Лучше бы вылетели этим летом.  

«Тамбов» – самый проблемный клуб РПЛ. Загибайте пальцы:

• Ноль матчей в родном городе за полтора года. Клуб вечно обещает обновить стадион и вернуться, но реконструкция превратилась в фарс, который, кажется, никогда не закончится. 

• В 2019-м «Тамбов» играл в Саранске, в 2020-м переехал в Нижний Новгород, а в сезоне-2020/21 – снова в Саранске. Причем теперь команда не просто проводит там домашние матчи, но и тренируется на постоянной основе: надоело кататься туда-сюда на автобусе.

• В июне «Тамбов» попросил РФС о разрешении навсегда переехать в Нижний Новгород: НН получает команду нормального уровня, «Тамбов» – стадион. РФС на это не пошел. Осенью поползли слухи о желании властей Мордовии провернуть такую схему в Саранске. И вот теперь, в ноябре, появилась информация о возможном объединении «Тамбова» с «Кубанью» в Краснодаре. 

• У бездомного «Тамбова» еще и постоянные долги. В прошлом году с ним хотела судиться налоговая, в этом – иск подали игроки, тренеры и другие сотрудники. Они даже грозили забастовкой вместо сентябрьской игры с «Уфой». 

• С июня «Тамбов» сидит без денег. Клуб крайне зависим от областного бюджета, а летом транши приходить перестали. Часть долгов по зарплате закрыли только благодаря продаже главного форварда – в остальном улучшений не видно.

• В конце октября из «Тамбова» ушел президент – он же вице-губернатор области и куратор клуба во власти. Кажется, это плохой знак.

Чтобы разобраться, как «Тамбов» дошел до такого, Александр Головин изучил новейшую историю клуба – от денег Сулеймана Керимова до последнего предупреждения от Сергея Прядкина.

«Тамбов» появился на развалинах клуба-должника, который воспитал Жиркова и Сычева. Последний сезон та команда жила за счет помощи от «Анжи»

Если не считать «Сочи» (созданный в 2018-м на базе «Динамо» из Петербурга), «Тамбов» – самый молодой клуб РПЛ. Он появился в 2013-м после слияния местных «Спартака» из ПФЛ и «Академии футбола» из КФК.

«Академия» стартовала в 2011-м, а история «Спартака» длилась с 1960-го. За это время он ни разу не поднимался выше второго дивизиона, но именно там запустились карьеры больших игроков: Александра Шешукова, Дмитрия Сычева и Юрия Жиркова. Из Тамбова все переехали в Москву.

Все три трансфера случились в первой половине нулевых. Это был самый успешный период в истории местного футбола: команда каждый год боролась за топ-5 в зоне «Центр», не проигрывала дома 74 матча подряд, а трибуны 5-тысячника стабильно заполнялись.

К 2013-му «Спартак» потерял лоск и болтался внизу таблицы. Денег было все меньше. Например, в 2011-м бюджет клуба составлял 20 млн рублей, хотя руководство надеялось на 35, чтобы хотя бы купить новый автобус и несколько футболистов. Через два года стало только хуже. Город урезал денежный поток и попросил найти еще 50% бюджета у частных спонсоров. «Спартак» привлек всего 300 тысяч рублей. «Футбол не считается у нас выгодным вложением. Нет у нас в бизнесе фанатов этой игры», – оправдывался гендиректор Александр Поликанов.

В сезоне-2012/13 команда жила на 14 миллионов рублей, буквально свалившихся с неба: Юрий Жирков перешел в «Анжи», а «Спартаку» полагались солидарные выплаты как первому клубу. Правда, этого все равно не хватало: «Спартак» не поехал на второй сбор, футболисты и гендиректор зарабатывали 20-25 тысяч, и даже при этом долг перед сотрудниками и налоговиками вырос до 9,6 млн.

К лету 2013-го команда исчезла. Город выпустил постановление: «Мы вынуждены расставлять приоритеты и делать выбор. К сожалению, этот выбор – не в пользу «Спартака». То, что фаворитом оказался не «Спартак», – это просчеты и недоработка менеджмента команды. Необходимость системных изменений назрела давно».

К тому моменту никто не скрывал: футбол в регионе будет, просто под новым брендом. «Тамбов» создали на базе местной «Академии», матчи которой уже посещал губернатор Олег Бетин. В состав добавили только несколько игроков «Спартака» (удивительно, но некоторые спартаковцы отказались предавать бренд).

Новый клуб построили на базе более слабой «Академии» по двум причинам. Во-первых, область хотела сама контролировать денежные потоки и оформила «Тамбов» на себя, а не на городскую администрацию, как было со «Спартаком». Во-вторых, после того как администрация погасила половину долгов, «Спартак» все еще оставался должен персоналу и игрокам более 5 млн рублей. Чтобы не выплачивать их, клуб объявил себя банкротом.

Неожиданно денег стало больше – за шесть лет «Тамбов» вышел в РПЛ, нанял на работу Георгия Ярцева и даже захотел в Лигу Европы. Помог новый губернатор

В сезоне-2013/14 «Тамбов» заявился в ПФЛ – на место умершего «Спартака». Бюджет команды сразу вырос до 30 миллионов – набрали силами области и города.

В первый год молодым составом получилось 12-е место из 16, второй год команда закончила третьей, а следом вышла в ФНЛ. К тому моменту (лето 2016-го) бюджет составлял уже 75 млн, но гендиректор Александр Бетин (однофамилец губернатора) остро переживал: «Сейчас у нас бюджет на среднем для второго дивизиона уровне. Финансирование необходимо резко увеличивать – у клубов из ФНЛ оно достигает сотен миллионов. У кого-то – 100-200 млн рублей, у кого-то 500-600 млн».

Власти отвечали, что финансировать спорт вообще не должны: «Когда я слышу цифру в 500 млн рублей, меня берет оторопь, ведь я знаю все экономические проблемы, которые испытывает регион», – отметил вице-губернатор Олег Иванов. Спонсоров, кроме бетонной компании «ТамбовБизнесСтрой» (прибыль за 2014 год – 1 млн рублей), у клуба не было.

Олег Иванов

Но меньше чем через месяц решение нашлось: новый губернатор Александр Никитин увеличил бюджет до 200 млн рублей (100 выделил регион, еще столько же – спонсоры, которых на форме больше не стало). Директором позвали Георгия Ярцева. «Опытных людей, которые точно знают, как выстроить хороший клуб, способный достойно представлять регион в чемпионате страны, там пока нет. Мой опыт «Тамбову» пригодится», – комментировал назначение Ярцев.

Со временем очевидно: Ярцев – просто лицо клуба без реального веса. Пока легенда при должности – уже вице-президент. Но достаточно посмотреть, как часто и насколько фактурно он высказывается в медиа о «Тамбове». Обычно это три-четыре комментария за 12 месяцев, усредненный смысл: «Есть трудности, но ребята молодцы, мы будем стараться. К сожалению, не все в наших силах».

За состав «Тамбова» всю клубную историю отвечает Павел Худяков: в прошлом – профессиональный боксер, в настоящем – бизнесмен и спортивный директор, который не пропустил ни одной игры команды со времен КФК. С руководством области «Тамбов» с 2018 года связывал президент Арсен Габуев. Когда его спросили, какие цели он ставит перед командой в РПЛ, он ответил: «Задачи перед клубом стоят простые – попадание в Лигу Европы». Позже Худяков назвал это шуткой, но последний год показал: Габуев рассуждал всерьез. Его главная работа – вице-губернатор и куратор строительной отрасли во всей Тамбовской области. В футболе он всерьез не разбирается, а скорее следил за тем, чтобы команда генерировала позитивную повестку для губернатора. 

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Нападение на армян в Москве

«В Тамбове понимают, какое влияние оказывает футбол на развитие массового спорта. Каждая власть смотрит на эти вещи по-разному. Кто-то видит в хорошей игре даже в ФНЛ пример для подражания молодежи. <…> Если бы не губернатор, клуба бы не существовало. Он полностью погружен в наши проблемы. Каждый день интересуется делами клуба», – говорил Габуев в разных интервью. 

По сути, «Тамбов» – спортивная витрина области и лично губернатора Никитина. А на такие проекты сотни миллионов рублей найти все-таки можно.

«Тамбов» в РПЛ = бессмыслица: клуб нарушает обещания, болельщики не видели команду полтора года

В РПЛ-2019/20 клуб попал с тренером Григоряном и базовым бюджетом чуть выше уровня ФНЛ – 350 млн рублей. Еще 200-250 млн планировалось привлечь самостоятельно – через спонсоров и продажу телеправ.

350 млн – минимум, с которым можно пройти лицензирование в РПЛ. Эту сумму область наскребла, но еще прошлой весной возникла другая сложность – стадион. Городской «Спартак» не соответствовал требованиям лиги по вместимости: 4,9 тысяч вместо минимально допустимых 10 тысяч. Тогда клуб объявил, что сыграет первые домашние матчи в Саранске, а в Тамбов переедет в сентябре – когда закончится реконструкция (возведут дополнительную трибуну).

Но сроки все время сдвигались. Слово спортивному директору Павлу Худякову.

Власти Тамбова говорят, что провести реконструкцию в срок помешали памятники архитектуры у стадиона (охранная зона Гостиного двора, ремесленного училища, ансамбля Носовской богадельни, Державинского моста), коллектор с рекой под будущей трибуной (он просто не выдержит нагрузку новой трибуны) и теплотрасса (она проходит сразу за стадионом и ограничивает масштабы строительства).

Кажется, история куда проще: стадион реконструирует не клуб, а администрация города и руководство области (стадион перевели на область в начале 2020 года) – и такой важный для футбола вопроса там примерно 100-й по приоритету и тонет в бюрократии. На входе так и не установили СКУД (систему контроля доступа), которую после ЧМ-2018 Тамбову привезли с «Открытие-Арены». Система за 98,2 млн рублей досталась Тамбову бесплатно, но простаивает там уже больше года.

Еще год назад Сергей Прядкин сказал, что сезон-2019/20 – последний, когда РПЛ допустила до турнира команду без своего стадиона. Фактически лига обозначила: если «Тамбов» не закончит реконструкцию, мы его выгоним в ФНЛ, какое место бы он ни занял. В июне над «Тамбовом» нависла реальная угроза. Из-за этого клуб начал переговоры о переезде в Нижний: «Если не получится получить лицензию, то, конечно, будем рассматривать вариант, чтобы мы переехали туда, а клуб ФНЛ «Нижний Новгород» переехал к нам. Если переедем туда, конечно, придется менять название», – говорил Павел Худяков.

Стадион «Тамбова» заслужил пьесу: о параде бюрократии, несбывшихся обещаниях и строгих словах, которые можно отыграть

Через неделю после этих слов случилось чудо: «Тамбову» разрешили проводить домашние матчи на стадионах ЧМ-2018 (то есть либо в Саранске, либо в Нижнем Новгороде) до 31 декабря 2020-го. Причиной назвали коронавирус, из-за которого клуб не успел закончить работы, хотя никакие работы даже не начинались, а проблема совсем не в строительстве, что подтверждал даже президент Габуев. 

Сергей Прядкин объяснил доброту лигу личной просьбой губернатора Никитина и понадеялся, что к августу-сентябрю трибуна будет стоять. Главу лиги снова обманули. Вот о каких сроках говорил Худяков сразу после получения лицензии: «Будем играть в Нижнем Новгороде, но не думаю, что до конца года. Думаю, что к октябрю-ноябрю мы сделаем стадион и сможем играть дома». Габуев вообще выступил загадочно, намекая, что к Новому году можно и не успеть: «Есть ли вероятность провести матчи в Тамбове в этом году? Очень сложно, но мы на это надеемся».

Павел Худяков

Прядкин объяснил, что это «тысячное замечание» и «больше никто навстречу не пойдет». Если после 31 декабря стадион так и не отреконструируют, за каждый домашний матч вне Тамбова до конца сезона клуб будет платить 1 миллион рублей штрафа (для клуба такие деньги уже проблема). А летом 2021-го – без шансов, сразу в ФНЛ.

Будет ли минус команда не по спортивному принципу? «Есть какая-то уверенность, что «Тамбов» закончит реконструкцию», – сказал Прядкин в июне. 

Уверенность чиновника выражается в выделенном финансировании: он считает, что если 120 млн рублей заложены в бюджет, то арена точно будет готова. Один нюанс: как-то на больницу на Камчатке выделили 4 млрд рублей, но ее так и не построили.

Сейчас новых прогнозов уже никто не дает. «Вопрос по стадиону лучше задать нашему президенту Арсену Габуеву, он этот вопрос курирует, – сказал Павел Худяков в разговоре со Sports.ru в июле. – Стадион сейчас взял под контроль губернатор, курирует его президент клуба. Я в это не лезу, всем они занимаются. Полностью.

– А в чем там основная проблема? Каждый раз говорили про разное: трибуна, памятники, теплотрасса. 

– Вроде все проблемы сейчас устранены. Как я знаю. Но лучше вопросы про стадион задать президенту.

– Раньше вы высказывались и называли сроки.

– Я говорил с их слов. Я этот вопрос не курирую. Я просто замучался говорить, потому что многое стало не совпадать. В итоге ушел в сторону, потому что реально тяжело что-то говорить. Лучше Габуеву позвонить – у него точно все сроки есть, он очень компетентен в этом вопросе.

Арсен Габуев не ответил на звонки и сообщения Sports.ru. А в конце октября он покинул пост президента – причем никак не объяснив это решение бывшим подчиненным и игрокам (хотя прежде обещал разобраться со всеми задолженностями). Что теперь будет с бюджетом и тем более со стадионом – не очень понятно.

Без Габуева главным менеджером «Тамбова» остается гендиректор Ольга Коновалова – профессиональный бухгалтер. В начале карьеры она работала в банке, потом – экономистом на заводе, в 1999-м перешла в компанию по заготовке и продаже лесоматериалов. Оттуда в 2002-м ее позвали в «Томь» – так она более чем на 10 лет стала главным бухгалтером самого многострадального клуба РПЛ нулевых. Именно при ней «Томь» регулярно писала письма о спасении президенту Путину и получала транши от «Газпрома». 

В «Тамбове», куда Коновалова перешла в 2018-м, Путину пока не пишут, но уже вспоминают.

«Планы не всегда выполняются. Даже Владимир Владимирович говорил, что в полном объеме не всегда получается сделать. Не могу сказать, что я уверена, что у нас будет стадион. Но надеюсь на это», – заявила Коновалова, когда ее спросили про реконструкцию арены.

Но осенью рухнули надежды даже у Коноваловой. В начале ноября она обреченно говорила в интервью «Р-Спорт»: «По стадиону ничего не изменилось. В РПЛ русским языком неоднократно сказали нам, что у нас есть время играть где попало до 31 декабря. Дедлайн близок. Мы этого боимся, но, к сожалению, ничего не меняется. Повлиять на это мы не можем – только писать, просить. Не знаю, в чем причина. На самом деле, на сегодняшний день все как было, так и осталось». 

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Кровавая Луна взойдет 21 января 2019

У клуба большие долги, а денег нет. Клуб мучается и уже думает про переезд в Краснодар (ЧТО?)

Вторая грустная новость после стадиона: «Тамбов» постоянно атакуют кредиторы. Вот список долгов, которые обрушивались на клуб за последний год:

36,8 млн рублей – перед налоговой службой; клуб задолжал ФНС так много, что в декабре 2019-го организация обратилась в суд о признании его банкротом. В итоге налоговики отозвали иск, а дальше начались странности. В январе Ольга Коновалова заявила, что «Тамбов» погасил долги перед ФНС сразу после Нового года. В июле в разговоре со Sports.ru Павел Худяков сказал, что это произошло весной. 

15+ млн рублей – перед РПЛ. За каждый сезон клубы РПЛ должны платить вступительные взносы (около 12 млн рублей). У «Тамбова», который стартовал во втором чемпионате, накопились задолженности даже тут – и недавний транш в размере 15 млн от продажи телеправ клуб был вынужден вернуть в офис лиги.

11,7 млн рублей – за стадион в Саранске; один матч на стадионе ЧМ-2018 обходился клубу в 4-5 млн рублей (2,4 млн рублей аренды + организация). Всего их было 10, а окупились только игры со «Спартаком» (23 тысячи зрителей) и ЦСКА (17 тысяч) По итогам остальных встреч «Тамбов» все сильнее уходил в минус. Чтобы пройти лицензирование в РПЛ, клуб выплатил 8 млн, остальное обещал заплатить в течение пары недель, но в итоге все в конце июля взыскал суд (почти миллион рублей стоили проценты за просрочку). 

9,5 млн рублей – за услуги стюардов. В августе 2019-го клуб заключил контракт зачем-то с волгоградской фирмой и не перевел ей ни копейки. Теперь деньги он обязан вернуть по суду.

Еще «Тамбов» был должен экс-тренеру Григоряну и нескольким бывшим игрокам, из-за чего не мог регистрировать новых футболистов. По словам Худякова в июле, эти долги погасили «давным-давно, полгода назад», но почему-то в мае РФС все еще не давала клубу регистрировать игроков. В организации объясняли это тем, что «Тамбов» так и не выполнил обязательства перед Евгением Гарбузом, Сергеем Косицыным, Евгением Шляковым и Даниилом Кленкиным. 

Ну и главное: прямо сейчас «Тамбов» должен действующим игрокам. 

• С июня «Тамбов» совсем не получает деньги от области, которая содержит клуб. Начальник Управления по физической культуре и спорту Тамбовской области Михаил Белоусов говорил, что на прошлый чемпионат (2019/20) власти дали клубу 588 млн рублей, а собственные доходы «Тамбова» составили 192 млн – хотя сначала планировалась пропорция 450-333. 

• По словам спортивного директора «Тамбова» Худякова, бюджет на прошлый сезон был сверстан до мая. Соответственно, новый должен был быть открыт в июне. Но деньги не поступают – и платить игрокам сразу нечем. 

• «КоммерсантЪ-Черноземье» еще в сентябре объяснял заморозку финансовых потоков для «Тамбова», цитируя высокопоставленного источника: «Менеджмент клуба взял на себя больше, чем может гарантировать игрокам. Приоритет бюджетных трат сегодня – борьба с коронавирусом и социальные гарантии, а не содержание ФК «Тамбов». Дополнительные средства на него областным властям взять просто негде». 

• В такую версию легко поверить на фоне постоянных финансовых проблем всей Тамбовской области. Ее бюджет на 2020 год приняли с дефицитом в 2,4 млрд рублей, на таком же уровне был исполнен бюджет 2019-го. Доходная часть бюджета области – 47,6 млрд рублей, то есть траты на «Тамбов» в районе 588 млн – это более 1,2% всех доходов региона. Избавиться от такой необязательной нагрузки губернатор Александр Никитин был не прочь еще в 2017-м: «Будем поддерживать, но не только бюджетным рублем. В крупных регионах практически у всех команд есть якорные спонсоры, нам тоже нужно найти». А для реконструкции стадиона Никитин в 2016 году запрашивал у Виталия Мутко финансирование по федеральной программе, чтобы не тратить местные деньги.

• В сентябре, незадолго до выборов, игроки «Тамбова» обратились к губернатору, припомнив ему июльскую встречу после сохранения места в РПЛ. «Вы заверили нас, что все задолженности погашены, а бюджет на новый сезон увеличен. Однако на сегодня в этой ситуации совершенно ничего не изменилось». Заодно футболисты пригрозили, что если денег не будет – они не выйдут на матч с «Уфой» 12 сентября. Денег так никто и не увидел, но бойкот отменился.

• Только в октябре клуб погасил задолженность за два месяца – благодаря продаже форварда Обухова в «Ростов» за 700 тысяч евро. С тех пор область ничего не прислала, а вице-губернатор Габуев, напомним, покинул кресло президента «Тамбова». «Я ищу спонсоров, кто-то помогает, кто-то кредитует, сейчас поиски полностью на мне», – сказал Павел Худяков.

• Привлечь своими силами полный бюджет «Тамбова» Худяков точно не сможет – иначе клуб уже давно обеспечивал бы себя сам и не зависел бы от области. На этом фоне появилась информация о возможном переезде клуба в Краснодар – по данным журналиста Ильи Казакова, «Тамбов» планирует объединиться с «Кубанью», которая обитает в ПФЛ. Худяков в интервью «Спорт День за Днем» это не отрицает: «Мы не хотим этого. Такая ситуация, что до конца года мы должны привести в порядок свою инфраструктуру. Мы хотим, чтобы что-то менялось, но ничего не меняется. Поэтому один из вариантов такой, что клуб продолжит существовать. Но в регионе, где есть инфраструктура».    

Все эти события невозможно понять на фоне прежних высказываний в Тамбове. Например, в июне все тот же президент Габуев, комментируя информацию про переезд в Нижний Новгород, сказал: «Иногда хочется громко посмеяться. У нас большой долг перед нашими болельщиками. Они должны ощутить всю красоту большого футбола, получить те эмоции, которые получают болельщики на матчах РПЛ» (а потом – реконструкция вообще не двигается, Габуев уходит, команда смотрит в сторону Краснодара). И самое прекрасное: «ФК «Тамбов» – это социальный, а не коммерческий проект, направленный на развитие футбола в регионе, на популяризацию спорта». 

Точно ли можно называть социальным проектом тот, который уже полтора года играет не для своих болельщиков и который превратил простейшую реконструкцию в строительство Крымского моста? Точно ли можно называть социальным проектом тот, где в составе не выходит ни одного воспитанника, зато есть деньги на африканцев Дмитрия Селюка? 

В прошлом сезоне у «Тамбова» был шанс слезть с дотационной иглы. Букмекерская компания «Париматч» предложила клубу 300 млн рублей на два года под несколько условий: переименование в ФК «Париматч» команды и стадиона, наблюдательную должность в совете директоров и своего пресс-атташе. В обмен клуб получил бы инвестиции в промо-активности и матчдей (то, чего нет сейчас), экипировку и брендированный автобус в безвозмездную аренду.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  10 крупнейших криптовалют потеряли более 100 миллиардов долларов за 24 часа

В клубе отказались. Причем сначала отказались не только от тотального спонсорства, но даже от стильного ребрендинга, который не стоил ничего (работу оплатил «Париматч»). Точнее, сначала согласились, потом несколько раз перенесли дедлайны, как и в случае со стадионом, а потом все-таки снова согласились.

Правда, Худяков летом все отрицал: «У вас ложная информация. Даже такого разговора не было».

– Они даже показали, как выглядели бы лого и форма.

– Может, вы путаете нас с «Химками»?

– Точно не путаю. Были образцы формы и логотипа, потом они говорили о 300 млн в обмен на тотальное спонсорство. 

– Это неправда. Это я точно знаю. Хотя мы продолжаем сотрудничать. Но мы рассмотрели бы такой вариант – для нас это хорошие деньги. Просто конкретного предложения не было.

– То есть даже сменили бы название?

– Полностью – нет, но рассматривал бы так: ФК «Тамбов Париматч» или ФК «Париматч Тамбов». Тамбов присутствовал бы в названии.

«Тамбов» обречен на вечный поиск мецената-попечителя, пока не определится, чего он вообще хочет. Какая у «Тамбова» философия? Нет даже явной ориентации на превращение в трансферный инкубатор. Пиар, стиль, видение, планы на будущее? В «Тамбове» их нет. И, говорят, как-то, заполняя анкету от РПЛ, боссы клуба поставили прочерк в пункте «Цель, задача, философия клуба». Худяков, разговаривая со Sports.ru в июле, это тоже отрицал: «Первый раз слышу от вас. Это информация немножко ложная. Такого не было».

– Хорошо, тогда давайте сейчас поговорим: для чего существует «Тамбов»?

– Мы существуем для того, чтобы играть дома. Это самая главная философия и цель. Мы надеемся, что до конца года доделаем стадион и вернемся домой.

– А после этого? В целом вы про что: про зарабатывание денег, про социальную миссию?

– Самое главное – чтобы наши болельщики увидели Премьер-лигу в Тамбове. Вот главная цель. Если получится деньги зарабатывать, конечно, будем зарабатывать. Пока у нас цель одна – как можно быстрее вернуться домой.

– То есть, если бы вас сейчас попросили написать про философию, вы бы написали про возвращение домой?

– Да, как можно быстрее играть дома. Мы для этого выходили в ФНЛ и РПЛ – чтобы в Тамбове увидели Премьер-лигу. Эта цель одна. И она – главная.

Ну, кажется, цель можно так и не выполнить.

Если переезжать, то куда? Стадион в Нижнем Новгороде (как и в Саранске) – самое бесполезное наследие ЧМ. Его задействуют меньше всего, а тратят по 400 млн рублей в год

Допустим, «Тамбов» все-таки уезжает. Худяков сказал, что готов рассматривать только те регионы, где есть достойная инфраструктура. 

Из 12 стадионов ЧМ-2018 девять используются активно (для российских реалий) – там играют команды РПЛ и ФНЛ, проходят концерты и другие активности. 

«Лужники» – жертва статуса главной арены страны, его назначение еще нужно переосмыслить, но главное, что вокруг него кипит жизнь (бег, аквапарк, хоккей, ледовые шоу, представления в Новый год).

Остаются Саранск и Нижний.

Саранск изначально выглядел самым спорным проектом – своей команды там теперь нет, но нет и денег, чтобы содержать команду уровня РПЛ. Это подтверждает президент РФС Александр Дюков: «Я в это не верю, зная ситуацию в городе. Не верю, что они будут готовы принять «Тамбов» и содержать клуб РПЛ».

«Нижний Новгород» все еще ставит задачу выхода в РПЛ, хотя бюджет на сезон-2020/21 и сократился на 33%. Средняя посещаемость в сезоне-2019/20 составила 7 тысяч человек – вроде неплохо и второй показатель в ФНЛ после Волгограда, но это всего 15% от заполняемости. При стоимости билетов в 200-300 рублей этого не хватало, чтобы окупить аренду. 

По плану, в 2024 году стадионы перестанут получать деньги на содержание из федерального бюджета. К тому моменту они должны выйти на самоокупаемость, заявил в 2019-м Владимир Путин. У Нижнего даже есть проект, как получить эту окупаемость – его за 1,2 млн рублей разработал «Свисс консалтинг партнерс». Если коротко, то в 2024-м стадион будет зарабатывать сам 343 млн рублей (сейчас – около нуля, а расходы остаются на уровне 400 млн): 119 млн – от нейминга и долгосрочной аренды, 56 млн – от продажи билетов и вип-лож. Предполагается, что к этому моменту стадион будут посещать по миллиону человеку в год, из них 300 тысяч придут на футбол.

Очевидно, что «Нижний Новгород» из ФНЛ уже точно не обеспечит такую загрузку. Переезд «Тамбова» дал бы надежду, но пока вариант сорвался.

Что будет в Краснодаре – вообще непонятно. В городе есть топ-клуб и новый стадион с парком Галицкого, а новообразованная команда с минимальными дотациями и на старой арене – совсем не звучит как хорошая бизнес-идея. Кому и зачем нужна тамбовская «Кубань»?

***

Летом, когда еще была актуальна история с Нижним,  генеральный секретарь РФС Александр Алаев говорил, что просто так менять города нельзя: «Юридически есть возможность смены региона у «Тамбова». Но никакого бизнес-плана и стратегии развития, всего, что касается академии, учредителей, финансирования и гарантий, мы пока не увидели», – заключил Алаев. 

По информации Sports.ru, менять прописку запретил губернатор Тамбовской области Никитин, который пообещал решить проблемы клуба. Летом я уточнил этот момент у Худякова: «Без комментариев. Могу говорить за себя: моя позиция одна – играть дома. Вы думаете, я хочу переехать в другой город или там пообещали больше денег, бюджета? Нет, цель – играть на тамбовщине, чтобы тамбовские болельщики увидели футбол». 

Верит ли в это кто-то сейчас? Послушайте защитника команды Алексея Рыбина: «Честно – не знаю, как мы существуем, для меня это загадка. Если по-хорошему, мы вообще, наверное, могли уже отказаться от выступления. Не забывайте, что у нас нет еще и стадиона. Уверен, его не сдадут в срок. Знаю эту ситуацию и хочу сказать, что никаких иллюзий питать не нужно».

Но даже если наконец реконструируют стадион и дадут денег, смысла существованию «Тамбова» это не добавит. Клуб так и продолжит жить от матча к матчу без конкретной цели и философии. Социальным проектом без социальной составляющей.

Он фотографирует «Тамбов» больше 20 лет: застал молодых Сычева и Жиркова, его работу отмечали в Кремле

🤦‍♂️ «Тамбов» посвятил победу губернатору, и он выиграл выборы с рекордом страны – 86,5%! Конечно, это кандидат от «Единой России»

Источник