Шахматы – один из самых закрытых видов. Обычно они ассоциируются с интеллектуальными участниками и размеренными партиями, но там тоже много проблем – читерство, договорняки и разобщенность игроков. И об этом в основном молчат.

Чемпион мира по быстрым шахматам Даниил Дубов – яркое исключение. Достигнув звания гроссмейстера еще к 15 годам, в 24 он воплощает все, чего не хватает спорту сейчас: откровенности, живости и страсти к делу. 

На ЧМ-2018 по рапиду Дубов обошел всех топов: Магнуса Карлсена, Сергея Карякина и Александра Грищука. А на прошедшей недавно серии турниров Карлсена Дубов – единственный, кто выиграл этап помимо самого 16-го чемпиона мира.

Sports.ru поговорил с Даниилом о доминировании Карлсена, будущем онлайн-турниров, а еще о том, что не так с политикой Путина и заявлениями Навального.

Дубов – из шахматной семьи, 9 лет назад родители искали деньги на тренировки

Дубов родился в Москве; его дедушка – Эдуард Дубов – был судей международных турниров, почетным членом ФИДЕ, а также одно время занимал пост президента Федерации шахмат Москвы.

– Дедушка с отцом давали советы, когда я стал гроссмейстером, это порой даже мешало. На ранних этапах то, что я из шахматной семьи, конечно, помогало. Хотя шахматы – не тот вид, где есть лоббирование. Это не командный вид, где ты можешь попасть или не попасть в команду, потому что ты нравишься или не нравишься тренеру.

Я люблю шахматы за то, что это очень минималистичная вещь: тут два человека и доска. Это не фигурное катание, где есть оценки за артистизм. Нет судьи, как в футболе, который может не засчитать гол. Мне всегда нравилось, что есть разные люди и ситуации, но процент вмешательства в судьбу шахматной партии извне очень ограничен. Ты не можешь проиграть, не совершив ни одной ошибки.

Да, в 2011-м родители давали объявление о поиске спонсоров. Но это не имело никакого эффекта, хотя я стал тогда самым молодым гроссмейстером в истории России. Ни Российская шахматная федерация, ни кто-то еще не счел нужным помогать.

В России, с одной стороны, огромные шахматные традиции. Ребенку проще найти тренера, потому что просто больше, чем где-либо, людей, которые понимают в шахматах. Но в моем поколении было много талантливых ребят, которые не получили никакой поддержки, а в Голландии или Польше они точно бы ее получили, потому что были бы там единственными. Праздновать в этом отношении нечего; надеюсь, тем, кто сейчас начинает, больше помогают.

Шахматы в финансовом плане не жалуются. Понятно, это не футбол и не теннис, но на фоне гимнастики или фигурного катания все нормально. Об этом обычно не говорится, но с деньгами и до карантина было нормально, и сейчас не особо что изменилось. Думаю, долларовых миллионеров в шахматах – 20-30. Не обязательно это 20 лучших игроков в мире, это могут быть и успешные тренеры. В шахматах ты не ограничен: можешь тренировать, у тебя нет фактора травм. Если тебе битой по голове не дали – играй хоть до шестидесяти.

«Читерство в шахматах повышает шансы до 100%. Ваш телефон обыграет чемпиона мира – и довольно крупно»

– Я нормально отношусь к онлайн-турнирам, но большинство профессионалов пока не воспринимает их как спорт. Если спорт не выйдет из карантина – может, наше восприятие изменится. Сейчас это больше похоже на выставочные мероприятия. В теннисе есть «Большие шлемы», а бывает, что Федерер и Надаль играют на крыше небоскреба в Дубае – последнее куда ближе к онлайн-шахматам.

Сейчас в онлайне периодически разыгрывают большие деньги, но записывать онлайн-победы в достижения пока трудно. Есть ощущение, что спортивное эго меньше задействовано в таких турнирах: и поражения намного проще воспринимаются, и победы.

Шахматы – великая настолка СССР: моду задал Ленин, а играли даже в космосе и во время войны

Странно, что раньше надо было ехать на турниры, брать тренера, работать с командой, а сейчас все то же самое разыгрываешь с дивана. Количество турниров для элиты не изменилось, что в условиях карантина огромное достижение. Но образовался вакуум: почти все турниры, которые проводились в карантин, были для элиты – для топ-20/30. Игроки с рейтингом ниже 50 сыграли намного меньше: у них почти не было возможности зарабатывать и поддерживать форму. Есть такая проблема, но на фоне других видов мы хорошо перенесли карантин.

Думаю, онлайн-турниры останутся. Они будут иметь больший вес, чем до карантина, но, конечно, меньший, чем в этом году.

В шахматах главная проблема – читерство. Это одна из причин, почему мы не можем разыгрывать титулы в онлайне. И это еще одна причина, по которой онлайн-олимпиада (как бы ни хотелось нашим руководителям) – просто шутка. Читерство в онлайне практически невозможно предотвратить, мы играем на честном слове.

В рамках выставочного мероприятия это нормально, но для профессионального спорта это плохо. Это то же самое, что теннис, бег или биатлон без допинг-контроля. Только в теннисе допинг повышает шансы на 10%, а в шахматах читерство и компьютерные подсказки повышают шансы до 100%. Ваш телефон обыграет чемпиона мира и обыграет довольно крупно. Если мы все перейдем в онлайн, нам надо решать проблему подсказок. Сейчас кажется, что идеального решения нет. Если карантин не закончится и мы будем сидеть по домам – наверное, мы об этом еще раз подумаем. Но подозреваю, что с этим ничего не сделаешь.

Почему с обманом не борются? И как это вообще делать?

– Наша главная проблема даже не в том, что есть читерство, а в том, что это волнует только игроков. Звучит цинично, но если ты организуешь турнир, то твоя задача – провести его от начала до конца, собрать взносы и сделать так, чтобы он закончился без скандалов. То, как выиграет человек – честно или нечестно, на твой финансовый интерес влияет мало.

После прихода Аркадия Дворковича ФИДЕ стала делать чуть больше нуля – раньше не делали ничего. Но проще всего поймать пару клинических идиотов, которые читерят примитивными способами, и сказать, что больше никого нет.

Есть ли читерство на самом высоком уровне, мне ответить трудно – нет доказательств или обоснованных подозрений, чтобы их озвучивать. Но очевидно, что возможность для обмана есть. Чтобы тебя не поймали, не обязательно быть Джеймсом Бондом, достаточно просто не быть идиотом. Случаев, когда людей ловили, мало – их можно пересчитать по пальцам руки: сдают либо их же подельники, либо же какой-нибудь идиот приносит телефон, прячет его под унитазом и во время партий миллион раз ходит в туалет. И даже его ловят через полгода после расследования.

Это игроки среднего уровня и ограниченных финансовых возможностей, а если кто-то на высоком уровне читерит, то это делается умнее, с привлечением более тонких технологий.

Мошенничество в шахматах: гроссмейстера спалили со смартфоном в туалете

Сейчас из игроков топ-уровня я не подозреваю никого. Но все-таки дело не в том, кого я подозреваю, кто хороший, а кто плохой – вот с этим мы вместе росли, я его знаю, он бы не стал, а этот мутный, он бы стал. Просто мы не можем быть на 100% уверенными, что никто не читерит. Тут как с допингом – представьте, что спортсмены не проходят допинг-контроль. И дело не только в том, что кто-то принимает или нет, а в том, что у тебя уже психологическая проблема – ты не можешь быть уверен, что человек не принимает. И это уже неприятно.

Из хорошего – мне кажется, что Дворкович и его команда очень отчетливо понимают эту проблему. И вектор такой, что уделять время ее решению точно будут. Как у них получится – пока судить трудно.

В шахматах есть договорняки – играют вничью! И среди профи это даже не считается большим грехом

– Примеров договорных ничьих много. Но если я не могу это доказать, то говорить об этом в каждом интервью, наверное, не обязательно. Почему это происходит? Наверное, во многих случаях потому, что люди не очень любят игру. Это к вопросу о нашем комьюнити. Мне не нравится это явление даже не потому, что договорняк – само собой это плохо – но есть же еще такое понятие, как уважение к болельщикам.

Теннис – мой любимый вид спорта как зрителя: я вижу, как там люди борются до конца, уходят с корта только если совсем серьезная травма. Они играют через боль, потому что понимают, что зрители купили билеты и смотрят на них.

У нас есть люди, которые очень хорошо играют в шахматы, но не очень любят в них играть. И тогда такая партия для них лучше, чем боевая с непредсказуемым результатом.

Может, я так говорю, потому что сравнительно молод, может, еще приду к мудрости договорных ничьих и мы это обсудим лет через 15. Но пока мне это кажется не очень правильным, хотя по профессиональным меркам это не считается слишком большим грехом. Ничья – наиболее вероятный результат в партии двух сильных шахматистов, так что она не слишком драматично влияет на турнирный расклад. Я не пытаюсь выставить себя борцом за справедливость в белом пальто – в моей карьере такие партии тоже бывали, но их мало. У некоторых игроков их сотни.

Об этих партиях знают все профессионалы, и что-то я не вижу, чтобы многие об этом говорили. Хотя все понимают, что проблема реально есть. Удивлюсь, если по итогам приватных разговоров с профессионалами будет хотя бы 2-3% людей, которые искренне верят в отсутствие договорных партий.

Кому вообще нужны шахматы сейчас?

– Практически весь карантин я провел в Екатеринбурге. Были периоды, когда можно было спокойно выходить на улицу. Я участвовал в турнире серии Карлсена, партии начинались вечером, и до этого я гулял. И каждый раз в центре встречал людей, которые в любую погоду играли в шахматы. Приятно, что, несмотря на кучу проблем, игра остается привлекательной. В Москве тоже: приходишь в какую-нибудь «Чайхону» – там люди берут шахматы (а потом сердце кровью обливаются, когда они переворачивают доску и играют в нарды). Но сейчас я регулярно вижу, что люди играют в шахматы.

Мне радостно, что я занимаюсь чем-то интересным. У меня был период рефлексии, когда казалось, что шахматы никому не нужны. Ты положишь на это жизнь, а лучше бы пару деревьев посадил или завод построил, а все в свои шахматы играешь.

Я пришел к выводу, что они не нужны в такой же мере, в какой не нужна поэзия, например. Это не кусок хлеба, но нечто, способное радовать, расстраивать, вдохновлять. Есть попсовая фраза, что шахматы – смесь спорта, науки и искусства. Наверное, это правда. Меня больше радует, когда я провожу красивую партию, которая вдохновит дедушек из Екатеринбурга, заинтересует перуанских молодых шахматистов или попадет в учебники, чем скучную, но принесшую деньги или титул.

Почему Дубов так часто критикует Карякина?

Даниил Дубов не раз комментировал высказывания Сергея Карякина – претендента в матче на мировую шахматную корону-2016. После успехов на турнире претендентов и серьезного сопротивления Карслену в матче на чемпионство (поражение только на тай-брейке) Карякин заметно сдал и выпал из топ-15 рейтинга. Зато вошел в Общественную палату России и много говорил о Крыме, откуда он родом.

– Есть Сергей Карякин – медиафигура, а есть Сергей Карякин – обычный человек. Это два разных человека, неудивительно, что и восприятие у меня разное.

Человек, которого я вижу на сборах, с которым я сыграл много интересных партий, – к нему я отношусь абсолютно нормально, он мне нравится, в личном общении он добрый и приятный. Так что никаких претензий по личному общению у меня к нему нет, и у него ко мне, думаю, тоже, хотя точно не знаю.

А медиафигура красовалась на тележках в «Шереметьево», пиар-кампания была построена во многом где-то на передергивании фактов, где-то на вообще не фактах. Мне кажется, человек променял отличные шансы на многолетнюю борьбу за мировое первенство и шансы войти в историю на медиауспех и деньги. К такому явлению я отношусь не очень. Человеку важнее, условно, Общественная палата, Крым. А при личном общении с «первым» Карякиным его заинтересованность в политике и медиа не заметна совсем, что делает его приятным в общении.

Менеджер Сергея Кирилл Зангалис – для меня тот человек, который прописал ему крайне спорные и расходящиеся с моим пониманием жизни лозунги. Про него я могу меньше хорошего сказать. Недавно обнаружил, как настоящий мужчина Кирилл Зангалис забанил меня в фэйсбуке, хотя вживую со мной здоровается.

Это не война, я просто считаю возможным высказывать позицию по поводу пиар-кампании и их общей философии. Она заключается в том, что сколько раз тебя зовут на «Вечерний Ургант», столько и надо ходить, и это хорошо для шахмат. Нужно быть максимально медийным, зарабатывать деньги.

Философия людей, которые учили меня, заключается в том, что в первую, вторую и третью очередь ты должен сильно играть и выдавать максимум – это дает больше с точки зрения общего интереса людей к шахматам. В этом плане для меня пример – мой друг Борис Гельфанд из Израиля: он намного старше Сергея, при этом ради матча на первенство мира работал всю жизнь. К сожалению, он проиграл матч, за неделю-другую исполнил все медиаобязательства и уехал на сборы работать дальше.

«Я жил в Крыму и всегда считал себя русским». Шахматист, который все-таки победил Карлсена

Пиар-кампания Карякина была построена на внедрении концепции, согласно которой в стране есть только один сильный шахматист. Что никогда не было правдой. Даже когда Карякин был на пике и вышел на матч на первенство мира (кстати, благодаря действительно выдающейся игре и спортивным качествам) – да, он был первым среди равных. Но они сознательно добились того, что в понимании простых людей, которые смотрят телевизор, есть ощущение, что в России сейчас только один шахматист.

В нашей стране больше героев: Александр Грищук – трехкратный чемпион мира по блицу, Владимир Крамник, совсем недавно завершивший карьеру, – 14-й чемпион мира. Ян Непомнящий сейчас является одним из лидеров турнира претендентов и имеет неплохие шансы на выход на матч с Карлсеном. Агрессивная кампания, что есть Карякин – и все, мне несимпатична. Не было бы никакой проблемы, если бы они говорили: Карякин – молодец, сильный шахматист. Сергей многого добился, я безмерно его уважаю как спортсмена, но, даже когда он был на пике, не скажу, что он был единственным героем.

Как прервать доминирование Карлсена? Какой он в жизни? О чем любит поговориь в баре?

Дубов был одним из секундантов Магнуса Карлсена перед матчем на первенство мира-2018, в котором норвежец победил Фабиано Каруану из США. Команда Карлсена сама вышла на Даниила и предложила сотрудничество. Теперь они – приятели.

– Что нужно сделать, чтобы эпоха Карлсена закончилась? Я, наверное, слишком хорошо знаю Магнуса, чтобы быть объективным. У меня нет ощущения, что с ним невозможно бороться – многим, в том числе и мне это удавалось.

Его доминирование обусловлено комбинацией факторов, которая в принципе достижима, но по каким-то причинам ее никто не достиг. Если вы спросите, сколько шахматистов в топ-100 имеют отличную команду, ведут здоровый образ жизни, работают над шахматами хотя бы по 5-6 часов в день, имеют крепкие нервы, разумны и составляют себе календарь, то таких наберется человек семь. Из них – из всех самых физически выносливых Магнус – самый талантливый, из всех талантливых он самый волевой. У него нет одной доминантной черты, которая делает его лучшим.

Все эти разговоры про «Моцарта шахмат» ничего под собой не имеют. Просто он молодец и очень профессионально к этому относится, поэтому и побеждает. У меня нет ощущения, что это какой-то аномальный талант, один на Х лет. Я проводил партии с игроками, которые, по моей субъективной оценке, нисколько не уступали Карлсену в таланте, а то и превосходили. Другое дело, что они не занимались спортом или слишком мало времени уделяли шахматам, или имели слабые нервы.

Сейчас Магнус – мой добрый приятель. Наше профессиональное сотрудничество, когда я играл с ним в команде, давно закончилось. Списываемся где-то в раз в пару недель, обсуждаем новости, иногда играем тренировочные партии.

Магнус Карлсен – король шахмат и фэнтези АПЛ. Обгоняет 7 миллионов человек, выходные провел на первом месте в мире

Образ шахматиста, который создан народной молвой или литературой, это полная чушь. Когда с Магнусом идешь в бар, то там будет просто разговор парней, которые пошли в бар. О чем там говорят? Обсудили достоинства девушки, которая попала в поле зрения, обсудили новости или футбол. Он, кстати, страстный футбольный болельщик

Дубов брал интервью у президента ФИДЕ, а сам редко разговаривает с журналистами

Аркадий Дворкович в шахматах давно – с 2007-го он был вице-президентом РШФ, затем возглавил наблюдательный совет федерации. А в октябре 2018-го сменил Кирсана Илюмжинова на посту президента ФИДЕ. Кстати, Двокрович тоже из шахматной семьи: его отец Владимир был международным арбитром и председателем коллегии судей РШФ, входил в тренерскую команду Гарри Каспарова.

– Да, я немного знаком с Дворковичем, в том числе потому, что мы одну школы закончили. Это не повышает мои акции в шахматах, но так получилось. Незадолго до интервью, которое я брал у него, меня позвал один знакомый на ужин и в какой-то момент спросил: «Может, будет Аркадий Владимирович. Ты не против?» Во-первых, я подумал, что даже если я против, вряд ли Аркадий Владимирович не придет. Во-вторых, я против не был.

Мы пообщались, и я ему сказал, что одна из главных проблем ФИДЕ в том, что они не работают с общественностью, у них нет медиалиц. Говорю: вы глава федерации, но мы про вас ничего не знаем, у вас нет большого программного интервью. Предложил пойти к независимым журналистам, не к российским, которые привыкли делать скучные положительные интервью про людей из Кремля. А европейцы не будут провоцировать, а зададут острые вопросы в корректной форме.

Я отношусь к нему с уважением, он думающий человек, мне кажется, ему этих вопросов бояться и не надо. И как-то я напирал, а потом предложил: если не хотите к европейцам идти, давайте я с вами сяду и поговорю. С моей стороны это был скорее сценический прием/блеф, но он неожиданно согласился. Я с Выхино, говоря языком этого района, пришлось отвечать за базар.

Сколько у нас шахматных СМИ, сколько журналистов делают интересные материалы? Подозреваю, что приблизительно ноль. Боюсь, это вина не только журналистов, но и наша. Мне кажется, лучшие мои интервью в жизни делал простой любитель шахмат, кстати на Sports.ru, – Олег Баранцев. Он задавал мне самые глубокие и интересные вопросы.

Почему я стал больше давать интервью? Ничего не изменилась, мне все еще близка мысль, что перед тем, как что-то сказать, надо помолчать. Может: а) я поглупел, б) в этом году мы ничего не делаем. Это не только моя проблема, но и всего мира. Так что меньше играешь, больше занимаешься всякими глупостями.

Тем не менее, я куда чаще отказываюсь от интервью. Sports.ru – один из моих любимых сайтов, он у меня в закладках. Попасть на Sports.ru – это прикольно. К разговору о том, что мир тесен. Недавно «Химки» вышли в чемпионат России по футболу ко всем грандам. На вашем сайте на главной была отличная статья, что новый фронтмен «Химок» – Саша Трошечкин. С ним было очень хорошее интервью. Это человек из моей школьной параллели, я его неплохо знаю.

Дубов чуть не напоролся на уголовное дело, заявив, что по крымскому вопросу на стороне Украины

После победы на ЧМ-2018 по рапиду Дубов раскритиковал предыдущий турнир, который прошел в Саудовской Аравии. И заявил, что проведение турнира в России – более правильный выбор с точки зрения интересов шахмат, даже несмотря на отказ от участия нескольких украинских гроссмейстеров. В интервью Даниил подчеркнул, что при этом он на стороне Украины по крымскому вопросу.

– Какие-то толпы людей писали мне: кто-то писал, что я молодец, кто-то: вали к своим пиндосам. Очень понравилось – я даже заскринил: кто-то назвал меня младонацистом. Меня больше волновало, заведут ли уголовное дело, но там пошумели и все обошлось. Еще мне нравились люди, которые посылали запросы в инстаграме, прикрепляя сообщения о том, что я совершил большую ошибку, и они категорически не согласны, и все это нецензурно. Странно так начинать общение в надежде, что твой запрос примут.

Относительно Крыма я свое мнение не поменял. С тех пор вроде ничего особо и не произошло – я, вероятно, не поумнел и не поглупел, и ситуация с Крымом принципиально не изменилась.

Я не политолог. Это же личное мнение: Сергей Карякин из Крыма и считает, что Крым – это Россия, я не оттуда и считаю по-другому. Но при этом ни я, ни Карякин ни в чем, кроме шахмат, особо не разбираемся. С чего бы общественности придавать нашим мнениям какое-то значение? К примеру, если Артем Дзюба – замечательный футболист и веселый человек – выскажется по поводу Крыма, Путина, Лукашенко или кого-то еще, почему его мнение должно кого-то волновать? Он же не профессионал в этом, как и я. Мы диванные эксперты.

«Хочется просто не быть скотиной». Спортсмены Беларуси – о том, что происходит в стране и своих требованиях

Мнение диванного эксперта Даниила Дубова по поводу протестов в Беларуси: жалко людей, они, как мне кажется, правы.

Кто голосует за Путина? И в чем проблема Навального?

Дубов отмечает, что шахматы, как и весь спорт, должны оставаться вне политики, но при этом охотно отвечает, когда его спрашивают о ситуации в стране.

– Думаю, что за Путина сейчас действительно большинство. Скажу аккуратно: у меня нет уверенности, что официальные цифры верны, но мне кажется, да, за него большинство. По Москве, может быть, нет, а вообще – да. Я  много ездил по стране, примерно представляю, что происходит. Есть регионы, о которых мы в меньшей степени помним, но они огромны. Надо понимать, что если ты опрашиваешь своих друзей, коллег, бывших одноклассников, и у тебя получается выборка и она дает определенный результат, это не значит, что по всей стране так же. Не скажу, что я от этого в бурном восторге, но все-таки большинство за Путина.

Я и два года назад говорил, что поводов для гордости у России стало меньше. На уровне «нравится – не нравится ситуация в стране» отвечать странно. Конечно, я не в восторге.

Главная проблема шахмат, в чем они меняют людей, – мир становится черно-белым. Но я стараюсь этого избегать. Окей, если нужен категоричный ответ –  не нравится. Другое дело, что делить все на черное и белое – неправильно.

Что не так с властью? Не знаю. Но посмотрите на то, что происходит на международной арене, на курс рубля, на те же допинговые скандалы. Я и здесь диванный эксперт, но (экс-глава РУСАДА) Ганус мне казался толковым человеком в этом антидопинговом царстве, а сейчас его ушли. Есть вагон проблем и в других сферах. Мне кажется, что позитива как-то мало (на момент вычитки Даниилом интервью произошла экологическая катастрофа на Камчатке, и он попросил упомянуть ее – Sports.ru).

Конечно, для шахмат было бы полезно, чтобы люди ходили в Кремль, получали ордена. Я не ставлю личные приоритеты выше шахмат: я не развалюсь, если схожу в Кремль. Ну схожу, а для шахмат это хорошо, может, деньги какие-то дополнительные выделят, может, дети получат средства на тренеров. Если никакой пользы для шахмат в этом нет, то предпочел бы не ходить.

Есть такая известная фраза, что спорт вне политики. На мой взгляд, это совсем не так. О чем речь, если Осака на каждый новый матч победного US Open выходит с инициалами одного из пострадавших в Америке и говорит о BLM на каждой пресс-конференции? Иранский шахматист Алиреза Фируджа переехал из Ирана во Францию, поскольку национальная политика Ирана – бойкот израильских спортсменов – могла повредить его карьере. Конечно, в наше время спорт и политику странно разделять. Однако есть правда в том, что многие спортсмены этого не понимают и не анализируют свои действия с этой точки зрения.

Похоже ли нынешняя жизнь на романы Пелевина? Его отличительная особенность в том, что он гениальный пророк. Я недавно перечитывал «Поколение «П», книга была написана, когда все, что в ней происходит, еще не было так очевидно.  Соглашусь с моим другом и наставником Борисом Гельфандом, что мы движемся в том, направлении, которое обозначили Пелевин или Оруэлл.

Вечное олимпийское «правило 50» задрожало: США и Германия продавливают политические протесты на Играх, Россия против

Источник