Досталось даже Папе Римскому.

От редакции: привет! Вы в новом блоге «Денискины рассказы», и уже второй материал авторки попал на главную! Поддержите ее плюсами и подписками.

10 июля 1989 года все спортивные шотландские медиа замерли: «Рейнджерс» подписали первого профессионального игрока-католика. Более чем столетняя традиция протестантского клуба (за «Рейнджерс» в основном болели протестанты, за «Селтик» – католики) рухнула после решительных действий тренера Грэма Сунесса и того самого игрока – Мо Джонстона.

Негласное правило о неподписании кельтов придумали еще в XX веке, когда Шотландию заполонили ирландские эмигранты-католики. Местным протестантам это очень не понравилось, и они попытались выгнать гостей с помощью насилия. Позже это противостояние перешло и на футбольное поле. 

В 1930-х сформировалась протестантская группировка «Бриджтаун Билли Бойз», стоящая «по колено в фенианской крови» (гимн ультрас; фении – те самые ирландские эмигранты). Существует две версии возникновения ее названия. Одна из них объясняет его просто: слиянием названия района, где жили парни, и имени их главаря (Билли Фуллертон). Другая же имеет корни в истории: Вильгельм Оранский (а для своих просто король Билли) установил в Англии и Шотландии протестантство, чем и покорил местных преступников.

Сначала в команду принимали в основном уличных бойцов, поэтому долгое время группировка считалась скорее хулиганской, чем фанатской. К 1940-м больше половины банды побывало в тюрьме (всего было 800 «Билли Бойз»).

Первое футбольное убийство в истории Шотландии произошло как раз при участии парней Билли в 1927 году. Фанаты «Селтика» и «Рейнджерс» устроили массовую потасовку, дрались более 2000 человек, и одного из ультрас «Селтика» ранили ножом прямо в сердце. С тех пор ни один болельщик не ходил на футбол без оружия.

Еще одна трагедия произошла в 1931 году во время одного из самых жестоких дерби Старой Фирмы. Вратарь «Селтика» Джон Томсон столкнулся с игроком «Рейнджерс» Сэмом Инглишем в штрафной. Удар оказался настолько сильным, что у Томсона был проломлен череп. 22-летнего голкипера госпитализировали, но вскоре он умер. Фанаты «Селтика» жаждали мести и устроили драку, которая закончилась гибелью болельщика «Рейнджерс».

Подписание Мо Джонстона должно было показать миру, что в «Рейнджерс» больше не осталось предрассудков, но ситуация лишь усугубилась. Раньше Джонстон играл за французский «Нант», забивал в каждом третьем матче и намеревался продлить контракт с «канарейками», но уже в мае 1989 года гордо рассказывал, что договорился с «Селтиком».

Клуб готовился заплатить за Джонстона миллион фунтов (рекордные деньги для шотландского футбола 80-х), а сам Мо говорил о большой привязанности и любви к команде: «Ходило много слухов о том, что я хочу присоединиться к «Манчестер Юнайтед», но мне никогда не приходила мысль играть за какой-либо британский клуб, кроме «Селтика».

Громкие слова Джонстона оказались лишь формальностью. Боссы клуба и футболист так и не смогли договориться, и уже в июле 1989 году председатель «Рейнджерс» – шотландский бизнесмен Дэвид Мюррей – рассказывал о подписании Мо, которое обошлось клубу в полтора миллиона фунтов: «Прежде всего, это было футбольное решение. Мы подписали игрока, потому что он лучший в Шотландии – это все, что имеет значение. Хотя, конечно, он заставил весь мир обратить внимание на наш клуб». А тренер «Селтика» Билли Макнилл предрекал футболисту ненависть кельтских фанатов: «Я никогда не прощу его, и думаю, что болельщики «Селтика» согласятся со мной. Мо проявил неуважение ко всем нам».

Фанаты «Селтика» действительно поддержали тренера. От них Джонстон получил прозвище «Иуда». Болельщики «Рейнджерс» тоже были недовольны трансфером: они жгли шарфы и угрожали выбросить абонементы. А футболисты отказывались посетить пресс-конференцию, на которой представляли их нового партнера, и сделать общую фотографию.

Терри Бутчер, легенда клуба, в автобиографии рассказывал, что к Мо относились, как к лишнему: «Джимми Белл (ответственный за форму в команде) обычно клал чистый комплект каждому игроку в комнату, но игнорировал Джонстона. Мо приходилось спускаться на три этажа, чтобы забрать одежду».

В ноябре Мо вышел на «Айброкс», чтобы сразиться с бывшей командой в дерби. Люди на трибунах осуждали и критиковали Джонстона: «Он даже не старается. Такое чувство, будто на поле двадцать один игрок». За минуту до окончания основного времени Мо, воспользовавшись ошибкой защитника, забил единственный гол в матче. В этот момент трибуны забыли о ненависти к игроку и вместе с ним праздновали победу. В первом сезоне за «Рейнджерс» Мо стал лучшим игроком клуба, забив 15 голов в 36 матчах чемпионата. В том же году он уже во второй раз стал чемпионом Шотландии. Фанаты начали успокаиваться.

Резкий поворот в имидже «Рейнджерс» проходил достаточно болезненно. Ни игроки, ни болельщики не были готовы сразу принять новые правила, которые навязывались поверх тех, что существовали около ста лет. Испанский нападающий Франциско Сандаза, присоединившийся к команде в 2012 году, рассказывал: «Католик ли я? Не люблю говорить об этом. Странно ли, что я присоединился к протестантскому клубу? Это не то, на что футбол должен обращать внимание. Но в мой первый день в клубе мне посоветовали не креститься перед матчами».

Подобное отношение испытал и Фернандо Риксен, игравший в клубе с 2000-го по 2006-й: «Мне приходилось менять номер телефона каждую неделю из-за угроз и издевательств на религиозной почве. Однажды на звонок ответил мой сын. Перед школой он услышал, как кто-то проклинает его».

В клуб приходят новые тренеры, новые игроки, меняется поколение фанатов, но одно остается прежним – ненависть к католикам, подкрепленная уже не недовольством из-за занятой территорий, а самой обыкновенной привычкой. Привычкой, которая зачастую приводит к плохим последствиям и для команды, и для болельщиков.

Так, в 2019 году УЕФА закрыла фанатскую трибуну «Рейнджерс» на 3000 человек в Лиге Европы после оскорбительных кричалок в сторону польской «Легии»: «К черту Папу Римского и Ватикан». Места агрессивных фанатов были заняты огромным баннером #EqualGame («Равная игра»). После этого Стивен Джеррард обратился к болельщикам с просьбой ценить и уважать разнообразие и чужой выбор.

Но слова тренера так и не достигли цели. Меньше чем через год фанаты «Рейнджерс» устроили потасовку на борту самолета по пути в Брагу перед матчем 1/16 финала Лиги Европы. Распевая песни о ненависти к католикам, болельщики напугали пассажиров: люди прятали крестики, чтобы не провоцировать хулиганов.

Хотя «Билли Бойз» больше не устраивают поножовщину с болельщиками противников, их методы борьбы все еще остаются устрашающими. Кто знает, может, Джеррарду удастся установить мир и покой среди шотландских рейнджеров. 

Сейчас о них можно сказать лишь то, что наравне с национальным кубком, который уже девять лет подряд выигрывает «Селтик», они терпят поражение и в борьбе за ценности, ради которых и был создан футбол. Подписание Джонстона так и не стало той отправной точкой, которая примирила бы две его шотландские стороны.

Как «горожане» стали «канарейками»: история метаморфоз «Норвича»

Источник