Пожалуй, ключевой сюжет чемпионата России по биатлону – успехи Натальи Ушкиной под новость о ее переходе в сборную Румынии.

24-летняя спортсменка из Мордовии взяла два личных серебра и золото, обыграв всю основу. Но ее самой в основе точно не окажется – Наталья еще в августе договорилась с Румынией. Все решено, и Ушкину не удержит даже включение в расширенный состав России на олимпийский сезон.

И поскольку Наталья с 2017-го не выступала за Россию на международных соревнованиях, ей не нужно выжидать карантин – СБР еще прошлым летом отпустил спортсмену без проблем.

Sports.ru связался с Ушкиной, чтобы узнать о трансфере чуть больше.

• «Я ни в коем случае не отменю переход, мое мнение не поменялась. Даже если бы не было такого успешного чемпионата России, я бы все равно уехала. Гражданство у меня есть, паспорт получила несколько недель назад.

Все решилось еще в прошлом году: меня позвал президент федерации биатлона Румынии, предложил переезд мне и моему мужу Александру. Там же есть русские тренеры и спортсмены, которые уехали раньше – они помогли связаться, и мы с президентом созвонились и все обсудили.

Честно, мы с мужем размышляли недолго, меньше суток. Я давно к этому шла, это накапливалось. В России очень большая и не очень понятная конкуренция, взять хотя бы прошлый год: меня не включили даже в расширенный состав, хотя по рейтингу я 8-я, завоевала медаль с ЧР – то есть прохожу как минимум в резерв.

Если у тебя есть медаль ЧР, ты автоматом попадаешь хоть куда-то, но этого не произошло. Ну и я психанула: все, буду переходить. Хотелось оказаться в Европе – если бы не получилось с Румынией, то, наверное, для начала поменяла бы регион. По условиям, по обеспечению там все нормально, но были личные причины.

• Сейчас меня включили в расширенный состав России за счет успешного выступления на ЧР – хотя в рейтинге я 31-я. Для меня этого ничего не меняет: с Румынией я все решила, это точно. Моя ошибка – в интервью после масс-старта на вопрос о Румынии ответила: не знаю… Так вышло, просто не подумала, и все начали писать: Ушкина передумала, останется в России. Нет, не передумала.

В этом сезоне у меня серьезный прогресс, потому что летом-осенью я тренировалась отдельно от команды, с мужем – все за свой счет. Понятно, что каждый год ты думаешь об улучшении результата, но в этом сезоне все действительно сложилось – мы вдвоем провели несколько сборов в Саранске, один раз выезжали в Абзаково (Башкирия).

• С Румынией будет проще готовиться к стартам, не придется думать о постоянных отборах, которые есть в России. Первая цель – Олимпиада, хочется хорошо подвестись к ней, все успеть. Подчеркну, что я не против России, не собираюсь никого и ничего критиковать – просто хочется меньше думать об отборах и получать больше поддержки.

В Румынии отличный биатлонный комплекс – Кейле-Градиштей: там можно и тренироваться, и жить, хорошая высота (1290 метров – Sports.ru). Хочу нанять репетитора по языку, уже знаю несколько слов и выражений для коммуникации – доброе утро, приятного аппетита, спасибо.

Мы уезжаем с мужем, многое в бытовом плане поймем уже на месте – сейчас у меня не так много подробностей. Мне сказали, что сам переезд состоится в мае – до этого времени буду в Саранске, отдыхать дома, как и все».

***

В последние годы между Россией и Румынией будто открылся портал: уехали Анастасия Толмачева, Елена Чиркова, Анатолий Оськин.

Вместе с Ушкиной летом 2020-го СБР отпустил и Дмитрия Шамаева. При том, что там и так работают наши люди: тренеры и персонал.

Объективно, потери не выглядят болезненными – никто по результатам пока не вырос в Анастасию Кузьмину или хотя бы в Елену Кручинкину, которая после смены гражданства прибавляет в Беларуси. Но кучный отток российских биатлонистов в Европу, в страну из третьего десятка Кубка наций – хороший повод базово понять, как там все устроено.

Первое же знание – любопытное: в румынской федерации не приветствуют интервью спортсменов (даже спокойные), поэтому ниже обойдемся без фамилий. Но вся информация – от российских легионеров, участников процесса.

• Биатлонистам на все межсборья предоставляют гостиницы при комплексах. Помимо Кейле-Градиштей – главной национальной арены, которую упомянула Ушкина, тренироваться и стрелять можно на стадионе Предял (горнолыжный курорт); еще есть лыжный комплекс Бучач на высоте 2000 метров. Преимущественно биатлонисты находятся, конечно, там, где оборудованы стрельбища.

• В Румынии клубная система – по сути, то же самое, что наши регионы, только там деление не территориальное и деньги не государственные, а частные. Существует несколько мелких клубов и два основных – «Динамо» и «Стяуа», как в России полицейское и армейское ведомства.

Наши биатлонисты на контрактах с клубом «Стяуа» (при этом не военнослужащие), там множество видов спорта, в том числе командные. Легионеров тоже хватает, для Румынии это нормально. Условия попадания в сборную такие: нужно выполнить норматив по результатам, который выставляет клуб. Если выполняешь – для тебя будет зарплата, обеспечение по экипировке, сборам и пр.

• Наши биатлонисты (и Ушкина в том числе) выбирают Румынию ради возможности выступать на международных соревнованиях. В России – с обилием спортсменов сопоставимого уровня, сложностью отборов и другими неочевидными факторами – пробиваться в основу сложнее.

Денежный аргумент в пользу Румынии тоже весомый – легионеры чувствуют себя неплохо: зарабатывают плюс-минус наравне со спортсменами сборной России (не считая лидеров-медалистов) и в разы больше, чем сами же получали в регионах.

• По завершении спортивной карьеры есть возможность остаться в Румынии – например, на позиции тренера. Вакансии есть, а знания точно востребованы, так что вопрос только в заинтересованности наших спортсменов.

• В основном биатлонисты попали в Румынию тоже благодаря русским – по рекомендации одного нашего тренера. Муж Натальи Ушкиной – Александр Сарафанников – котируется как сервисмен, его тоже пригласили в бригаду.

• Легионеры ценят не только возможность спокойно выступать на Кубке IBU и Кубке мира. Вот цитата, хорошо раскрывающая их идеи:

«Когда биатлонисты попадают в сборную России, то видят, что там понятие индивидуального вида спорта теряет первозданность и смысл. Идет централизованная подготовка с маленькими поблажками для кого-то, но в целом если ты не готов к такому формату, то жесткая селекция оставляет тебя дома. Если ты попал в сборную, то тренируйся по общему плану. В Румынии не так.

Нас одновременно называют предателями страны и теми, кто бежит от конкуренции. Но тут есть противоречие: если мы бежим от конкуренции – значит, мы неконкурентоспособны, и тогда чего нас вообще держать? Какой интерес мы можем представлять для страны как биатлонисты?

Ну и еще один момент для тех, кто не считает нас патриотами. От российского гражданства никто не отказался – мы граждане нашей прекрасной державы. Но второй паспорт – Евросоюза – открывает новые границы и возможности: начиная с безвизовых въездов, заканчивая покупкой недвижимости, трудоустройством во всем Евросоюзе – почему нет?»

• Если у вас вдруг сложился образ Румынии как идеальной тихой гавани для биатлона, то это не совсем верно. Поводов для недовольства у наших легионеров достаточно – и, вероятно, откровения пойдут чуть позже. Как шутят русские румыны сейчас: это же Трансильвания, без загадок и мистики никак.

Глобально никто не пожалел о переходе, но разница в менталитетах, а также само обустройство биатлонной Румынии сказываются на восприятии/отношениях/прогрессе команды.

Источник