Артур Элвин, заработавший состояние на Британской Выставке: он начинал как владелец маленького табачного киоска и купил стадион в ипотеку с первым взносом в 12 тысяч фунтов.

Элвин быстро наладил связи с Футбольной Ассоциацией: на стадионе проводили финалы Кубка Англии, а после войны сюда переехала и сборная. После чемпионата мира 1966 года «Уэмбли» приобрел культовый статус, а легендарными стали даже ступеньки, ведущие в правительственную ложу. Чтобы получить кубок или медали, футболистам нужно было сделать 39 шагов.

Параллельно на стадионе проходили соревнования Олимпиады 1948 года, многочисленные турниры по регби, мотогонкам и даже гэльскому футболу, а также музыкальные концерты, включая легендарный фестиваль Live Aid 1985 (благотворительный фестиваль, прошедший одновременно в Лондоне и Филадельфии, организованный с целью сбора средств для помощи пострадавшим от страшного голода в Эфиопии 1984—1985 годов).

Перестройку затеяли в конце 1990-х, но три года не могли согласовать даже снос «Уэмбли»

К 1990-м стадион стал объективно устаревать, и в 1998-м впервые представили проект «Нового Уэмбли». В планах много говорилось о «стадионе на десятилетия» и финансовой выгоде от более современной арены, трибуны должны были вмещать до 90 тысяч зрителей, но публику ужаснул единственный факт: в новом проекте не нашлось места «Башням-близнецам», легендарный фасад собирались снести.

Еще в 1970-х башни получили статус Grade II – это британский аналог объектов наследия ЮНЕСКО. Под второй категорией подразумеваются «особенно важные здания, вызывающие более чем особый интерес». Такой же статус имеют знаменитая электростанция в Баттерси и Ливерпульский метропольный собор.

Городской совет района Брент, в котором находится «Уэмбли», сразу заявил, что не даст разрешения на перестройку, если башни будут разрушены. В ответ тогдашний министр спорта Тони Бэнкс заметил, что башни – это просто «бетонные блоки». По проекту на их месте находился бы центр поля нового стадиона, а перенести башни из-за их хрупкости было бы просто невозможно.

Последний матч на старом «Уэмбли» провели в октябре 2000-го: Германия в отборочной игре к ЧМ-2002 победила хозяев 1:0. За месяц до этого компания Multiplex подписала контракт на постройку новой арены, которая должна была обойтись в 326 млн фунтов и закончиться к финалу Кубка Англии 2003 года.

В реальности работы заняли гораздо больше времени. К маю-2001 Футбольная ассоциация заявила, что правительство саботирует стройку, отказываясь согласовывать проект. Финальные переговоры заняли еще несколько месяцев: в 2002-м организация Английское Наследие, отвечающее за статус «Уэмбли», дала добро на перестройку без башен.

Снос старой арены начался в декабре 2002-го, через два года после ее официального закрытия. «Башни-близнецы» разрушили последними, уже в 2003-м.

 

Главным архитектором нового проекта стала компания Foster and Partners. Среди ее работ Лондонская мэрия, мост Миллениум, проект реновации берлинского Рейхстага и небоскреб The Gherkin в лондонском Сити.

Реализовывать задумку применительно к спорту помогало бюро Populous, спроектировавшее множество американских аренд для самых разных видов спорта, а также стадионы «Лиона», «Тоттенхэма» и «Казань-Арену».

Возведение начали с арки, стройку преследовали несчастные случаи и забастовки

Первой готовой частью стадиона стала знаменитая арка «Уэмбли»: ее собирали на земле одновременно с нижними ярусами, а в мае 2004-го подняли на высоту 133 метров в верхней точке. Конструкция моментально стала символом стадиона, хотя в действительности выполняет важную функцию: поддерживает и перераспределяет вес крыши.

Стройка шла не так легко, как хотелось бы заказчикам. В январе 2004-го на площадке из-за падения строительных лесов погиб рабочий, а в августе того же года случилась забастовка строителей, после того как 200 из них уволились из-за неоплаченных сверхурочных часов работы.

К 2005 году ФА поняла, что строительство сильно отстает от заявленных сроков, и для финала Кубка Англии-2006 вновь забронировала стадион «Миллениум» в Кардиффе, который принимал решающие матчи во время реконструкции «Уэмбли». Multiplex катастрофически опаздывал, и в августе Guardian опубликовала часть контракта, по которой компания должна заплатить по 120 тысяч фунтов за каждый день сверх срока, а максимальный штраф мог составить 14 млн фунтов.

В ответ на это в декабре строители заявили, что потеряли уже 70 млн из-за сложностей в реализации проекта. Через месяц претензии зашли дальше: Multiplex говорил о неправильном типе бетона, который пришлось использовать для фундамента стадиона.

К февралю фирма объявила, что с вероятностью в 70% стадион будет готов к финалу Кубка в мае. В ответ на это The Sun выпустила расследование о том, что 3500 работников на стройке принимают марихуану или кокаин. Компания начала внутреннее расследование, одновременно опубликовав итоговые потери за годы работы: 183 млн фунтов.

Параллельно шли споры, нужен ли сборной вообще свой стадион: в Германии, Италии и Испании национальные команды прекрасно играют на клубных аренах, не имея постоянной прописки. Кубковые финалы прекрасно принимала арена в Кардиффе, а сборная колесила с вынужденными гастролями по стране, играя матчи в городах, куда раньше большой футбол не добирался. Пока стройка казалась бесконечной, недовольство росло все сильнее.

Несчастья продолжились в 2006-м: в марте под стадионом прорвало канализацию из-за небольшого движения подземных пластов, но профсоюзы утверждали, что трубы были изначально неправильно установлены, а починка займет месяцы. Подрядчик обещал, что это не помешает открытию стадиона к 31 марта 2006-го, но накануне сдался: «Уэмбли» не примет зрителей до следующего года.

Все начало налаживаться к лету: в июне на поле уложили газон.

Окончательно арену передали Футбольной Ассоциации 9 марта 2007 года. Итоговую стоимость проекта оценивают более чем в 1 млрд фунтов (при изначальном смете в 326 млн).

Как «Уэмбли» выглядит сегодня

Новый стадион запустил реновацию всего района. Если раньше эту удаленную от центра Лондона часть города занимали преимущественно старые домики (в одном из которых рос Рахим Стерлинг) и промышленные зоны, то сейчас Уэмбли – один из самых современных районов столицы.

Стерлинг вырос в 300 метрах от «Уэмбли». Мы нашли его дом – оттуда и правда прекрасный вид на арку стадиона

Во внешнем виде Уэмбли доминируют две вещи: арка стадиона и бесконечные строительные краны.

Со ступеней станции метро Wembley Park открывается лучший вид на променад. Интересно, существует ли статистика, сколько болельщиков попадало с этой лестницы, стараясь перед матчем сделать лучший кадр. 

 

Верный признак перерождения района – появление модных кофеен. 

По обеим сторонам променада, ведущего от станции к стадиону, отстроили гостиницы, студенческие общежития и жилые дома. До центра города отсюда можно добраться за 20 минут на метро. 

Все свежее и новое.

На переднем плане – комплекс с ресторанами и барами Boxpark, за ним – очередное строительство нового жилья. 

Новые дома подобрались к стадиону максимально близко.

Перед матчем с Данией, когда вокруг несколько часов подряд шумели болельщики, казалось, что жить здесь могут или футбольные фанаты, или люди, уезжающие из города в дни матчей.

Жилым кварталам нужен большой торговый центр – на Уэмбли он тоже есть.

Именно здесь открылся первый в Лондоне магазин Amazon Fresh, позволяющий совершать бесконтактные покупки. Вы просто регистрируете свой Amazon-аккаунт на входе, набираете продукты в корзину и выходите из магазина, а многочисленные камеры считывают ваше движение и штрихкоды – и автоматически без касс снимают деньги с вашей карты.  

Вне матчей о футболе здесь почти ничего не напоминает.

Только огромное количество отелей: многие журналисты во время Евро остановились именно здесь.

Арка – даже над детской площадкой.

SSE Arena слева – еще одно наследие Британской Выставки. В 1920-х внутри был бассейн и спортивный комплекс, сейчас – концертная площадка на 12,5 тысяч зрителей. 

Отели, жилье, стадион, представители всех национальностей и религий – так Уэмбли выглядит сегодня.

И ренновация продолжается, расползаясь все дальше и дальше от арены. 

Новое жилье – и вид на старую часть Уэмбли, которую отделяет от стадиона железная дорога.

Репутация нового стадиона испортилась, как только Англия не вышла на Евро-2008

Если район вокруг стал модным, как только сюда завезли стильное жилье, торговый центр и пару хороших ресторанов, то новой арене пришлось выдерживать сравнения с легендарным предшественником. Они были не в ее пользу: кубковые финалы теперь выглядели непривычно и неуютно, а центральные сектора занимали вип-ложи. Из-за этого на ТВ-картинке несколько минут в начале таймов пустела середина трибуны: элитные зрители доедали десерт в ресторанах подтрибунки (это до сих пор происходит даже на больших матчах).

Окончательно репутацию испортил отбор на Евро-2008. В последнем матче Англия проиграла Хорватии, и новый стадион начал ассоциироваться с грустным Стивом Маклареном под огромным зонтом.

Выиграть с таким изображением конкуренцию у Бобби Мура, поднимающего на поле старого «Уэмбли» кубок мира-66, было сложно.

Стадионам сборных нужны большие события, чтобы стать легендарными. «Стад де Франс» открыли в январе 1998-го – и через 6 месяцев Франция выиграла на нем ЧМ. Шведы открыли «Френдс Арену» товарищеским матчем с Англией – и великим голом Златана через себя.

Новые «Лужники» освятились матчем с Испанией и послефинальным ливнем-2018.

«Уэмбли» же не строился для большого турнира – скорее наоборот, хотел как можно скорее забыть послематчевые пенальти в полуфинале Евро-96 с Германией. Оттого матчи на нем проходили в максимально безликой атмосфере: стадион загорался эмоциями только на кубковых клубных финалах, а матчи сборных здесь всегда смотрелись в отвратительной тишине, раз в тайм прерываемой гимном Англии.

Так было до Евро-2020.

Благодаря успехам Англии «Уэмбли» научился смотреть матчи стоя, отчаянно поддерживать сборную, даже когда Дания забивает первой, и не замолкать ни на минуту хоть из 90, хоть из 120.

До статуса легендарного новому «Уэмбли» не хватает только Харри Кейна, в стиле Бобби Мура поднимающего над головой кубок Европы.

Вы знали, что на воротнике каждого игрока сборной Англии уникальный номер? У Саутгейта – 1071-й, а у Кейна – 1207-й

«Когда тебя лупят здоровые мужики, быстро учишься». Путь Пикфорда – от 6 аренд на дно Англии до рекорда Бэнкса

«Уэмбли» было все равно на пенальти. За сборную Англии еще никогда не болели так яростно

Источник