Хотелось бы, но нет.

На прошлой неделе Госдумой в первом чтении единогласно (411/0) принят проект изменений в закон о физической культуре и спорте «в части противодействия противоправному влиянию на результаты официальных спортивных соревнований». Новость о новом ударе по договорнякам быстро просочилась в медиа, но ее смысл почти никто не понял.

В ожидании госдумовских вторых чтений перевожу (очень стараюсь) на человеческий.

Так… У нас есть договорняки?

После странного матча «Чайка» – «Черноморец» из мая 2019-го было возбуждено первое уголовное дело по договорнякам в России. РФС посчитал матч странным и передал материалы в МВД.

После 150 допросов/очных ставок и 40 обысков/выемок документов в семи регионах тренеру новороссийцев и шестерым игрокам предъявлены обвинения (часть уже признали вину). Значит ли это, что это был первый договорняк? Вот несколько историй из прошлого, которые не дошли до МВД.

• Все ту же «Чайку» сослали этом году в низшую лигу, когда КДК признал, что игра с «Ангуштом» (5:0) в 2018-м была договорной, как и матчи с «Армавиром» (2:0) и «Дружбой» (1:0).

• Валерий Непомнящий рассказал о странном матче «Томи» с нальчикским «Спартаком», когда кабардинский клуб каким-то образом «задолжал» томичам (предположительно, речь о матче в ноябре 2008-го, который скатали 1:1).

• Леонид Слуцкий в разговоре с Ксенией Собчак косвенно признал, что матч «Терек» – «Крылья Советов» из 2009-го мог быть договорным.

• В 2013-м году бывший губернатор региона и экс-председатель совета директоров калининградской «Балтики» сообщил о добровольном отказе от борьбы за место в РПЛ: «Наша команда сегодня занимает пятое место по итогам сезона, могла занять второе и выйти в Премьер-лигу. Я попросил их этого не делать. Потому что денег у нас не столько, чтобы Премьер-лигу содержать». Позже он ожидаемо заявил, что его «слова интерпретированы некорректно».

Явно это только часть списка подозрительных игр.

Закон принимают, чтобы лучше бороться с договорняками?

Не совсем. В первую очередь, обновленный закон нужен, чтобы не оказаться на задворках мировой спортивной политики. 

Хоть и с опозданием (планировали внести еще в 2018 году), Россия выполняет обязательства государства-участника конвенции Совета Европы против манипулирования спортивными соревнованиями – именно оттуда новая терминология. 

Кажется, что смысл закона – просто подогнать нашу законодательную базу под международную.

А разве у нас не было норм о договорняках?

Были. Нормы о «противоправном влиянии на результат спортивного соревнования» (термин «договорной матч» – не юридический) уже есть в законе с 2013-го года и касаются подкупа/сговора участников или организаторов. Закрепление нового термина «манипулирование спортивным соревнованием» выражается в добавлении его в скобках к существующей формулировке по всему тексту закона. 

В закон также вносятся новые способы манипулирования – конфликт интересов и использование инсайдерской информации. В чем суть, из текста пока не очень понятно.

Кстати, ответственность за эти новые способы не предусмотрели при внесении проекта. Пока в КОАП не будет дополнений, эти нормы фактически не заработают. Изменения уже есть на уровне проекта и после принятия сулят максимальные штрафы 200 тысяч для физлиц и 1 млн для юрлиц.

Штрафы применят в случае отсутствия уголовной ответственности за такое деяние, то есть как раз за два новых направления. Существующая с того же 2013-го уголовная ответственность за организацию договорняка (но только за подкуп/сговор) колеблется от штрафов до семи лет лишения свободы (по ст. 184 УК РФ). 

Давайте попробуем раскрыть ключевое из законопроекта. Что такое конфликт интересов в контексте договорняков?

Конфликт интересов в его каноническом значении – любое использование своего положения/полномочий в личных интересах с какой-то выгодой.

На самом деле нормы о таком конфликте в спорте (но не в самом законе) давно уже есть и работают – они содержатся практически во всех уставах/регламентах спортивных федераций (например, РФС), в основном для соответствия международным нормам. 

Европейская конвенция сообщает, что конфликт интересов – это, помимо прочего, ставки на те спортивные соревнования, к которым стороны соревнований имеют отношение (уже есть в законе о спорте) и неправомерное использование инсайдерской информации (это как раз пытаются урегулировать).

Предлагаемая в нашем проекте интерпретация понятия – это (на моей памяти точно) самая объемная и запутанная среди всех. И при этом самая узкая в применении – только в контексте договорняков. 

Также странно, что конкретных мер по предотвращению конфликта интересов в проекте нет. С учетом того, что за это в будущем светит административка (кстати, впервые за конфликт интересов во всех сферах – обычно максимум увольнение), то доработки в данном направлении необходимы.

Юридический разбор отношений между Черчесовым и Агузаровым – есть ли конфликт интересов? Плюс ответы РФС и ФИФА

Что за инсайдерская информация? Нобелю стоит переживать?

Самая популярная ветка комментов под новостью выглядит так.

Нобелю Арустамяну и другим журналистам пока не стоит паниковать – изменения вообще не имеют отношения к журналистскому инсайду или эксклюзиву. Возможно пока – ведь термин закрепили, а что это конкретно, не рассказали. Поэтому мы можем только догадываться по следующим общим признакам:

• речь про непубличную информацию, распространение которой может повлиять на спортивный результат. Важное про общедоступность – информация, опубликованная в СМИ, не может считаться инсайдерской;

• это охраняемая законом тайна или иная информация. А без уточнения общий перечень охраняемых законом тайн включает в себя длиннющий список – от банковской до тайны ломбарда;

• доступ к ней возникает в связи с трудовой или иной деятельностью (в том числе в качестве участника или спонсора) по договору с организатором соревнований. Так что речь скорее о спортсменах и официальных представителях клубов/турниров.

Депутат Госдумы Дмитрий Пирог немного приоткрыл завесу: инсайд – это, например, передача третьим лицам «тактических планов на будущую игру». А издание «Коммерсантъ» в апреле предположило другой вариант: когда сотрудники клуба делают ставки на матчи своей команды, заранее зная результат (сообщалось, что работники «Чайки» этим увлекались). 

Понятно, что не стоит зацикливаться только на футболе (и других командных видах спорта) – инсайд о травмах, допустим, в единоборствах, может дать преимущество сопернику. Но пока это на уровне догадок.

Моделируем новую версию договорняка и его разоблачение

Вид спорта – футбол. 

Уровень – ФНЛ (без лучшей лиги мира – никуда).

Допустимость – «тактический план» все-таки попал в перечень инсайдерской информации РФС.

Ситуация – повар на базе (или любой другой сотрудник клуба) от говорливого игрока узнал о тактическом плане на игру (схема в три защитника) и передал (в том числе устно) через посредника информацию команде-сопернику.

Ответственность – если каким-то образом возможно будет доказать умысел повара-инсайдера (если кто-то вообще будет это доказывать), то он за манипулирование спортивными соревнованиями может получить штраф до 150 тысяч рублей, а посредник – до 70 тысяч.

Содержание «тактического плана» и его дальнейшее применение – не особо важны. Все это немного странно, но почему так получается – мы же вроде копируем конвенцию?

Вспоминаем про наши особенности. Запрет на распространение инсайдов по конвенции задуман как один из элементов системы профилактики договорняков (там еще есть, например, выполнение спортивными организациями контрактных обязательств), а у нас использование инсайда – это сразу противоправное влияние на результат.

Хммм. Какой итог? Борьба с договорняками станет хоть чуть-чуть проще?

Скорее всего, нет. Хотя депутат Дмитрий Пирог уверен в обратном:  «Законопроект усиливает юридические возможности по борьбе с договорными матчами и иным деструктивным влиянием на результат. И оказывает положительное влияние на развитие российского спорта и повышение имиджа на международной арене».

Вывеска действительно красивая, но что конкретно усиливается, неясно. Новые предложенные формы манипуляции результатом, скажем прямо, не самые распространенные (если вообще существуют) при организации договорняков. А давние (вроде подкупа и предварительного сговора) не особо мешали злоумышленникам и помогали контролирующим органам, раз согласно отчету международной ассоциации честных ставок в 2020-м году Россия стала лидером по числу подозрительным матчей. 

Неужели проблема была в передачах тактических планов и ставках работников клуба на слитые матчи? По крайней мере, Непомнящий или Слуцкий об этом точно не упоминали. Да и в эпосе имени «Чайки» ставки работников вряд ли были первопричиной договорняков.

Так что пока речь скорее не о решении старых проблем, а дополнительный фокус на пока еще неопределенные новые.

До окончательного принятия законопроекту надо пройти вторые и более формальные третьи слушания Госдумы (где еще возможны поправки), после чего его ждет Совет Федерации и подписание президентом.

Бро Абрахама, Менди и других звезд оказался кибермошенником. Чуть не увел 100 млн у клуба АПЛ

У наших судей новые правила жизни: не говорить, за кого болеешь, сообщать о подарках (даже вымпелах), не спорить в соцсетях про футбол

ФИФА получит 200 млн долларов за… коррупцию в ФИФА. Тут есть что обсудить

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here