Челябинск снова в большой игре.

Весной 2013-го «Трактор» вышел в финал Кубка Гагарина и в целом был самой играющей командой того плей-офф. Казалось, что это начало новой эры, но ожидания оказались обманутыми. Евгений Кузнецов все-таки уехал в НХЛ (перед этим пропустив кучу игр из-за травм), Валерий Белоусов завершил тренерскую карьеру, а главный патрон клуба Михаил Юревич сменил статус – из губернаторов он стал подозреваемым и сбежал из России.

После пиковых сезонов большую часть времени клуб контролировали условные «магнитогорские» – и это было буффонадное время, когда в составе играли сыновья генменеджера, председателя гордумы и тесть директора клуба (а сам директор Иван Сеничев лично звонил болельщикам, которые писали неправильные вещи). После смены губернатора в клуб пришла новая власть, которая под лозунгами возвращения воспитанников забила клуб клиентурой агента Юрия Николаева и привела неплохой состав к 11-му месту.  

Единственный светлый период в эту странную пятилетку был связан с Анваром Гатиятулиным, который вытащил не особенно звездную команду к третьему месту на Востоке и финалу конференции в сезоне-2017/18. Но менеджеры не продлили контракт с тренером, за что получили очередную порцию ненависти от болельщиков – а Гатиятулин вошел в «генштаб» СКА.

Два унылых года местная фанбаза требовала возвращения успешного тренера – и он вернулся (хотя это вряд ли бы случилось без прихода в Питер Валерия Брагина). Летом многие хохотали над презентацией нового стиля «Трактора», где были собраны все надоевшие штампы про «современный хоккей» и «пять в обороне, пять в атаке», но Гатиятулин дает результат: Челябинск – снова третий на Востоке и пропускает даже меньше, чем ЦСКА. Как это получилось?  

Отступление: оммаж селекции 

Перед тем, как поговорим о Гатиятулине, надо отметить, что летом «Трактор» провел чуть ли не самую мощную селекционную работу в лиге. Иностранцы в «Тракторе» были неплохие и в прошлом году, но пара трансферов превратили бригаду легионеров в одну из лучших в лиге, а потолок зарплат позволил пооткусывать тех, кто оказался не нужен базовым клубам.

Сергей Калинин в ЦСКА бегал в нижних звеньях – нигде нижние звенья не имеют простора для творчества, а в системе Никитина особенно. Алексея Бывальцева после лучшего сезона в карьере выдернули из «Амура» в СКА как будто ради количества – в Питере он захандрил.

Роман Манухов один раз выдал бомбовый сезон, когда играл в скрытой аренде за «Кузню» – после этого он прокатился по маршруту Ярославль – Казань – Балашиха, но везде атакующий защитник явно не мог тягаться с топами и отправлялся в третью пару. В Челябинске у этих игроков много игрового времени – и они тащат клуб.

Даже с учетом того, что прошлогодний сезон был провальным, менеджмент «Трактора» проводил неплохие трейды. За Никиту Жульдикова (расторгнут «Салаватом» после 0 матчей в основе), Владислава Сухачева (расторгнут «Салаватом» после 2 матчей в основе) и Йессе Виртанена (два очка в 20 играх за «Ак Барс») клуб получил двух центров в топ-9, второго вратаря, а еще полезного домоседа и центра для глубины. Только так можно работать в условиях, когда твои финансы не самые выдающиеся – и можно вспомнить, что спортдиректором клуба работает Роман Беляев, ученик Леонида Вайсфельда.

Гатиятулин как челябинский self-made man 

Странно, но в постоянных подборках «Х молодых главных тренеров КХЛ» Гатиятулин появляется очень редко, хотя ему сейчас только 44, а «Трактор» он впервые возглавил только в 39 лет. Возможно, кому-то сложно представить, что костюм-тройку, который предпочитает тренер, могут носить люди младше 50 лет.

Его первый приход в «Трактор» – результат резкой смены концепции. В команде работал Андрей Николишин, который до этого вообще не был тренером и стал символом того, как бывшим игрокам дают сразу клубы КХЛ. Гатиятулин же 4,5 года возглавлял «Белых Медведей» в МХЛ, входил в штаб Брагина на МЧМ-2015, а также имел статус «воспитанник челябинской школы» – поэтому его назначение восприняли положительно.  

Хотя тепло быстро пропало. Гатиятулин давал результат, но не белоусовскими кружевами, а жесткой оборонительной системой. В сезоне-2016/17, например, у «Трактора» была четвертая защита в лиге, а атака была пятой – только с конца. Гатиятулина критиковали за скуку на льду, а еще за то, что он вообще ставил в состав «сыновей» типа Губарева и Мамаева, о которых упоминали выше.

Только и ресурсы у того «Трактора» были ограничены: после ухода связки Глинкин – Попов в «Ак Барс» сильных русских лидеров в расцвете сил не было, а большинство приглашенных легионеров вылетали с травмами и помочь команде не могли. Через год сильные иностранцы в клубе появились – и уже можно было чуть больше атаковать. Челябинск весной 2018-го в последний день регулярки залетел на третье место конференции и пошумел в плей-офф, дойдя до финала Востока. 

Именно тогда широкая аудитория увидела принципы хоккея Гатиятулина. Оборона была надежной, но порой сверхпассивной – мне запомнилось, как в гостевых матчах с «Салаватом» челябинцы иногда просто выстраивались пятеркой в ряд на синей линии, а Умарк и компания утыкались в этот черно-белый частокол. 

При такой оборонительной стратегии можно было ожидать и тупых вбросов в атаке, но лидеры того «Трактора» спокойно творили в чужой зоне, не опасаясь того, что их усадят на лавку за пару лишних финтов. 18-летний Виталий Кравцов спокойно накручивал защиту «Салавата», хотя он не всегда получал и 10 минут за матч. В той серии плей-офф Челябинск порой жестко урабатывали по броскам – но важнее было не количество, а качество – и создавать креатив жесткий тренер позволял.

Стиль Гатиятулина: пахать до конца

Две недели назад «Трактор» приехал в Питер и с номинально вторым вратарем в воротах победил всухую. После матча центр СКА Владислав Каменев сказал прессе: «Мы просто не реализовали свои моменты. Соперник действовал хорошо… Они показывают такой хоккей, что и сами ничего не делают, но и другим не дают». Насколько это правда? 

Вообще, если максимально упрощать, то стиль «Трактора» действительно можно назвать откатом – у челябинцев вы почти не увидите, как два форварда идут за чужие ворота или как целая тройка высоко расставляется, чтобы перекрывать направления атаки. Когда соперник «Трактора» расставляется и ищет варианты для начала атаки, игроков прессингует чаще всего один форвард – но если он это делает, то выкладывется на полную. 

И мы можем (без обид) подмечать, что Виталий Кравцов иногда как будто засыпает во время матча и часто отправляется на лед после незамеченного силового, но он тоже выкладывается на полную, когда после вбрасывания идет в единоборство с соперником. «Трактор» всегда играет плотно, цепко – вообще «цепко» чуть ли не главное слово, которое приходит в голову при взгляде на их оборонительную модель. 

Какой-то четкой схемы игры в нейтральной зоне у «Трактора» нет – иногда это и старые-добрые 1-4, когда только один игрок оказывает давление, а остальные служат буйками, за которые нельзя заплывать, и схема 1-3-1, о которой недавно вышла глава большого тактического исследования. Но главное в этих оборонительных схемах одно – идти до конца. 

Это помогает и забивать голы. За половину сезона «Трактор» уже забросил 9 шайб в меньшинстве – рекорд «Салавата» первого сезона КХЛ (18) вряд ли падет, но уверенное второе место в вечной таблице челябинцы, наверное, займут. При этом нельзя сказать, что у «Трактора» есть какой-то суперсекрет сверхактивной игры 4х5, но большинство случаев объединяет одно: если игрок получит шайбу, то не просто отбросится, а пойдет с ней до конца, сохранит контроль и выжмет максимальную пользу из ситуации.

Например, недавний момент с Лукашем Седлаком. Да, «Трактор» проигрывал в две шайбы за две минуты до конца игры, поэтому надо было обострять по-максимуму, но челябинцы часто делают так и в обычных ситуациях, закатываясь с контролем в чужую зону. У Алексея Бывальцева была одна шайба в меньшинстве за всю карьеру КХЛ, а в этом сезоне уже три.  

Значит ли это, что против оборонительной модели «Трактора» средств нет? Недостатки есть у всех – например, молодое, очень быстрое и всегда готовое высоко прессинговать «Торпедо» задавило команду Гатиятулина, взвинтив темп – в первом периоде нижегородцы бросили по воротам 21 раз, а за весь матч – больше сорока. Но в КХЛ скоростные команды пока не стали мэйнстримом, плюс состав «Торпедо» построен под такую модель – такие ситуации не будут повторяться каждую игру.

Атака у «Трактора» в этом году гораздо лучше, чем в первый срок Гатиятулина. В интервью Sport24 перед началом сезона тренер говорил: «Мало кто откажется от обилия голов. Я тут не исключение. Но одно дело – желание, а другое – реальность. Сейчас мы стараемся проводить тренировочный процесс так, чтобы команда играла в активный хоккей, больше проводила времени в чужой зоне».

«Трактор» стал больше забивать (2,74 шайбы за игру против 2,3 в бронзовый сезон), но это произошло не за счет того, что обещал гендиректор Иван Савин – состав у Челябинска пока не под это. Зато игроков правильно используют – например, Сергей Калинин пока идет на свой самый результативный сезон в КХЛ. А почему? Потому что его используют как Томаса Хольмстрема в «Детройте» – толкаться на пятаке, играть на подставлениях и подправлять мясом шайбы. Карта бросков говорящая: вне пятака и «слота» Сергей действует редко

Впрочем, и чешские лидеры в «Тракторе» такие. Лукаш Седлак не просто играл в НХЛ: он был центром четвертой тройки у Джона Тортореллы, а значит, научился пахать на каждом сантиметре. Возможно, сравнение будет слишком громким, но его взлет в топ-центры КХЛ чем-то напоминает превращение Вильяма Карлссона, который тоже гонял в боттоме «Коламбуса», а потом раскрылся в рабочем «Вегасе». В этом же «Вегасе» играл и Томаш Гика, который тоже может отпахать и похитовать. 

У Гатиятулина есть состав, который подходит под его стиль, набран при его согласии (тренер входит в совет директоров, что крайне редко для лиги), где много игроков на минимальных (или около того) контрактах – это создает нормальную глубину и в не самом богатом клубе в эпоху потолка. 

Система Гатиятулина успешна для вратарей

В первый срок Гатиятулина в Челябинске играл дуэт Павел Францоуз – Василий Демченко, который был одним из сильнейших в лиге и уступал разве что базовым клубам сборной. В регулярке они делили игры пополам, но в плей-офф больше играл чех. Сейчас и у Францоуза, и у Демченко контракты с клубами НХЛ – но тут, как в анекдоте, есть нюанс: чех в какой-то момент был первым вратарем «Колорадо» в плей-офф, а Василий пока не выглядит как уверенный первый вратарь даже в фарме «Монреаля».

Но речь не о прошлых сезонах. Вратарская статистика благодаря пассивным схемам игры в КХЛ в последнее время как-то обесценилась – и киперы даже в клубах-аутсайдерах стали выбивать 93% сэйвов. В этом году уровень реализации бросков вырос почти на целый процент (9,1%), результативность выросла – и количество вратарских сэйвов снова стало что-то значить. 

В целом до вратарей «Трактора» долетает мало опасных бросков – благодаря хорошей работе защитников. А как можно оценить опасность? По модели xG, которая придает каждому броску вероятность превращения в забитый гол. До Федотова долетает только 2,7 «весомых» броска за игру, до Уилла – 3,1. Для сравнения: Якуб Коварж получает 3,7 высокоопасных броска, Юхо Олкинуора – ровно 3. Юха Метсола получает столько же опасных бросков, сколько и Уилл, но в этом году хуже справляется с обычными.

Сейчас и Роман Уилл, и Иван Федотов входят в топ-6 лиги по проценту отраженных бросков – и вратари при Гатиятулине всегда показывают отличную статистику. Его система дружелюбна к голкиперам, как и стили Никитина, Скабелки и Квартальнова.

«В прошлом сезоне Федотова мы видели при других тренерах – и он тогда не выглядел такой стеной, как сейчас, поэтому система игры тут, конечно, присутствует. По Уиллу сказать сложнее – в КХЛ мы его не видели, но кто знает, как бы он проявил себя в другой команде», – ответил на вопрос о влиянии системы на статистику вратарей комментатор «Матч ТВ» и КХЛ ТВ Кирилл Корнилов.

Эксперт рассказал Sports.ru об обоих вратарях: «Роман Уилл – вратарь для нас новый, в прошлом году неплохо играл в шведской лиге. Не очень высокого роста, достаточно подвижный, играет в энергозатратном стиле. У него было хорошее начало сезона, он прижился к системе Гатиятулина. Вообще у вратарей «Трактора» чувствуется хорошее взаимодействие с защитниками – не обходится без провальных игр, но в целом Уилл – одно из главных открытий этого сезона, подвижный, с хорошими рефлексами.

Иван Федотов – очень крутой, и для меня он главнейшее открытие этого сезона. Еще в прошлом году выиграл конкуренцию у Василия Демченко, которого пришлось менять, а сейчас он показывает настолько зрелую и уверенную игру, что задаешься вопросом: а где раньше-то был? Он играл в «Салавате», но там место застолбил Юха Метсола, и обмен в Челябинск дал ему большую мотивацию. Федотов высокий, не особо подвижный, но выбор позиции у него на шикарном уровне. Прибавить в игре клюшкой – будет один из лучших вратарей первой половины чемпионата. То, как он тащит «Трактор» – такого мы давно не видели. Если Уилл ловит все свое, и чудес мы от него видим не так много, то Федотов делает максимум, чтобы дать команде шанс на победу».

Пока Уилл и Федотов играют примерно поровну, как и прошлый чешско-русский дуэт «Трактора». «У Анвара Гатиятулина такой принцип работы – он не определяет основного вратаря по ходу регулярки. Так было в 2018-м с Францоузом и Демченко, возможно, к плей-офф он определится с основным вратарем», – объясняет Корнилов. И если оба кипера сохранят такую же форму, какая у них была в первой части сезона, то депрессия одного из них в плей-офф не прибьет команду.

*** 

В КХЛ редко происходят случаи, когда аутсайдеры запрыгивают с последнего места конференции (а большую часть прошлого года «Трактор» бултыхался именно там) на первые – если, конечно, не происходило резкого увеличения финансирования.

При этом важно, что «Трактор» сейчас не просто собрал команду 30-летних мужиков, чтобы выигрывать здесь и сейчас, пока есть давление (пристально смотрим на соседнюю «Магнитку»). В Челябинске только два игрока основы старше 30, здесь дают шансы молодежи – пусть ее периодически приходится возвращать из других городов. То, что в Челябинске строятся на перспективу, было видно еще летом, когда чешскую связку продлили сразу на три года. 

Но важнее клубу держать другого человека – тренера. Без Гатиятулина, как показали последние годы, почти ничего не получается.

Илью Воробьева жестко ненавидят болельщики. Кажется, зря – если у «Магнитки» и есть проблемы, то не на скамейке

Шесть игроков «СЮ» не допустили на матч с «Йокеритом»: в Хельсинки новые ограничения, у одного из уфимцев – положительный тест на ковид

Легендарная смена Ковалева в «Рейнджерс»: играл 5 минут подряд и в конце даже забил. Так его воспитывал тренер – просто не пускал на скамейку

Источник