Сложно придумать более драматичную историю, чем уход из футбола Ван Бастена. Его карьера оборвалась всего в 28 лет, по современным меркам –  самый пик, но даже так Марко удалось оставить заметный след в истории футбола.

Ван Бастен дебютировал на взрослом уровне в составе «Аякса» в матче против НЕК – после перерыва заменил Кройффа, которому на тот момент уже стукнуло 35. Тайма хватило, чтобы забить. Уже тогда появились первые мысли, что юный голландец – это новый Кройфф или как минимум его достойный преемник. 

Потом Марко трижды выиграл с «Аяксом» чемпионат и Кубок, а также Кубок обладателей кубков. Пиком карьеры стал переход в «Милан» – 4 чемпионства и два подряд Кубка европейских чемпионов. Обратная сторона успеха –  ужасные боли, сопровождавшие его большую часть карьеры, лечился он почти столько же, сколько играл. Это было настолько серьезной проблемой, что главный тренер сборной Голландии Ринус Михелс сомневался, стоит ли вообще брать Марко на Евро-1988 – был риск, что футболист опять сломается. Вим Кифт и Джон Босман казались более надежными вариантами. 

Настолько, что тренер прямо заявлял – на место в основе Марко может не рассчитывать. Нападающий был подавлен и уже собирал чемоданы, но Гуллит уговорил одноклубника остаться в сборной и ждать шанса. После поражения 0:1 от сборной Советского Союза Михелсу пришлось что-то менять, и Ван Бастен оказался в старте. «Оранжевые» разбили Англию 3:1, все голы забил Марко. Вопрос о месте в старте теперь был неуместен. Финальный гол в ворота СССР стал не только реваншем для Нидерландов, но и персональным триумфом Ван Бастена – он стал лучшим игроком турнира и взял свой первый (из трех) «Золотой Мяч», а его гол Беккенбауэр назвал «голом столетия». На тот момент Марко было всего 23, впереди – вся карьера. Но уже спустя 5 лет с футболом пришлось закончить. 

18 августа 1995-го на «Сан-Сиро» было много слез: плакал Капелло, тренировавший тогда «Милан», одноклубники, 80 тысяч зрителей и миллионы у экранов. Позже голландец рассказал, что испытывал в этот момент:

«Было неуютно. Несмотря на оглушительные аплодисменты, я был одинок. Мной овладела пустота, я должен был закончить этот круг по стадиону, это единственное, что я знал о своем ближайшем будущем.

Так не должно быть! Это не мое место, не сейчас! Я не должен бегать в костюме, пока они стоят в форме и смотрят на меня. Я должен быть с ними, забивать голы, отдавать пасы, творить историю, создавать ту самую, волшебную атмосферу «Сан Сиро».

Я чувствую себя окруженным тишиной, несмотря на восемьдесят тысяч поклонников и их аплодисменты, хотя слышу, как они повторяют мое имя и вижу плакаты. В течение многих лет у меня болела лодыжка, но сегодня боль ушла.

Действительно, вся боль исчезла. Ошеломлен, побежден – я не знаю, как это назвать. Я должен быть там, на поле, с ними. Вместо этого я бегу. И я хлопаю. И все продолжают петь, кричать и аплодировать. Стадион дрожит. Мой стадион.

Я прощаюсь на глазах 80 тысяч. Футболист Марко Ван Бастен больше не существует. Вы смотрите на кого-то, кого больше нет. Вы аплодируете призраку. Я никогда не хотел верить, что этот момент действительно наступит. Моя капитуляция. Хочу плакать, но я не могу разрыдаться здесь, как ребенок. Я стараюсь сохранять спокойствие. Я бегу. И я хлопаю. Но я не показываю боли, которую чувствую. Я вижу своих товарищей по команде, которые все еще ждут в центре поля, растроганные. Арена разделяла их чувства, стадион был полон. Полон грустью. Все это было для меня. Для того, кем я был.

Что-то изменилось, что-то фундаментальное. Футбол – это моя жизнь. Я потерял свою жизнь. Сегодня я умер как футболист. Я здесь гость на моих собственных похоронах. Я перестаю бежать и хлопать. Круг окончен».

Очень грустно. Давайте разбираться, что же к этому привело.

Анатомия травмы ван Бастена: нагрузки и повреждения деформировали сустав, а боль была невыносимой и не отступала ни на минуту

Отправная точка –  первая травма в «Аяксе» в 1986-м. Вернее, не само повреждение, а операция, после которой боль так и не ушла.

Ван Бастен тогда травмировал голеностопный сустав – обычная история. По данным ФИФА, это 11-23% от всех повреждений в футболе, в любительском спорте доходит до 35%. В основном это повреждения связочного аппарата, переломы и остеоартроз суставов. Последнее и настигло голландца. 

Немного анатомии. Голеностопный сустав образован таранной, малоберцовой и большеберцовой костью – выступающие части последних двух и есть латеральная и медиальная (наружная и внутренняя) лодыжки. Отдаленно это напоминает вилку, как иногда и называют этот сустав. На рисунке изображена схематично левая нога сзади.

Со временем травмы, высокие нагрузки, возрастные изменения приводят к остеоартрозу, то есть к дегенеративно-дистрофическому заболеванию суставов, причина которого – поражение хрящевой ткани.

Ладно, теперь по-русски. Все суставные поверхности (те участки кости, которые участвуют в образовании сустава) покрыты хрящом. Он служит прокладкой, облегчающей движение и – самое главное – снижает трение. Кроме того, есть еще и суставная жидкость, выступающая в роли смазки, а также переносящая питательные вещества. С возрастом хрящи истончаются, количество жидкости уменьшается – то есть происходит дегенерация тканей.

Ускоряют этот процесс травмы, постоянные повреждения, рубцы. Повышенный износ ухудшает доставку необходимых питательных веществ к суставу – это и есть дистрофия (в переводе с греческого: dys… — приставка, означающая затруднение, нарушение, и trophe — питание). 

На рисунке выше слева здоровая нога, справа – пораженная остеоартрозом. Голубым нарисован хрящ. Поверхности сустава деформируются, жидкости все меньше, в итоге движения затрудняются, а из-за отсутствия «прокладки» кости трутся друг о друга, что и вызывает боль. С прогрессированием заболевания появляются костные наросты – остеофиты, которые дополнительно травмируют суставные поверхности, вызывая еще более сильную боль. Кроме того, крупные остеофиты могут препятствовать нормальному движению.

Еще в 14 Ван Бастену предлагали закончить с футболом. В наше время врачи не так категоричны

По словам его отца, мальчику еще в 14 лет врач сказал, что если тот продолжит играть в футбол, станет инвалидом. Бытовало мнение, что если у молодого футболиста до 17 лет наблюдается что-то похожее на остеоартроз, то это крест на карьере. 

Это заблуждение. Согласно последним исследованиям, спортсмены действительно подвержены риску более раннего развития остеоартроза, основной причиной этого служат многократные травмы суставов и повышенные нагрузки на них. Но есть важный нюанс – по большей части остеоартроз формировался при игнорировании симптомов, попыток заглушить их обезболивающими на фоне повторяющихся травм и, конечно, запоздалого обращения к врачу. А начальные изменения без какой-либо клиники – это, можно сказать, вариант нормы для профессиональных спортсменов, который требует наблюдения, но не более. 

Тогда же не существовало деления на спортсменов и обычных людей, из-за чего врач мог запретить занятия спортом, по крайней мере временно, если видел начальные признаки остеоартроза на рентгене.

Но перестраховка в таких случаях не всегда ошибочна. Дело в том, что остеоартроз может формироваться как из-за повторяющихся травм (вторичный, описанный выше), так и из-за врожденных деформаций сустава (он же первичный). Это необязательно какие-то грубые патологии, даже отклонение стопы на пару градусов может стать роковым. В таком случае остеоартроз развивается раньше и в разы быстрее. На какой-то участок сустава приходится большая нагрузка, чем в норме, в результате чего износ ускоряется.  

Конечно, восстановление после любой травмы в этом случае осложняется: оно превращается в настоящее испытание и тоже ускоряет разрушения сустава. Это довольно редкое явление, не более 5% из всех случаев остеоартроза, но вам никого не напоминает? 

Конечно, нельзя наверняка сказать, что остеоартроз Ван Бастена носил именно первичный характер, но, на мой взгляд, уж слишком много совпадений в его рассказах о травме.

Врача шокировало состояние сустава Ван Бастена, а сам Марко легкомысленно относился к реабилитации

Ван Бастен перенес несколько операций, которые, скорее всего, были абразивной артропластикой. Если говорить по-русски, это удаление костных наростов, неровностей хряща и его оторвавшихся частичек. И уже тогда могло делаться артроскопически, как на видео.

Конечно, технологии не стоят на месте, но даже сейчас остаются сомнения в такой  методике. По выводам ряда исследований, не всегда артроскопия хоть как-то меняет состояние пациента в подобных случаях. Сейчас один из способов лечения – пересадка хрящевых клеток в область пораженного сустава, но эта методика применялась и в 80-е – правда, не так широко, да и даже сейчас нельзя назвать ее эффективной на 100%.

Также существует метод эндопротезирования сустава, то есть его полной замены на титановый протез, но это вариант точно не для спорта.

В самых тяжелых случаях, как у Марко, приходится прибегать к фиксации сустава. Но в таком случае страдает подвижность сустава, играть в футбол становится проблематично, поэтому этой опцией голландец воспользовался уже после завершения карьеры. Его голеностоп оперировал Ник Ван Дейк, выдающийся хирург-ортопед, он работал с Месси и Ибрагимовичем. Состояние ноги голландца шокировало врача: «Его сустав выглядит как у восьмидесятилетнего старика!» Поэтому голеностоп пришлось фиксировать титановыми винтами – это хоть и сильно ограничивает подвижность, но уменьшает трение и боль.

После операции хирург настрого запретил любые нагрузки на ближайшие 10 недель. Но он не учел главное – бойцовский дух Ван Бастена.

Через 3 месяца в квартире доктора раздался звонок, на том конце провода была свекровь Ван Дейка: «Включи телевизор, господи, скажи мне что это не Марко!». Ван Дейк бросился к экрану и увидел невероятное – Ван Бастен рубился в футволей против братьев Де Буров. Позже Марко рассказал, что напуганный до смерти врач еще долго объяснял ему, какой это был огромный риск: «Я с тобой инфаркт заработаю!» – ругался Ван Дейк.

Со времен карьеры Ван Бастена технологии, конечно, изменились, новое оборудование позволяет проводить менее инвазивные операции, то есть затрагивать как можно меньше здоровой ткани и повышать эффективность процедуры, а не дополнительно травмировать сустав. Но все равно многое решают индивидуальные особенности: характер травмы, изначальное состояние сустава, реакция на реабилитацию и многие другие факторы. 

Сейчас реабилитологи при острой травме придерживаются концепции ранней мобилизации, то есть пациент начинает двигаться и использовать травмированную конечность как можно раньше. Это дает фантастические результаты. 

Например, согласно гайдлайну больницы Массачусетса (многие другие с ним солидарны), мы приступаем к реабилитации уже с первого дня после операции на голеностопном суставе. Поначалу это, конечно, по большей части покой и контроль воспаления, а к 3 недели можно приступать к самым простым упражнениям (никаких 10 недель полного покоя), ну а дальше – насколько позволяет состояние пациента, оборудование, ваша квалификация и фантазия. 

В большинстве случаев это работает. Первым на ум приходит ужасная травма Гомеша, которая, правда, выглядит страшнее, чем есть на самом деле. Благодаря вышеописанным методикам и ранней активизации через 4 месяца он уже был на поле. В сравнении с мучившимся годами Ван Бастеном – настоящее чудо.

Другой пример – Лео Месси. Все знают историю, как «Барса» оплатила его лечение: курс соматотропина (гормона роста). Без него аргентинец вряд ли бы дотянул до взрослого уровня.  Ведь очевидное отставание в физических данных в юношеском футболе – это практически крест на карьере даже в наши дни. Сейчас же Лео, конечно, не гигант, но прочность его связок и мышечная сила позволяют бить штрафные так, что любой другой на его месте точно получил бы травму. До середины 70-х такое было практически невозможно.

Современная медицина спасла бы великого?

Нельзя сказать наверняка, какой была бы карьера любого игрока, родись он в другую эпоху. Прогресс не стоит на месте, но каждая травма уникальна. Даже с современным оборудованием и методами реабилитации главную роль играет человек. Человек, который оперирует, человек, который занимается реабилитацией, и человек, которого, собственно, лечат.

Это всегда очень сложный вопрос, что же пошло не так – неудачная операция или реабилитация, изначальная расположенность, травмы или что-то еще. Может быть, шансы вернуться на поле у Ван Бастена-2020 были бы выше, чем у Ван Бастена-1993, но сказать точно можно одно – даже за свою недолгую карьеру он успел стать великим футболистом, а ранний финал – часть его драматичной истории.

В АПЛ перед рестартом проведут мини-предсезонку (иначе все травмируются). Тренировки дома бесполезны?

Мой канал в телеграме о спортивной медицине

Источник