Результаты биатлонистки Ольги Зайцевой в Сочи-2014 официально аннулированы, и для России это означает потерю еще одной медали – серебра в эстафете.

Так без главных наград в карьере остались Яна Романова и Екатерина Шумилова, вместе с ними медаль потеряла и Ольга Вилухина, но у нее хотя бы в безопасности личное серебро спринта.

От Зайцевой, к слову, никуда не денутся два эстафетных золота Игр (Турин-2006, Ванкувер-2010), три титула чемпионки мира и еще море наград. Вопрос с репутацией уже не такой однозначный – это субъективно. Скажем, для Дмитрия Губерниева Ольга по-прежнему честная и чистая спортсменка.

***

Разбирательство по биатлонисткам (а потом и по одной Зайцевой) суммарно длилось 4 года, но исход стал более-менее понятен еще в 2020-м, после решения CAS. Почему крайней оказалась именно Зайцева?

1. Дело открыли, разумеется, с подачи Григория Родченкова – в рамках большой сочинской облавы.

Причем с самого начала ни единого вопроса у следствия не возникло только к Шумиловой. Совпадение или нет, но она попала в ту самую эстафету в последний момент: выбирали между ней и Екатериной Глазыриной (которая с тех пор уже отбывала дисквалификацию, да и сейчас отстранена).

Ставка на Шумилову тогда удивила – Глазырина отреагировала публичной истерикой, а тренеры и руководство СБР объяснили решение не вполне конкретно.

2. Возможно, судьбу Зайцевой прояснили бы гораздо раньше – но в 2017-м в приоритете у CAS были разбирательства с действующими спортсменами. А Зайцева, Романова и Вилухина к тому моменту уже завершили карьеру и подвинулись в конец очереди. Потом вмешалась пандемия, съевшая фактически год.

3. Зайцеву, Вилухину и Романову какое-то время вели вместе: все попали в доклад Макларена, у всех были царапины на крышках проб, все, по версии обвинения, сдавали чистую мочу для последующей подмены на Олимпиаде.

Девушки втроем приходили в студию «Матч ТВ» – сложно забыть тот эфир с Дмитрием Губерниевым, где Романова, взяв слово, разрыдалась, а подруги ее поддержали.

CAS впоследствии оправдал Вилухину и Романову, рассудив, что на основании царапин и, по сути, только показаний Родченкова о банке чистой мочи наказывать нельзя. «Ни одно из действий, вменяемых Романовой и Вилухиной (речь о нарушении антидопинговых правил), не было ими совершено и не вышло за рамки подозрений», – сказано в мотивировочной части.

А вот вокруг Зайцевой собралось побольше намеков.

• по словам Родченкова, она присутствовала в списке «Дюшес» (спортсмены, якобы выпивавшие смесь стероидов с алкоголем – считается, что коктейль Родченкова полагался не всем подряд, а только явным претендентам на медали Сочи);

• анализ зафиксировал превышение уровня соли в пробе Зайцевой – физиологически аномальная концентрация;

• еще одна ее проба была с признаками смешения – с чужой ДНК. Она сдана после Олимпиады-2014 и не относилась к делу напрямую, но поначалу добавила фона другим факторам – комиссия МОК сделала вывод, что Зайцева систематически употребляет допинг.

Оказалось, это ДНК мужа, что говорит о незащищенном сексе незадолго до сдачи пробы – в конце концов этот пункт убрали из дела.

4. Следствие зацепилось за конкретику – так Зайцеву обвинили в использовании запрещенного метода (подмена мочи) и в использовании запрещенного вещества (не названного).

Ключевую роль сыграла соль – ее концентрация в пробе аномальна, выше (пусть и незначительно) предельно ожидаемой для населения в этой части планеты. Рядом с таким мощным аргументом даже косвенные улики (царапины и список «Дюшес) для комиссии собирались в мозаику.

Сравните с раскладом для Вилухиной и Романовой – на них тоже подозрения по «Дюшесу», тоже царапины на пробах, но нет аномальной соли.

Комиссия проговорила это в случае с Зайцевой: соль + царапины = уже достаточные доказательства вины вне зависимости от того, что еще фигурирует в деле (список «Дюшес», показания Родченкова, который обвинял Ольгу лично).

«Зайцева постоянно употребляла допинг». Родченков топит биатлон

Конечно, сама по себе соль – не запрещенное вещество, но это сигнал манипуляций с уже сданной пробой. Вот гипотеза обвинения: спортсмены заранее – задолго до Олимпиады – сдавали на хранение чистые анализы для подмены. Самих заготовок было мало, поэтому их требовалось разбавлять. Водой нельзя – тогда плотность мочи меняется, и это подозрительно, а солевым раствором можно.

По словам Родченкова, он подмешивал соль в чистые образцы, чтобы удельная плотность анализа совпадала тем, что указано в форме допинг-контроля. Вы должно быть помните: несколько лет назад CAS оправдал 28 наших олимпийцев, а 11 назвал виновными – там многое решило как раз наличие/отсутствие соли в пробах.

5. Юристы Зайцевой бились за солевой пункт – очевидно, определяющий для всего дела.

Они считали, что уровень соли в анализах Ольги вписывается в физиологические нормы, а концентрация взлетела (относительно более ранних показателей Зайцевой) из-за любви биатлонистки к соленой пище.

Сама Зайцева в суде пыталась объяснить разбег по соли: более низкие показатели связаны с тем, что Ольга в те дни выпивала много воды; более высокие – с особенностями питания. На Олимпиаде в Сочи Зайцева налегала на икру и красную рыбу. Цитата биатлонистки из 94-страничной мотивировочной части CAS: Next, although having stated that she was fond of salt and that she would sometimes eat spoonfuls of salt – дословно концовка «иногда ела соль ложками». Возможно, это образный оборот – но точно для суда, и суд не проникся.

Наконец, по словам Зайцевой, в день сдачи самой соленой пробы она как раз не ела красную рыбу, а завтракала обычной едой, обедала пастой и супом. Так что пищей не объяснить высокое содержание соли.

Вы уже знаете, что Зайцеву лишили медали Сочи из-за соли. В суде Ольга рассказала, что ела икру, красную рыбу и даже соль ложками

6. CAS не нашел доказательств того, что Зайцева предварительно сдавала чистые заготовки для подмены уже в Сочи.

CAS не оперся на показания Родченкова про список «Дюшес» – Григорий не передавал коктейль лично Ольге и не видел, как она его пьет.

CAS не особенно ориентировался на развивающуюся ситуацию с базой данных Московской лаборатории: данные по Зайцевой хорошо ложились в схему, но само по себе это не было поводом признавать Ольгу участником допинговой схемы.

Но CAS не поверил доводам Зайцевой и ее стороны о соли. Резюме от арбитров: анализ Ольги заменили на чистый, скорректировав плотность за счет соли – и биатлонистка, скорее всего, знала, что так будет. На основании этого ее признали виновной в нарушении антидопинговых правил.

7. Все это было известно еще осенью 2020-го. А пару недель назад Международный союз биатлонистов тихо изменил протоколы сочинских гонок с участием Зайцевой. А это максимально возможная программа Игр: спринт (28-е место), преследование (11), индивидуалка (15-е), масс-старт (23-е), смешанная эстафета с Вилухиной, Гараничевым и Шипулиным (4-е), ну и серебро в женской эстафете.

Теперь норвежкам, которые финишировали третьими, перейдет серебро. А на пьедестал попадут чешки во главе с Габриэлой Коукаловой. Золото у Украины.

Что все это означает для Зайцевой? Скорее всего, ей будет сложно получить заметную работу в спорте – хотя ее давно ждут в СБР, об этом говорили все последние президенты (Кравцов, Драчев, Майгуров). Пожизненный олимпийский бан не в силе – CAS смягчил наказание, сузив до одной Олимпиады – Пхенчхана-2018, но туда Ольга и так не собиралась.

Если Зайцеву наказали, то почему оправдали Вилухину и Романову? Тем более суд признал, что их пробы вскрывали

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here