Sports.ru запустил новый сериал о РПЛ – на этой неделе мы вспоминаем сезон-2012/13, который считаем лучшим в истории. 

Мы уже рассказали о 50 фактах того сезона и шведских полузащитниках ЦСКА, а вторник полностью отдали «Спартаку»: разобрали 0:5 от «Зенита», погрустили от упущенной победы в Барселоне, и отрецензировали период Унаи Эмери, который получился коротким, но запоминающимся. Теперь Вадим Кораблев рассказывает о деталях сумасшедшего переезда во Владикавказ Ройстона Дренте. 

В мае 2012-го Ройстон Дренте думал, нужен ли ему футбол. Аренда в «Эвертоне» закончилась, год получился насыщенным: он провел 21 матч, забил 3 гола, опаздывал на тренировки, веселился в барах Ливерпуля и давал странные интервью (в одном сказал, что Месси часто называл его негром).

Дренте принадлежал «Реалу», но не играл за него с 2010-го, перед «Эвертоном» он провел сезон в «Эркулесе». «Мадрид» не собирался возвращать стихийного голландца и просто не продлил контракт. Дренте догадывался, что так будет, но точно не ожидал, что его карьеру прибьет Дэвид Мойес, объяснивший «Наполи» и «Бешикташу», почему Ройстона не стоит брать даже бесплатно.

Дренте было всего 25, обычно игроки в таком возрасте цепляются за любой шанс продолжить – особенно, если где-то не получилось, и интерес серьезных клубов испарился. Но Дренте переживал всего пару месяцев, взял паузу от футбола, увлекся музыкой и открыл в родном Роттердаме магазин одежды. 

Он и не предполагал, что пауза продлится 9 месяцев.

Как «Алания» договаривалась с Дренте – это целое приключение. Переход мог затормозить неработающий принтер в доме Ройстона  

В «Алании» могли и не вспомнить о Дренте, если бы не последний тур сезона-2011/12 ФНЛ. Команда Владимира Газзаева считалась самой зверской, но отдала первое место «Мордовии», а второе рисковала проиграть «Нижнему Новгороду». Но все сложилось хорошо: гостевая ничья в последнем туре с «Уралом», поражение «Нижнего» от «Торпедо» – и второй за три сезона рывок Владикавказа в РПЛ.

Правда, Владимир Газзаев так и не почувствовал результат этого успеха: в новом сезоне его сменил отец, который совмещал тренировки с должностью президента клуба. Валерий Газзаев говорил, что «Алании» нужно закрепиться в Премьер-лиге, но быстро выяснилось, что миссия невыполнима: команда выиграла два матча в первых пяти турах, но в следующий раз порадовалась только спустя 18. 

Героем стал как раз Дренте, переехавший во Владикавказ в конце января – перед второй частью сезона. Полгода Ройстона в России – заслуга агента Марата Хинчагова. В клубе никто не верил, что ему удастся уболтать парня, который еще недавно играл за «Реал» и «Эвертон», но Хинчагов всех удивил. Вот его прекрасный рассказ для Sports.ru о поездке в Роттердам, которая сначала пошла не по плану. 

«Идея подписать Дренте давно витала в воздухе, за полгода до сделки какие-то иностранные агенты предлагали мне привезти его в Россию, но цифры там, естественно, были совсем другие, – начинает Хинчагов. – Потом уже за Ройстона никто не хотел платить больших денег, но мы все равно точно не знали планы «Реала» и «Эвертона»: будут ли с ним продлевать контракт, будут ли его выкупать. Когда стало ясно, что Дренте свободен, мне один агент из России, не хочу называть его имя – снова предложил вариант с подписанием. Мы договорились, что вместе полетим за Ройстоном, но в итоге я полетел, а он нет. Я оказался в Голландии один, не знал, что делать и с кем общаться. Хорошо, что после Дренте должен был ехать в Бельгию по другому футболисту, там меня ждал партнер Вадим Журавлев. Мы встретились – и начали поиски Ройстона.   
 
За это время нам позвонили где-то 3-4 человека, говорили, что это они агенты Дренте, но, конечно, это была неправда. Потом мы попросили помощи у «Фейеноорда», в клубе ответили, что он уже больше пяти лет у них не играет, но подсказали, что у него в Роттердаме есть магазин одежды. Мы поехали туда, спросили продавцов, где Дренте. Они ему позвонили – и скоро он приехал. Это был центр Роттердама, в его магазине продавались вещи, которые никогда в жизни – ну, лично мне – не захочется надеть. Примерно такие, в которых сейчас ходят наши 16-летние модники – с шипами, странных цветов. Дренте пытался реализовать свое творчество. 
 
Начались переговоры, которым мешал его агент Джером Андерсон – серьезный дядя, получил лицензию еще в 80-х. Как только он отошел, разговор пошел проще, но возникли другие сложности: Дренте сказал, что все решения принимает его семья. И тогда мы поехали к нему домой.

Вы просто не представляете, как это все выглядело: комната 20 квадратов, сидим мы с Вадимом и человек десять, которые живут в этом же доме – три тети, их мужья, бабушка, дети, племянницы (или двоюродные сестры). Была совершенно невероятная картина: все эти люди смотрели фотографии Владикавказа, что-то обсуждали. В отличие от ряда коллег, мы не показывали Дренте фотографии Питера вместо Владикавказа. И я искренне благодарен людям, которые выложили в интернет очень красивые фотографии города, на них Владикавказ выглядел красивее Роттердама. 
 
Чтобы понравится семье Дренте, мы с Вадимом читали про Суринам (у игрока суринамские корни – Sports.ru), про особенности страны, традиции местных. Они нас отлично встретили, накормили, общение продолжалось несколько дней – и в итоге они сказали окей. Мы очень обрадовались, но ровно до того момента, как они уточнили: «Ну а теперь вам надо поговорить с папой». Вылез папа (на самом деле это был отчим Дренте – Sports.ru), с ним было тяжелее всего. Прикол в том, что он старше Дренте всего на 16 лет, но Ройстон его беспрекословно слушал. Папа жил в Барселоне, начал нам лепить финансовые условия. Мы не были согласны, сказали, что уходим, но он остановил. 
 
Мы сидели так с восьми вечера до шести утра, и когда все-таки договорились, разбудили юриста, он всю ночь менял контракт. Потом пошли в спальню на втором этаже, чтобы распечатать бумагу, но оказалось, что у них закончилась краска. Ройстон говорит: «Ну что, давайте тогда завтра». Я отвечаю: «Ну уж нет, подпишем сегодня». Поехали в гостиницу, там распечатали – и все подписали. 
 
Когда я позвонил в «Аланию» и сказал, что все готово, мне не поверили и попросили прислать фотографию. Там, конечно, не ожидали, что все получится. Особенно учитывая финансовые возможности клуба. 
 
Агент Дренте просил миллион евро. Мы сказали Ройстону: он просит миллион, столько клуб заплатить не может, поэтому давай мы тебе половину выплатим бонусами. Заключили 3-летний контракт, 500 тысяч подъемных, месячная зарплата порядка 67 тысяч. Он был на четвертом-пятом месте по зарплате в «Алании». Подъемные делали его зарплату на 150 тысяч в год больше. 
 
У Ройстона была очень серьезная цель: заиграть во Владикавказе и перейти в российский топ-клуб. Мы рассказывали, как они устроены, пользовались всеми инструментами, чтобы привлечь Дренте. Сработало».

Дренте покорил Газзаева, учил российских игроков и убивал вратарей, хотя они умоляли его бить послабее

Статус и биография Дренте впечатляли и одновременно тревожили, казалось, после Мадрида и Ливерпуля он просто не сможет адекватно принять Владикавказ и новые реалии, но Ройстон сразу очаровал открытостью и прямотой. В феврале он присоединился к «Алании» на сборе в Турции, первое же интервью сайту клуба получилось неформальным и очень развернутым. В нем объяснил, почему согласился на переход: 

«Эвертон» был классным клубом с отличным тренером, но я вел себя неправильно, делал глупые вещи – и все это в конце концов привело к тому, что наши пути разошлись. Я достаточно долго не тренировался, посвящал себя семье и любимым занятиям. А потом в Нидерланды приехали представители «Алании», рассказали мне, что планируют сделать в России, какой клуб создать, и я понял, что это мое. Они дали мне главное: ощущение, что я могу начать все сначала. Вернули мне силу, энергию и веру в свои силы. Я понял, что все еще могу быть счастлив в футболе». 

Дренте серьезно не тренировался девять месяцев, говорил, что Газзаев ужасно гоняет, но никто и не заметил, что игроку тяжело. Газзаев расхваливал его скорость и мышление, на первой же тренировке команда поняла, что с ней игрок совсем другого уровня. «Ему ничего не нужно было объяснять тактически, – рассказывает Хинчагов. – Валерий Георгич сказал тогда, что он будто не других игроков тренировал несколько сборов, а занимался несколько лет с одним Дренте. Он все знал, не нужно было говорить, куда бежать и что делать. Все в детстве было заложено».

Один из тренеров «Алании» в то время рассказал нам, что российские игроки периодически советовались с Дренте, обсуждали с ним и тактические, и технические моменты. А у вратарей к Ройстону была отдельная просьба. «Наши игроки, выходившие на ударную позицию, сильно не били, – рассказывает Хинчагов. – А у Ройстона был сумасшедший удар, не слабее, чем у Халка. И он с двух метров расстреливал. Вратари уворачивались, просили не убивать их. А Дренте отвечал: «А как я тогда в игре буду забивать, если начну создавать вам комфорт на тренировках?». Совсем другая психология, конечно». 

Андрей Попов, лидер фан-клуба «Аланские барсы», рассказал Sports.ru, что когда в медиа появилась новость о подписании Дренте, фанаты подумали, что это фейк. Но прочитав о Ройстоне на сайте клуба, они были счастливы, поэтому на первый домашний матч после паузы собрались 15200 человек – при том, что обычно на команды второй половины таблицы ходили 7-8 тысяч. Попов уверен: тогда все пришли на Дренте. 

«Его отличала скорость мышления, – говорит Попов. – Чувствовалось, что команда подстраивалась под него, меняла тактику. Дренте подсказывал на поле, можно сказать, постепенно стал лидером наравне с капитаном Георгием Габуловым».

Да, чтобы стать суперзвездой Владикавказа, Дренте потребовалось просто приехать в город. 

Дренте и его семья свободно гуляли по Владикавказу, с них не брали деньги в магазинах. Отчим как-то привел на ужин молодую девушку 

Дренте видел, что при случае легко бы стал новым мэром, но его полюбили как раз за простоту и приземленность. Хинчагов понял, что игрок неслучайно советуется по всем переходам с семьей, когда Ройстон попросил сделать визы его родственникам. 

«Я не помню первые впечатления Дренте от Владикавказа, зато помню эмоции его семьи, – рассказывает Хинчагов. – Нас удивило, что Дренте попросил документы на визу для нескольких человек, хотел, чтобы они жили в Осетии. И они жили: две его тети, их мужья и домработница из Румынии. 

Мы их встретили в аэропорту и поехали в город. Когда добрались до центра, они вдруг спросили: «А когда начнется город?». Меня это очень напрягло, подумал, что когда они узнают, что это и есть город, начнут нервничать, будет неспокойно. Но в итоге им очень понравилось во Владикавказе. Старшее поколение семьи еще жило в Суринаме, их покорили ментальность и отношение людей: каждый прохожий был готов помочь, в супермаркете с них иногда не брали деньги за покупки. Нравилось, что магазины и аптеки работали круглосуточно, а в Роттердаме в восемь вечера все замирало, делать нечего. Привлекали всякие мелочи – например, что в Осетии, как и в Суринаме, очень любят фасоль. 
 
Потом они еще подружились с нашими бразильцами, и тетки Дренте им каждый вечер готовили южноамериканскую еду, потому что Суринам граничит с Бразилией. У них была своя компания».

Фрагмент жизни Дренте показали в передаче «Инсайд» на «НТВ-Плюс». Заметьте, с какой теплотой Ройстон говорит о той самой домработнице из Румынии.

Андрей Попов из «Аланских барсов» рассказывает, что после матчей Дренте по полтора часа раздавал автографы и фотографировался – не отказывал вообще никому. А еще вместе с фанатами прогуливался по центральным улицам Владикавказа, включал и напевал им свои песни. Фанаты встречались с его родителями и дядей, Попов характеризует их как «очень веселых людей». У него даже сохранилась фотография с отчимом и дядей Дренте. 

«Так и было, они спокойно гуляли по городу, – объясняет Хинчагов. – Его папа вообще любил погулять, знакомился с девочками: как-то на ужин привел девочку лет 20, которая по-английски знала только одно слово – like. В команде Дренте тоже никогда не ставил себя выше кого-то, обычный пацан с улицы без короны. Со всеми наладил отношения, шутил, играл в приставку. Рассказывал ребятам про «Реал», про Криштиану. Все с удовольствием и интересом слушали».   

В «Алании» Дренте оформил единственный хет-трик в карьере, а фанаты просили его вернуть клуб в РПЛ 

Игра «Алании» – самая тоскливая часть приключений Дренте во Владикавказе. За 11 туров команда выиграла всего дважды и заняла последнее место с 19 очками. 

За пару месяцев Дренте похудел на 8 кг (до 73-х), носился левым атакующим полузащитником и вроде бы набрал классную форму, но повредил подколенное сухожилие – как раз после матча, где придумал один из главных перфомансов того сезона. В 24 туре «Алания» принимала «Мордовию», с которой делила последнее место, и Дренте оформил первый и единственный хет-трик в карьере.

Вот как это было. 

После игры Газзаева спрашивали, не хочет ли он сделать Ройстона капитаном, но тренер ответил, что голландец еще слишком мало в команде, да и вообще повязка должна быть у воспитанника. Но фанаты были бы не против такого назначения. «Это был его звездный час в России, – говорит Андрей Попов. – Хет-трик, стычки на поле, настоящая жара. А в последнем матче чемпионата, где Рой не сыграл из-за травмы, мы посвятили ему баннер на английском: «Рой, мы вернули тебя в футбол, теперь ты верни нас в Премьер-лигу».

Но Рой ушел, потому что в его контракте был особый пункт: если «Алания» вылетает, он может разорвать соглашение без потерь. Так Ройстон и сделал, хотя его просили остаться. «Клуб позвал Дренте и его папу и предложил сохранить контракт, – рассказывает Хинчагов. – Но не вышло. Потом какое-то время Дренте был в Москве, ходил в баню с Прудниковым, Джанаевым, играл с ними в футбол где-то на Рублевке. А подъемных он так и не получил, ему говорили «завтра», «послезавтра», «попозже».  

«Алания», может, и выплатила бы Ройстону деньги, но спустя полгода развалилась. Клуб оставила богатая компания «РусГидро», которая пришла в 2012-м и наполнила команду банкнотами. Речь ее председателя правления Евгения Дода пахла безысходностью:

«Мы считали перспективным и правильным поддержать «Аланию», дали им огромные деньги – 1,2 млрд руб. Но футболисты вылетели в первую лигу, клуб не выполнил обязательства по переводу формы собственности в ОАО, и мы приняли решение в связи с ограничениями по тарифам и по финансовой доходности свернуть сотрудничество.

У нас больше нет ни желания, ни ресурсов работать с большим футболом вообще. У нас полное взаимопонимание с руководством осетинского клуба по вопросу возможной смены юридического лица, но коллеги хотят одного, а у нас другие возможности. Поэтому, к сожалению, спорт больших достижений – не наша весовая категория.

У нас нет таких возможностей, как у «Газпрома», «Роснефти», «Россетей».

Потусовавшись в Москве, Дренте поехал в «Рединг», где тоже не закрепился, но про его жизнь после «Алании» лучше почитайте в тексте Дениса Смирнова.

Главное, что нужно знать: Дренте всегда с любовью вспоминал об «Алании», хотя она осталась ему должна. Это просто не в стиле Ройстона – зацикливается на чем-то плохом. 

Удивительный все-таки парень.

Полгода Эмери в «Спартаке»: вдохновил команду (и даже Дзюбу), но был уволен Карпиным под аплодисменты журналистов

Лучшие полчаса «Спартака» Эмери – забили два «Барсе» на «Камп Ноу», но потом включился Месси

5:0 со «Спартаком» – последнее доминирование «Зенита» Спаллетти. Эмери сгубили глупые потери в центре поля

Шведы в ЦСКА – мощь, титулы и изящная трансферная война. Вернблума взяли ради Эльма, Расмуса Слуцкий считает сильнейшим легионером

Лучший сезон в истории РПЛ – 2012/13. Sports.ru расскажет о нем все 

Источник