Особый подход к пилотажу.

Джордж Расселл по-настоящему восхитил «Формулу-1» в дождевой квалификации на Гран-при Бельгии: проиграл обладателю поула Максу Ферстаппену лишь 0,3 секунды, объехал Льюиса Хэмилтона и укатал весь остальной пелотон минимум на 0,7 секунды.

Причем №63 схватился с топами на «Уильямсе» – машине, изредка пробивавшейся в топ-10 лишь на некоторых трассах и в основном гоняющей на рубеже топ-15. В последние два сезона британская команда вообще замыкала Кубок конструкторов – и только сейчас слегка приподнялась на восьмое место после удачного трэшового Гран-при Венгрии.

Гонщик на болиде-ведре укатал Хэмилтона и едва не выиграл дождевую квалу. Мощнейшая заявка на переход в «Мерседес»

Как же Расселл все это провернул? Продал душу дьяволу, привел на гонку Гендальфа или нарушил запрет на колдовство вне Хогвартса?

На самом деле секрет №63 заключается сразу в трех аспектах: удачном тайминге выбора шин (раскрыт Марком Хьюзом в колонке для The Race), тщательнейшим аккуратным пилотажем в неудобных поворотах и нереальной смелости.

Прежде всего решающий сегмент квалы для Расселла определил момент, когда «Уильямс» сперва выпустил парня на трек на полностью дождевой резине. Другие чуть задержались и сразу выбрали промежуточные, поскольку асфальт слегка подсох – в итоге Джорджу пришлось возвращаться в боксы на пит-стоп и терять синхронизацию с пелотоном. Если все конкуренты планировали схему «быстрый круг – охлаждающий круг – быстрый круг», то Расселу пришлось перейти на гонки в полном одиночестве без слипстрима по стратегии «полубыстрый прогревочный – быстрый». Просто на большее количество кругов времени бы физически не хватило.

Но на самом деле фактически у пилота «Уильямса» была лишь одна попытка для хорошего результата: трек в Спа – длиннейший в сезоне (2 минуты), и потому у болида просто не хватило бы гибридной энергии для повышения мощности мотора сразу для двух «петель». Расселлу требовалось быстро прогреть покрышки и тормоза за первую половину «полубыстрого» круга, затем перейти в режим агрессивной перезарядки аккумуляторов, а только потом уже выдать максимум – без вторых шансов.

Потому во время первой попытки Джордж быстро проехал только первый сектор – и нашел интересный способ преодоления внезапно появившейся в этом сезоне неприятной кочки в «О Руж», на которую даже жаловался Хэмилтон.

Вообще это место (особенно в дождь) потребовало сброса газа и понижения передачи с восьмой на седьмую ото всех – даже от Ферстаппена в настроенном под сверхприжим «Ред Булл». Необходимость замедления сильно вредила прежде всего «Уильямсу» – ведь она убивала разгон и скорость на прямых, а больше сильных сторон у современного белого болида и нет. Но именно на «полубыстром» круге Расселл обнаружил траекторию, поправившую разгонную динамику после необходимого сброса скорости благодаря возможности до дерзкого рано надавить снова на педаль газа. Намного раньше, чем рискнул даже Ферстаппен.

«Для таких штук уверенность в машине особенно важна, – признал после финиша Расселл. – Трек меняется каждый круг, а третий сегмент оказался на 4 секунды медленнее второго. Так что нужно было очень быстро понять пределы возможного в «О Руж».

Награда ждала его на решающем круге в конце прямой «Кеммель» – на отметку первого сектора Джордж приехал с лучшим временем и привез 0,5 секунды вообще всем в пелотоне. Дальше на техничном втором секторе надо было просто не слить наработанное преимущество, хотя «Уильямс» по части прижимной силы и работы в поворотах и близко не сравнится с «Ред Булл». Что же там предпринял возможный сменщик Боттаса?

Прежде всего включил максимальное терпение и точность: поворачивал руль исключительно одним движением рук (довороты всегда вносят небольшой дисбаланс в распределение веса машины, что сказывается на стабильности разгона) и мастерски выжидал момент полного выравнивания уклона болида перед нажатием на педаль газа. В итоге – никаких пробуксовок (в дождевых условиях – бич машин, заточенных под скорость на прямых), минимум проблем с неожиданным проскальзыванием, ноль невынужденных потерь времени. И лишь 0,269 секунд отставания от «Ред Булл» на секторе, где «Уильямс» посуху слил бы не меньше 0,5 секунды.

Но в поворотах побыстрее Расселл включал смелость: и лучший момент, доказывающий мастерство Джорджа по укрощению (мягкого говоря) среднего по качеству болида проявилось в вираже «Пуйон». Журналист сайта Formula Passion Федерико Албано выгрузил телеметрии Джорджа и сравнил с данными Ферстаппена и Хэмилтона. Оказалось, «Уильямс» проехал это место быстрее «Ред Булл» на 12 км/ч и «Мерседеса» – на 15 км/ч.

Такой разрыв демонстрирует именно храбрость, а не лучшую настройку болида: все же трудно представить, чтобы команда из подвала Кубка конструкторов переиграла по симуляциям и установкам топов «Ф-1». Да и в таком быстром повороте большую роль играет именно прижимная сила, а она имеет квадратичную зависимость от скорости – то есть (на правильно сбалансированной хотя бы на базовом уровне машине) с большим разгоном вполне можно удержаться. Именно так Найджел Мэнселл выиграл свой титул в 1992-м – по признанию его напарника Риккардо Патрезе, Иль Леоне просто верил способностям болида и намного сильнее гнал в повороты.

Хитрейший титул в «Ф-1» – благодаря кетчупу и сгонке веса. Главный соперник психологически сдался еще до первой гонки

Да, в технику нужно верить – или просто быть готовым к максимальному риску.

Но в остальном, как видим, Расселл отыгрывал у Ферстаппена время в основном именно на прямых и разгонах – как раз благодаря умному менеджменту поведения машины в поворотах.

Макс же прежде всего по полной использовал преимущества топового RB16B – бил по тормозам позже всех, отыгрывая нереальное количество времени именно там. Для такого фокуса тоже нужна грандиозная смелость и уверенность в машине – или точное знание собственных сильных сторон.

Судя по всему, в субботней бельгийской квалификации просто не было ребят смелее и увереннее Расселла и Ферстаппена. Потому они и забрали первый ряд.

Феттель съехал с трассы и тормознул – проверял состояние гонщика, разбившего болид из-за мощного дождя. Себ требовал остановки заезда

Безумие в молодежной «Формуле»: битва колесо в колесо под дождем в опаснейшем повороте, три машины в ряд на следующей прямой

Внезапный дождь – ад для гонщиц: мгновенные развороты, аварии со взлетами и шесть разбитых машин в одном повороте. Все – за 10 секунд

Источник