Извините за спойлеры.

Совсем недавно мы рассказывали, как в 90-е российское ТВ совершенно не понимало, что делать с хоккеем: чемпионаты мира уходили на ТВЦ, суперлигу показывали на общедоступном НТВ только по субботам днем, а обзоры НХЛ на РТР не зашли аудитории так, как чемпионат НБА. На центральных каналах об этом спорте вспоминали все реже – да наши команды и поводов особых не давали.

Но советский хоккей оставался вечной причиной для гордости – и такие темы должны были подниматься только в вечных программах. В сентябре 2002-го на «Первом» вышел спецвыпуск «Поля чудес», посвященный 30-летию суперсерии СССР – Канада. Все тройки составлены из легендарных участников тех матчей – разумеется, советских.

Первая тройка игроков: Борис Михайлов (справа), Владимир Петров (по центру), Владислав Третьяк (еще даже не президент ФХР, слева).

Темой игры был, конечно, спорт. Но еще до первого вопроса Леонид Якубович признался, что давно знаком с игроками и довольно панибратски спрашивал их про количество наград (о википедии тогда еще не знали) – Михайлов, кстати, себе лишнюю золотую медаль ЧМ приписал.

Все проходило в лучших традициях программы: за Владимира Петрова барабан крутил его младший сын Вова (да, сын – даже Якубович в один из моментов назвал его внуком хоккеиста) – и он же должен был называть буквы.

Разумеется, Якубович общался с участниками – задавал вопросы. Кажется, только за счет ведущего, живо интересующегося всем, эта передача существует до сих пор (удивлены? загляните в программку).

– Давай вспоминать. Знаменитая тройка: Михайлов – Петров – Харламов. Грех Валеру не вспомнить. Светлой памяти… Кто вас первый раз вывел? В каком году?

– Тройка образовалась в 1968 году в ЦСКА, – рассказывал Петров. – Впервые мы вышли играть в «Лужниках» на первенстве Советского Союза.

– В 1972 году вас всю тройку… Это Бобров-Кулагин тренировали?

– Да, но тогда Валерий Харламов играл не с нами. С нами играл Юрий Блинов, а Валера – с Викуловым и Мальцевым. 

– Это был первый матч – 1972 год?

– 72-й, да.

– Ой, вы банкрот.

– Владик, специально к этому все и вели. Владислав Третьяк! Давай вспоминать: 1972 год, первый матч. Вы прилетели туда 2 сентября?

– Нет, мы прилетели туда за 2 дня до игр. Два дня у нас было на акклиматизацию.

– Вы прилетели в Монреаль?

– В Монреаль. Встречали нас на самом правительственном уровне. Первый раз мы, не выходя в аэропорт, в самолете получили штампы, так прошли паспортный контроль.

– Кто был инициатором серии? Наши или канадцы?

Тут мнения у игроков разошлись.

– Вообще Анатолий Владимирович Тарасов и Аркадий Иванович Чернышев, – начал Владимир Петров. – Они давно вынашивали идею сыграть с лучшими хоккеистами мира, помериться силами.

– Иглсон пишет, что это он придумал…

– Я думаю, что да – занял другую позицию Борис Михайлов. – Потому что в то время организация НХЛ была закрытая, и настало время, что им надо было выходить на европейский рынок, а сборная Советского союза тогда была непобедимой. И поэтому Иглсон принял решение первыми сыграть с нами – с Советским союзом.

– Скажи мне, Владик, тебя кто-нибудь предупреждал… Ну ты вообще вратарь – тебе больше всех и достается. Я вообще не понимаю, в чем ты стоишь и как это происходит. С какой скоростью летит шайба?

– Ну смотря откуда.

– Что значит «откуда»? Оттуда.

– Где-то 160-180 км/ч. 

– Ну это, мягко говоря, больно.

– Бывает, конечно. Но есть защита специальная.

– Ну кто-нибудь тебя предупреждал, что они сильнее играют: «Аккуратнее, а то щелкнут по лбу»? 

– Ко мне, как ни странно, перед самым матчем, за 10 минут, пришел самый великий вратарь в Канаде Жак Плант – что для меня было необычно. Он зашел в раздевалку – я вообще не знаю, как его пустили, потому что у нас в раздевалку никогда никого не пускали. А он прошел, вызвал меня и начал мне рисовать – я по-английски тогда не разговаривал, а он по-русски не говорил. Мы подошли к доске, и он начал мне рисовать: как играет Фил Эспозито, как играет Иван Курнуайе, кто откуда бросает. Я не знаю, почему это произошло: или вратарское братство, или просто он думал, что мне всего 20 лет – сейчас 12 шайб мне забьют, может быть, так пожалел меня.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Город звезд, понтов и кокаина. Шон Эйври окунулся в гламурную жизнь Лос-Анджелеса

– Спасибо! Ой, ты тоже банкрот.

Разумеется, не обошлось без подарков Леониду Якубовичу – бога музея капитал-шоу «Поле чудес» гневать нельзя. От всех хоккеистов Владимир Петров подарил золотой шлем и две видеокассеты с фильмом о Харламове.

Тут же Петров рассказал об эпизоде, связанном с партнером по сборной и ЦСКА: 

– Один из канадских журналистов говорил: «Мы советскую команду разобьем в первом же матче. Им некем будет менять игроков». И написал статью: «Если русские выиграют хотя бы один матч – я съем газету». И вот первый матч мы выиграли, на второй собирается большая аудитория журналистов перед гостиницей, приглашают нашу команду туда. Мы сначала не поняли, в чем дело.

Оказывается, этот журналист сидит на крылечке пятизвездочной гостиницы, берет свою газету и начинает рвать мелко-мелко. И попросил только, чтоб ему кисель принесли в такой мисочке – и туда рвет мелко. Валерий Харламов подходит к нему и говорит: «Ты очень мелко рвешь, давай я тебе покрупнее порву. И вот теперь ешь». И вы знаете, съел эту газету.

– Серьезно? Съел?

– Самое главное – подключился Владислав Третьяк, – в 1974 году была вторая серия, уже мы играли против другой лиги, и там были очень знаменитые хоккеисты: Горди Хоу, Бобби Халл. И тот же журналист после первой серии, зная, как мы играем, сказал: «Ну теперь совершенно другая ситуация. Я знаю, что теперь все 8 матчей выиграет советская сборная. Если этого не произойдет – я свою шляпу съем». Он потому что все время в шляпе ходил. Но мы не выиграли все 8 матчей, хотя серию выиграли. Вот насчет того, съел ли он шляпу или нет – я не помню.

– Рвать некому было, – добавил Петров.

После этого Петров угадал одну букву, затем потерял право хода – и Владислав Третьяк назвал все слово целиком (вопрос был: «Награда, которую получал победитель рыцарского турнира в Англии в 12 веке»).

Участникам первой тройки принесли призы – и слово взял Владислав Третьяк, у которого тоже были припасены подарки для Якубовича: сначала он подарил игровой свитер ЦСКА с 20-м номером, а затем – вратарскую экипировку.

Для того, чтобы помочь ведущему переодеться, легендарный вратарь позвал своего внука – Максима Третьяка:

А дальше, само собой, рекламная пауза!

Вторая тройка игроков: Александр Якушев (справа), Евгений Мишаков (по центру), Евгений Зимин (слева)

Еще до объявления вопроса Александр Якушев подарил музею капитал-шоу клюшку с автографами всех игроков той сборной. «Может, это поможет в нашей игре», – пошутил нападающий.

Задание («В наскальной живописи в Атласских горах в Танзании представлена картина, изображающая соревнования по бегу и награждение победителя. Какую награду ему вручают?»). Но и здесь вопросы на тему передачи были второстепенны, главное – общение Якубовича и хоккеистов:

– Ваша тройка в этой серии?

– Зимин – Шадрин – Якушев.

– А в «Спартаке»?

– Зимин – Шадрин – Якушев. Потом был Ярославцев – Шадрин – Якушев, Мартыненко – Шадрин – Якушев. Ну с Шадриным практически все 17 сезонов в «Спартаке» отыграл.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Путин высказался про армян

– Зимин – Шадрин – Якушев! Точно! Ах, какая была тройка. А этот (показывает на Зимина) был всегда заводила. Так?

– Немножко заводной был, да, – признался Зимин. – Очень много эмоций.

– А маленькие они же всегда заводные, – добавил Якушев.

– И всегда все знали: сейчас затеет что-нибудь – в сторону – и выезжает Мишаков. С кем сцепился (обращаясь к Мишакову)?

– С Жильбером, – улыбнулся Мишаков.

– Он настырный был?

– Ну ничего так. Да они все настырные. Но мы не хуже тоже.

– Леонид, вы знаете, я добавлю, – взял слово Зимин. – Когда Евгений сцепился с канадцем в этой серии в Москве, это было очень интересно, забавно. Но мы не умели драться на льду, к сожалению. Мы умели играть в настоящий хоккей, в советский хоккей. Канадцы же обладали всеми приемами – и теми самыми запретными, секретными. Так вот Евгений сцепился с Жильбером – тот что сделал: поднял майку, надел на голову Евгению и тем самым сковал его движение, руки его были…

– Погоди, (к Мишакову) а сам-то ты не помнишь этот эпизод?

– Мы сцепились, но сразу получил подножку по опорной ноге – там Уайт проезжал, Бергман сзади схватил – там все трое, а наших никого нету, чтоб помочь. Хорошо, у него волосы были длинные – я вниз его, в партер, а там уже руками.

– Но самое интересное в другом – продолжил Зимин. – Когда Евгения и канадца удалили, Евгений сидел на лавочке для оштрафованных и показывал ему: «Давай вот сейчас еще выйдем и еще разочек с тобой – один-на-один, без посторонних».

Евгений Зимин подарил музею программы канадский серебряный доллар, выпущенный к 25-летию Суперсерии:

А затем рассказал историю, которая случилась через 15 лет после матчей:

– В 1987-м канадцы пригласили нас выступать в товарищеских играх: сборная ветеранов Советского Союза против той команды 1972 года. И мы поехали – встретились с теми же ребятами, с которыми 15 лет назад была война, настоящая, по-хорошему дружеская. Но в 72-м мы не обменивались майками, а в 1987-м обменялись – в каждой игре. Это было очень приятно: канадцы хотели старенькую маечку советскую нашу, шерстяную для своей коллекции. Мы отдали, взяли канадские. Казалось бы, все нормально. Прилетаем в Москву, прошло какое-то время – вдруг звонок из Спорткомитета: «Вы менялись майками» – «Да, менялся» – «Будьте любезны, приезжайте в Спорткомитет в бухгалтерию, заплатите 50 рублей». Стоимость этой майки. У всех высчитали.

Зимин угадал букву и продолжил сыпать историями:

– Вот, наверное, тоже одна из интересных историй. Когда мы прилетели в Монреаль, нас поселили в гостиницу, и почему-то наше руководство в первую очередь отправило нас ужинать. Мы: «Ну может сначала заселимся в номера, разложим вещи и потом пойдем ужинать?». Но была однозначная команда идти ужинать. Как потом оказалось, в наших комнатах лежали контракты от клубов Национальной хоккейной лиги. Практически всю команду – во всех номерах были контракты. Ну, допустим, у меня лежал контракт – я знаю – с «Торонто Мэйпл Лифс». Но руководство эти контракты собрало, пока мы ужинали. Мы пришли – чистые комнаты, контрактов не было.

И тут Зимину выпал – какое «Поле чудес» без него» – сектор «Приз» на барабане. Нападающий выбрал приз – и получил сервиз в подарок!

По правилам программы Зимин должен был уйти, но он остался с разрешения Якубовича – и еще подсказал Якушеву правильное слово.

Третья тройка игроков: Александр Гусев (справа), Александр Рагулин (по центру), Виктор Кузькин (слева).

Здесь уже не было долгих лирических отступлений. Якубович сразу задал вопрос: «Что послужило наградой в состязании гимнастов перед греческим царем Данаем, и он лично установил эту награду для победителя?».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В Казани "КамАЗ" провалился под землю

Хоккеисты вспомнили атмосферу перед играми в Канаде, свое настроение при 0:2 в первом матче, а Александр Рагулин еще и шрам:

– Однажды, если я правильно помню, у вас была рассечена правая бровь – и вы ездили заклеенный.

– Было дело. Это как раз пометка об этой серии. Столкнулись в схватке с Филом Эспозито. Он мне по глазу – я ему по носу, постояли, посверкали очами и разошлись. Он 5 минут за это получил – правда, мы это удаление не использовали. Но пометка об этих встречах у меня осталась.

После этого Рагулин открыл еще одну букву и назвал слово. А потом передал музею сувениры, которые канадцы подарили нашей сборной в память о встречах в 1972-м.

А Виктор Кузькин презентовал от команды роликовые коньки и клюшку – но Якубович не стал даже примерять, кататься на них он не умел.

Финальная тройка игроков: Владислав Третьяк (справа), Александр Якушев (по центру), Александр Рагулин (слева).

Вопрос решающего раунда: «Что подарил Нерон своему любимому гладиатору за его блестящую победу?». И здесь уже все позабыли про суперсерию. Третьяк открыл три буквы из шести, а потом попал на сектор «Банкрот» – Александр Якушев с легкостью довел дело до конца и победил в игре.

За вечер Якушев набрал всего 400 очков – на них не разгуляешься даже в «Поле чудес». Якубович накинул ему 100 очков сверху – легенда «Спартака» выбрала микроволновку.

Он мог спокойно уходить с ней победителем, но согласился на суперигру – и в качестве возможного приза Якушеву выпала еще кухонная плита.

Александр Якушев удивительно спокойно ответил на вопрос: «Кто из российских спортсменов впервые был назван чемпионом чемпионов?». Якубович, конечно, делал подсказки, но не такие, чтоб вывести хоккеиста напрямик на правильный ответ.

При этом у спонсоров этого выпуска «Поля чудес» был сюрприз для победителя, который был приготовлен заранее – вне зависимости от того, кто выиграет.

— В адрес победителя пришла телеграмма: «Поздравляю с 30-летием суперсерии. В августе, на Кубке «Спартака» вы доказали, что, несмотря на возраст, по-прежнему находитесь в отличной форме. Фонд поддержки «Спартака» принял решение наградить победителя сегодняшней игры автомобилем ВАЗ-2105. До встречи в будущем году на юбилейном, десятом турнире Кубка «Спартака». Чрезвычайный полномочный посол России в Украине, председатель попечительского совета фонда поддержки «Спартака» Виктор Черномырдин».

Полностью отличный выпуск программы можно посмотреть здесь:

Это был не первый случай, когда хоккеисты играли в «Поле чудес» – в марте 1995-го был еще один спецвыпуск, посвященный 60-летию «Спартака». В первой тройке игроков был двукратный олимпийский чемпион Вячеслав Старшинов – и это было уже не первое его участие в «Поле чудес». 

В той же игре во второй тройке играл на тот момент тренер «Спартака» Виктор Шалимов, но, в отличие от Старшинова, в финал он не прошел – выбрал приз и получил музыкальный центр. Неплохой, в общем-то улов, по тем временам.

Кстати, Шалимов первым подарил Якубовичу вратарскую форму – за 7 лет до Третьяка. И тогда ведущий полностью надел экипировку. Более того – довел в ней раунд.

А вот и этот атмосферный выпуск целиком – даже со старой рекламой в одном моменте (и Владимиром Маслаченко в третьей тройке).

Сергей Бодров в 90-х вел передачу о спорте: комментировал хоккей и веселые старты, брал интервью у Тарасова

В 1994-м Фетисов приходил на прямой эфир к Листьеву. Говорил о любви к родине и борьбе с режимом

Хоккейное ТВ нашего детства: финал Кубка Стэнли с Буре шел на РТР, а у Первого не было денег на матчи сборной

Источник