Представьте футбольную лигу – не топовую, но и не Кипр. 

Внезапно в лигу приходит очень крупная государственная компания. Она покупает футбольную команду – клуб с долгами и почти без истории, зато из красивого города.

Новый владелец вбухивает в клуб кучу денег – теперь против его команды болеют всей страной.

Главной звездой становится габаритный центральный нападающий – очень дерзкий и своенравный.

Спонсор придумывает для себя телеканал: арендует стильный офис, набирает лучших журналистов и упаковывает их в дорогие костюмы. Телеканал ассоциируют с компанией и тоже ненавидят.

Да, вы все правильно поняли – это сюжет про инвестфонд Qatar Sports Investments, «ПСЖ» и телеканал beIN. 

Если кто-то не отгадал сразу, то наверняка из-за телеканала: за пределами Франции редко вспоминают, что шейх Насер Аль-Хелайфи владеет одновременно «ПСЖ» и одним из крупнейших спортивных каналов Франции.

Считается, что шейхи купили «ПСЖ» в обмен на чемпионат мира в Катаре. Скорее всего, создание beIN – часть сделки

В 2020-м beIN Sports – один из главных спортивных каналов Франции. И сейчас редко вспоминают, что генезис канала связан с политикой и подозрениями в коррупции. 

Вы наверняка много раз слышали, при каких обстоятельствах Катар получил чемпионат мира. Еще раз – ультракоротко.

В ноябре 2010-го президент Франции Николя Саркози организовал в Елисейском дворце обед, на который пригласил Платини (тогда президента УЕФА), катарского эмира Тамима Аль-Тани и его сына.

Спустя неделю Катар получил чемпионат мира, а еще через полгода инвестиционный фонд Qatar Sports Investments купил тонущий в долгах и никому не нужный «ПСЖ». И это еще не все.

В начале 2011-го катарский медиахолдинг Al Jazeera Media Network (принадлежит все тому же инвестфонду) купил четырехлетние права на Лигу 1, а через пару месяцев открыл новое подразделение – beIN Sports (с офисом Париже).

Кажется подозрительным? Не только вам.

В 2018-м старый-добрый Football Leaks написал о сделке между Саркози, Платини и эмиром Катара, а в 2019-м информация практически подтвердилась: французская полиция задержала Платини и допросила – власти считают, что Мишель помог Катару получить чемпионат мира в обмен на ряд услуг.

Считается, что создание beIN Sports было такой же услугой, как покупка «ПСЖ». Все просто: канал приносит деньги в казну Франции через налоги и увеличивает капитализацию медиапродукта Лиги 1.  

Крутые факты про beIN: офис в одном здании с «ПСЖ», переманили журналистов Sky Sports, транслируют НБА и крикет

Канал beIN Sports – часть гигантского медиахолдинга beIN Media Group, которым владеет Нассер Аль-Хелайфи.

Шейх занимает должность не просто чтобы понтоваться визиткой. Нассер – опытный человек в медиабизнесе: он с 2006-го возглавляет спортивное подразделение «Аль-Джазиры», где открыл 14 каналов и купил права на трансляции 50 главных спортивных ивентов Африки и Ближнего Востока. Понятно, что с катарскими деньгами это не показатель, но опыт у парня есть.

С beIN у Нассера тоже получается круто. Даже если изначально канал был просто пунктом в сделке с Саркози, катарцы не показывают это и спокойно выстраивают качественный продукт.

Ради удобства босса офис beIN Sports занял два этажа стильной башни La Factory в парижском районе Трапез – штаб-квартира «ПСЖ» в том же здании, двумя этажами выше.

Во Франции beIN Sports запустили за неделю до Евро-2012. Уже через два месяца подписку оформили первые полмиллиона, а через три месяца канал пробил миллион подписчиков. К июлю начал работу beIN Sports 2, а к августу было запущено еще семь частот с прямыми трансляциями.

beIN привлекает аудиторию недорогой подпиской (с 2014-го – 13 евро в месяц, до этого – 11) и широким охватом соревнований: НБА (шесть матчей в неделю), Евролига, «Формула-1», теннис, регби, гандбол, велоспорт, крикет и, разумеется, футбол (южноамериканские чемпионаты, Кубок Либертадорес, Серия А, АПЛ, Лига 1, Лига 2, несколько матчей Лиги чемпионов). 

Важно, что beIN Sports делает полноценный спортивный продукт: ток-шоу, студии, обзоры туров. В масштабах французского рынка у beIN безграничные ресурсы, поэтому катарцы не жалеют денег на топовых экспертов и гостей.

В 2011-м beIN наняли экс-журналистов Sky Sports – Энди Грея и Ричарда Кейса. На французском телеке они делают хитовое шоу Football Night.

В августе 2013-го beIN заманил топового (194 тысячи фолловеров в твиттере) итальянского журналиста-инсайдера Танкреди Пальмери. В качестве футбольных экспертов подтянулись Робер Пирес, Луи Саа, Патрик Виейра, Жан-Пьер Папен и другие легенды недавнего прошлого.

Главный вечер в истории beIN Sports случился в мае 2019-го, во время финала ЛЧ. Канал не получил трансляцию, зато создал эксклюзив абсолютно мирового масштаба, пригласив в студию Венгера и Моуринью – мужчины несколько часов обсуждали финал ЛЧ в эфире beIN. 

Это крутая демонстрация возможностей beIN: они не только имеют выходы на людей такого уровня, но и способны удовлетворить их финансовые запросы.

Но есть и минусы: beIN делает акцент на яркую обложку, но жертвует качеством анализа. Например, у английского Sky Sports всего два постоянных эксперта – Невилл и Каррагер, – но канал окружает их хай-теком. Анализ через очки виртуальной реальности, рисование стрелочек и кружочков в прямом эфире – это делает тактические разборы глубокими и современными. beIN инвестирует в громкие имена, но у послематчевых студий достаточно простое содержание: вопрос-ответ, забавные моменты, очевидные наблюдения – без топовых гостей это выглядело бы слабо.

Франция предвзята к beIN из-за Катара. После террористических атак в 2015-м их офис не стали охранять

Французы настороженно отнеслись к новому каналу. 

У Франции и Катара крайне противоречивые отношения. У государств все в порядке – еще с конца 20-го века они сотрудничают в экономической и дипломатической сферах. В 2009-м французский парламент принял закон, по которому граждане Катара не облагаются налогом на собственность во Франции – катарских инвестиций стало еще больше.

Французы не в восторге от этого: одних тревожит, что Катара становится слишком много, другие находятся в плену культурных стереотипов и отождествляют любую арабскую страну с терроризмом (воспоминания об атаках Усама Бен Ладена еще не забыты). 

Возможно, не все подозрения беспочвенны. Мы уже упоминали, что Нассер с 2006-го возглавлял спортивное направление канала «Аль-Джазира». Но есть деликатный факт, о котором тот же Нассер вряд ли любит вспоминать: в начале нулевых «Аль-Джазира» была карманным телеканалом «Аль-Каиды» и транслировала прямые эфиры Усама Бен Ладена. 

За это регулярно прилетает и «ПСЖ» – даже в 2020-м на их матчах мелькают плакаты в духе «Не отдадим французский футбол «Аль-Каиде» (реальный плакат с матча «ПСЖ» и «Бастии» в 2017-м).

Ситуацию обостряет французская партия «Национальный фронт»: она строит политическую программу на критике мигрантов и арабских инвестиций, и регулярно брызжет едкими лозунгами в духе Владимира Жириновского в золотые годы. «Французское правительство сделало нашу страну шлюхой Катара и Саудовской Аравии», – заявила председатель партии Мари Ле Пен в 2013-м.

«На переговорах мне приходилось слышать ужасные вещи, – вспоминает пресс-атташе beIN Sports Каролин Фурнажу. – В 2017-м мы договаривались о покупке прав на Top-14 (главный регбийный турнир Франции – Sports.ru). И кто-то сказал: «Мы не собираемся доверять Top-14 «Аль-Каиде». Иногда мне кажется, что я прихожу не на переговоры, а на собрания «Национального фронта».

В 2012-м у друга шейхов – президента Саркози – закончился срок, с тех пор государство тоже недолюбливает beIN Sports. Первые несколько лет после запуска beIN демонстративно не приглашали на ежегодный обед президента с представителями медиа.

В 2015-м Париж пронзила трагедия: исламские боевики напали на редакцию газеты Charlie Hebdo – 12 погибших, 11 раненых. Встревоженная полиция отправила автобусы с охраной к редакциям всех парижских медиа – всех, кроме beIN.

Такая предвзятость выглядит диковато, но канал и сам отчасти виноват: он не пытается изменить представление о Катаре, но раздражает людей, постоянно подчеркивая связь с ним. Основной инстаграм beIN (6,4 млн подписчиков) ведется на арабском языке, а для французской аудитории есть отдельный аккаунт с припиской fr. Даже конференц-залы в офисе названы в честь катарских городов – Доха, Ум-Салаль и Шахания.

beIN воюет с Canal Plus: отжимает ключевые трансляции и переманил их главреда

Больше всего открытию beIN огорчились не французские националисты, а конкуренты.

До 2012-го в спортивном сегменте Франции ультимативно доминировал Canal Plus: древняя (основана в 1984-м) и статусная компания поглотила внутренний рынок и транслировала почти весь элитный спорт. beIN пошатнул их величие.

Первым делом катарцы переманили у Canal+ главного редактора Флорана Юзо и исполнительного директора Чарльза Битри. Особенно болезненна потеря Битри – одного из самых статусных и опытных телевизионщиков Франции, который запустил десяток спортивных (и не только) ток-шоу. 

Первые два года beIN отщипывал понемногу от трансляций Canal Plus (к ним перешла Ла Лига, южноамериканские чемпионаты, Лига 2), а в 2014-2016 гг сделал резкий рывок.

beIN целиком показал ЧМ-2014 (Canal + почему-то даже не участвовал в тендере), а затем выиграл права на показ домашнего Евро-2016. Два топ-турнира помогли каналу оперативно набрать 2 миллиона подписчиков и зафиксировать лучший результат в истории канала – матч Аргентина – Швейцария увидели 1,2 миллиона зрителей beIN. 

Рывок не только впечатляющий, но еще и очень дорогой: за четыре стартовых года beIN потратил на телеправа 1,4 миллиарда долларов. 

Офигевший от таких раскладов Canal+ подал на beIN в суд за нарушение правил добросовестной конкуренции. «beIN финансируется катарскими владельцами и дезорганизует рынок. Этот канал всегда будет убыточным», – обвиняли юристы Canal Plus.

Отчасти они правы: многие французские медиа отмечают, что с такими расходами у beIN нет шансов выйти на самоокупаемость. Медиа Challenges подсчитало, что канал тратит в среднем 350 миллионов евро в год, а зарабатывает только 150.

От вопросов о самоокупаемости Нассер деликатно уворачивается: «Чтобы говорить о каких-то деньгах или окупаемости, нам нужно построить спортивный канал премиум-класса. Мы здесь надолго».

На самом деле убытки именно beIN Sports не так важны. Сейчас холдинг beIN Group Media (частью которого является beIN Sports) вещает более чем на 50 стран мира, среди которых есть очень перспективные направления: Испания, США, Австралия, Ближний Восток. Даже если французское подразделение будет убыточным, холдинг доберет прибыль в другом направлении. Поэтому у beIN есть мощное преимущество перед тем же Canal Plus.

Ок, с финансами разобрались, возвращаемся к французским войнам.

Иски не особенно помогли Canal+ сохранить аудиторию: начиная с 2012-го канал ежегодно теряет примерно по полмиллиона подписчиков. В 2019-м телеканалы сравнялись – по 4 миллиона подписчиков у каждого. Но еще в 2012-м beIN не существовало, а у Canal+ было 7 миллионов подписчиков. В 2019-м изможденный конкуренцией Canal+ вынужденно сократил 15% рабочих мест.

«Появление beIN изменило многое, – считает Даниэль Билалян, директор по спорту на французском ТВ. – Особенно для Canal Plus. Впервые за долгие годы у них есть конкурент».

В последние годы в уютную войну вклиниваются новые игроки: в 2018-м испанская Mediapro за 762 миллиона стала главным вещателем Лиги 1 с 2020-го по 2024-й. Похоже, катарцам нужно готовить еще больше денег.

beIN замешан в массе скандалов. В 2019-м канал чуть не ушел из Серии А из-за Саудовской Аравии

Пока что beIN – идеальный пример трансформации нефтяных денежных мешков в симпатичный стартап. Но шейхи есть шейхи – даже выстраивая законный бизнес в сердце Европы, они ведут дела в очень своеобразном стиле.

Каналу часто прилетает за вертикальную модель управления – ни одно важное решение не принимается без одобрения Главного Шейха. Иногда менеджерам приходится неделями ждать, пока Нассер отвлечется от «ПСЖ» и остальных дел и наконец одобрит новое шоу.

«Каждое решение подтверждается Юсефом (Юсеф аль-Обайдли, президент французского отделения beIN Media Group – Sports.ru), который предварительно советуется с Нассером. Когда появляются новые проекты, мы вынуждены неделями ждать одобрения из Дохи», – рассказал французскому Challenges анонимный источник из телеканала. Во Франции говорят, что именно из-за этого в 2014-м канал покинул Чарльз Битри.

Юсеф аль-Обайдли

Но это еще терпимо. Главная боль менеджеров beIN заключена в двух словах – Саудовская Аравия. Как известно, между Катаром и саудитами отношения даже более напряженные, чем у России с Украиной после 2014-го: больше 30 лет соседи не могут решить, кто от кого зависит, а в 2017-м они даже разорвали экономические и дипломатические отношения.

Французский канал beIN не обязан вникать в конфликт двух арабских стран, но глобальному холдингу beIN Media Group не избежать влияния внешней политики Катара: враги государства – враги холдинга.

Осенью 2017-го (всего через пару месяцев после разрыва экономических отношений) beIN засек в Саудовской Аравии пиратский канал beoutQ. Он незаконно транслировал на арабские и африканские страны контент beIN. Суть в том, что beoutQ – государственный канал, его самый крупный пакет акций у правительства Саудовской Аравии. beIN потребовал у властей Саудовской Аравии прекратить вещание, а они сделали вид, что не знают о beoutQ.

Среди пиратских трансляций оказались матчи АПЛ, а это уже не шутки: лига жестко воюет с пиратством и подала в суд не только на beoutQ, но и на beIN. Катарскому холдингу пришлось уволить 300 сотрудников (все – замешаны в пиратстве) из офиса в Саудовской Аравии и прекратить трансляции сначала АПЛ (именно ее пиратили активнее всего), а затем еще нескольких горячих турниров (например, «Формулы-1»).

Саудиты возмутились и вкатили местному отделению beIN 20-миллионный штраф под вымышленным предлогом. В ответ beIN перевел юридический отдел в режим смерти и подал в международный арбитраж иск правительству Саудовской Аравии на миллиард долларов.

Необычная повестка для французского канала, правда?

В ноябре 2019-го уже серия А оказалась зажата между двумя арабами. В январе итальянцы провели Суперкубок Италии в Саудовской Аравии (за это лига получила от саудитов 20 миллионов), а beIN в ответ пригрозил разорвать телеконтракт с Серией А. beIN играл мускулами с полным ощущением превосходства, ведь Серия А получала от них рекордные 450 миллионов долларов. До исполнения угроз не дошло, но прецедент забавный.

Последний скандал связан с Нассером Аль-Хелайфи – шейха обвинили в подкупе генсека ФИФА Жерома Вальке. Швейцарская прокуратура утверждает, что Вальке помог beIN Sports получить телеправа на чемпионаты мира в 2022-м и 2026-м в обмен на виллу в Сардинии и около миллиона евро. Расследование все еще ведется, Вальке и Нассера уже допросили в прокуратуре. Но учитывая, что Вальке еще раньше отстранили от работы в футболе на 12 лет (за нарушения кодекса чести ФИФА), поверить в его честность тяжело.

***

А где самая важная часть? Где истории про то, как beIN жестко цензурит негатив про «ПСЖ» и муштрует журналистов хвалить прически Неймара? Невероятно, но про beIN их почти нет.

Из истории про beIN, шейхов и ПСЖ напрашивается два вывода:

• За шальные нефтяные деньги можно создать качественное предприятие;

• Если ты мультимиллионер и у тебя есть свой канал, то необязательно превращать его в карманный фейкомет – можно делать современный продукт и кайфовать.

Босса «ПСЖ» обвиняют в подкупе ФИФА и махинациях с ТВ-контрактами. В материалах дела яхты, виллы и полеты на бизнес-джетах

The Sunday Times нашли ТВ-контракт Катара и ФИФА на 400 млн долларов – пишут, что это официальная взятка

Источник