Похоже, спортивная империя Саудовской Аравии быстро расширится – медиа International Business Times пишет, что новые владельцы вот-вот появятся у «Интера». Сейчас оформляются документы, и в ближайшие дни будет объявлено о сделке.

• Инвестиционный фонд Саудовской Аравии (PIF) купит контрольный пакет акций «Интера» за 1 миллиард долларов. Осталось уладить юридические вопросы.

• Нынешние владельцы «Интера» – китайская корпорация Suning – ищет инвестора уже два года. У китайцев 70% акций «Интера», они купили «нерадзурри» в 2016-м, но из-за тяжелой финансовой ситуации почти не вкладывали денег в клуб, а после чемпионства в 2020-м были вынуждены продать лидеров – например, Лукаку и Хакими. Антонио Конте покинул «Интер» по той же причине – клуб не был готов инвестировать в новичков.

• «Интер» станет вторым серьезным футбольным лотом в пакете PIF – недавно саудовцы купили «Ньюкасл». Саудовская Аравия хочет стать важным игроком в футбольном мире и пытается догнать ОАЭ и Катар, которые в этом бизнесе уже давно – вы же не забыли про «Ман Сити» и «ПСЖ»?

• Слухи о покупке «Интера» саудовцами тянулись с начала года, но миланский клуб решительно их опровергал. Suning еще 10 декабря дистанцировалась от любых переговоров с арабскими инвесторами. Но, похоже, это было нежеланием говорить о будущей сделке.

Для чего это вообще нужно Саудовской Аравии?

Начнем с того, что PIF – это государственный фонд. Он принадлежит правительству страны и управляется наследным принцем Мохаммедом бин Салманом. В 2009 году он стал советником своего отца Салмана, тогда еще губернатора провинции Рияд. За 8 лет прорвался до должности наследного принца и главного человека в стране – королю Салману уже почти 86.

Мухаммед стал принцем в 2017-м, тогда же возглавил антикоррупционный комитет страны и инициировал крупнейшие аресты среди королевской семьи – по обвинению в коррупции были задержаны 11 принцев, а всего – более 500 человек. Благодаря этому делу принц обрел контроль над тремя ветвями власти страны – фракция бывшего короля Абдаллы лишилась влияния.

Мухаммед руководит диверсификацией экономики Саудовской Аравии – так называемым проектом Vision 2030 (который называют даже MBS Vision – по его инициалам). По этому проекту страну хотят сделать:

а) менее зависимой от нефти;

б) более открытой для туристов, в том числе европейских и американских;

в) добиться более приятного имиджа у главных торговых партнеров. Именно при Мухаммеде аравийцы начали выдавать туристические визы – а в 2018-м женщины в Саудовской Аравии получили право водить автомобиль.

Но не все так гладко – Саудовскую Аравию, несмотря на попытки либерализации отдельных явлений, все равно жестко критикуют за нарушение прав человека. В 2018-м, когда был убит журналист Джамаль Хашогги, именно Мухаммеда обвинили в организации преступления, потому что Хашогги регулярно критиковал его в колонках и называл стиль управления авторитарным. 

Поэтому задача Vision 2030 – не только диверсифицировать экономику, но и создать положительный имидж страны в мире. В западной политологии существует термин Sportswashing. Его проще всего перевести как «обеление через спорт». Авторитарные режимы, к которым относят Саудовскую Аравию, инвестируют в западные компании и клубы, и это вызывает вопросы у правозащитных организаций, позиции которых в западном мире сильны. И убийство Хашогги – не единственная вещь, которую вспоминали при покупке «Ньюкасла» саудовцами.

«Как и в «Формуле-1», элитном боксе, гольфе или теннисе, ассоциация с футболом топ-уровня – очень привлекательное средство ребрендинга страны или человека с запятнанной репутацией», – говорил директор Amnesty International Саша Дешмукх. У саудовских компаний действительно множество спонсорских контрактов. Тот же Saudi Aramco, государственный нефтяной монополист, у которой самая высокая в мире капитализация, недавно привез в Саудовскую Аравию этап «Формулы-1» (был предпоследним в сезоне-2021, на пике внимания к чемпионской гонке). А до этого стал одним из генеральных спонсоров главного вида автоспорта с контрактом на 60 миллионов долларов.

«Интер» и «Ньюкасл» – не единственная цель саудовцев в футболе. Им интересен «Марсель» и один из бразильских топ-клубов, утверждает Андреа Дзанон, международный консультант по технологиям, спорту и управлению, который сотрудничает с десятком министров финансов ближневосточных государств.

«Приобретения этих команд также соответствуют стратегическим инвестициям, приоритетным для Vision 2030 (ключевыми выбрали 13 секторов экономики, включая футбол, развлечения и туризм). Это основа трансформации Саудовской Аравии», – отмечает Дзанон.

Кажется, в футболе новый большой игрок.

Чьи шейхи самые богатые? Соревнуются владельцы «Ман Сити», «ПСЖ» и «Ньюкасла»

Саудовцы все-таки купили «Ньюкасл». У большинства фанатов – праздник, у правозащитников – вопросы к АПЛ

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here