История прекрасного тренера.

Не так много людей, которых уважают болельщики и «Зенита», и ЦСКА, но Павел Садырин точно в этом списке. В случае с ним штамп «человек живет футболом» кажется не банальным клише, а романтической и при этом суровой действительностью. Трофеи сменялись скандалами и трагедиями – и все из-за характера тренера. Татьяна Яковлевна, вторая супруга Садырина, признавалась: «Паша – не дипломат, и, если ему что-то не нравилось, высказывался сразу и резко. Очень вспыльчивый, взрывной, он мгновенно реагировал на любую несправедливость».

«Зенит» с Садыриным взял золото сезона-1984. Решали местные воспитанники, но потом все испортил квартирный вопрос

Садырин играл в «Зените» 10 лет, с 1965-го. «Зенит» тогда был середняком, лучший результат ­– седьмое место в 1972-м и 1974-м. Однажды вообще мог вылететь: команда заняла последнее место в сезоне-1967, но осталась в Высшей лиге в честь 50-летия Октябрьской революции. Главный дивизион тогда расширили до 20 команд.

С Садыриным-тренером «Зенит» сделал мощный рывок и стал чемпионом СССР-1984. В первый и, как оказалось, в последний раз.

Ключевые победы – над тбилисским «Динамо» и «Спартаком». В 20-м туре «Зенит» проигрывал грузинам 0:2, но забил три мяча на 80-й, 82-й и 83-й. В 22-м туре победил «Спартак» 3:2 – лучший бомбардир того «Зенита» Юрий Желудков забил голы-близнецы со штрафных. После «Динамо» команда Садырина возглавила таблицу, а после «Спартака» – укрепила лидерство и успешно его сохранила. Красно-белые стали вторыми, отстав на два очка.

«Зенит» выглядел самобытной командой. Легендарная история про то, как после очередной победы Садырин застукал четырнадцать выпивающих футболистов в гостинице и наказал двух игроков, которые по каким-то причинам пропустили несанкционированную вечеринку, – пример исключительной атмосферы тех времен.

Садыриным хотелось восхищаться. Во-первых, «Зенит» играл в атакующий футбол с продуктивными флангами. Садырин умел подстраиваться: «Все зависит от того, какие игроки подобраны. В «Зените» были те, кто быстро бежал по флангам, предпочитал длинный пас короткому. Играли форварды, любившие пободаться у ворот». Стремительные проходы, прострелы, борьба – это была стихия «Зенита». Во-вторых, 18 игроков чемпионской команды – воспитанники ленинградского футбола. Грандиозная цифра, учитывая, что всего в чемпионате за «Зенит» сыграл 21 футболист.

Дмитрий Баранник, сыгравший 19 раз в сезоне-1984, лаконично обозначил главную причину успеха: «В той команде не было ни одного говнюка». Он очень высоко оценивал работу главного тренера: «Садырин был для всех ребят непререкаемым авторитетом. По натуре добродушный человек, но, выходя на поле, заводился, становился злющим, рвал и метал, ненавидел проигрывать. К людям он относился исходя из того, что каждый заслуживал, и люди отвечали ему тем же». В похожем ключе о Садырине высказывался Анатолий Давыдов, еще один игрок той команды: «Он раскрепостил нас психологически. Садырин был демократичным, любил посмеяться с нами, и мы играли не только для себя, но и для него».

Под руководством Садырина «Зенит» отлично выступал и в Кубке СССР: в 1984-м дошел до финала, где проиграл московскому «Динамо» 0:2, а в 1983-м, 1985-м и 1986-м вылетал в полуфиналах. Все три раза ленинградцы уступали «Шахтеру». Все три раза – в серии пенальти.

После чемпионства начались проблемы. В сезоне-1985 «Зенит» после 20 туров шел на 16-м месте (хотя в итоге закончил шестым), в 1/8 Кубка чемпионов команда сенсационно вылетела от финского «Куусюси». По мнению Баранника, Садырин «превратился из тренера в менеджера», и «после золота-1984 игроки с каждым месяцем становились от него все дальше. И он от нас».

Конфликты привели к письму игроков с требованием убрать Садырина. Кто-то подписывал письмо из-за того, что не проходил в состав. Кому-то не дали обещанную за сезон-1984 квартиру, кому-то – машину. Многие футболисты признавались, что инициатива шла из Спорткомитета, отношения с которым у тренера с каждым годом усложнялись. Чиновники навязывали Садырину график тренировок на несколько месяцев вперед, а тренер требовал независимости.

Усугубляла ситуацию личная трагедия Садырина – тяжело болела Галина, его первая жена. Об этом знали только самые близкие люди. Садырину пришлось уйти из «Зенита».

Союз Садырина и ЦСКА – настоящая сказка. Он за 3 года привел команду из Первой лиги к чемпионству в Вышке (а потом рухнул СССР)

1980-е – худшее время в истории ЦСКА. В 1984-м команда впервые вылетела из главного дивизиона. Вернулась через два года – и вылетела снова. Попытка сразу подняться в элиту провалилась, и в клуб пришел Садырин.

С новым тренером ЦСКА сразу стал лучшей командой Первой лиги и по итогам сезона-1989 рванул дальше. ЦСКА забил 113 мячей, пропустил всего 28 – никто не забивал больше и не пропускал меньше в Первой лиге с 22 командами.

Доминирование там – хорошо, но перед Садыриным и так стояла цель вернуть команду к лучшим. Тренер пошел дальше: в сезоне-1990 ЦСКА уже боролся за чемпионство. Клуб уверенно шел в топ-3 на протяжении первой половины сезона, но потом пропала стабильность – никак не мог победить хотя бы в двух матчах подряд. Это все-таки получилось в последних двух турах, и ЦСКА закончил сезон на втором месте.

В 1991-м все сложилось идеально. В июне ЦСКА выиграл Кубок СССР, в финале обыграв «Торпедо» (3:2). В конце октября, за тур до конца чемпионата, ЦСКА стал чемпионом СССР, оформив золотой дубль.

Два триумфа разделила страшная трагедия.

24 июня 1991-го в пять часов утра и спустя девять часов после финального свистка в победном финале Кубка в автокатастрофу попал Михаил Еремин, основной вратарь ЦСКА. У машины, в которой находился Еремин, лопнуло колесо, и она столкнулась с автобусом. 30 июня Михаил скончался. Ему было 23 года.

Смерть Еремина сильно ударила по ЦСКА и психологически, и в игровом плане. После аварии не могли выиграть четыре матча подряд. Казалось, долгожданное чемпионство будет упущено, но красно-синие собрались и выдали 10-матчевую беспроигрышную серию.

Садырин подчеркивал роль единства: «После выигрыша Кубка СССР нас постигло горе, и мы долго не могли прийти в себя, но тренеры верили в ребят, верили прежде всего в сплоченный коллектив. Они отдали победе все силы без остатка».

Клубные достижения вывели Садырина на новый уровень, и тренера пригласили в сборную России. Уже потом были «письмо четырнадцати» и неудачное выступление на ЧМ-1994. Садырин планировал вернуться в ЦСКА вне зависимости от результатов России на турнире, но перед матчем со Швецией его ждал очередной удар – новым тренером клуба стал Александр Тарханов.

Вернулся в «Зенит» по приглашению Собчака. Садырин ругался с Мутко и долго не получал зарплату

«Зенит» без Садырина был жалок. В 1989-м команда вылетела из Высшей лиги СССР. Вернулась в Вышку уже в новой стране – только потому, что нужно было набрать 20 команд. Опять вылетела и два сезона безуспешно боролась за повышение в классе. На помощь пришел Садырин, который снова за сезон вывел свою новую команду в главный дивизион.

Но тогда же приключилась и куда более важная история. Садырин давал интервью на базе клуба и вдруг услышал крики о помощи – группа детей купалась в пруду, один ребенок тонул. Садырин мгновенно бросился на помощь. Нырял два раза – тщетно, вода ледяная и никакой видимости из-за ила. 12-летнего мальчика удалось спасти только с третьей попытки. Убедившись, что жизни ребенка ничто не угрожает, тренер спокойно продолжил интервью.

Садырин четырнадцать месяцев работал без контракта и не получал зарплату. Попросил денег у Мутко, когда жена стала замечать, что банально не хватает на продукты. Зарплату стали выплачивать (правда, через два месяца).

Сезон-1996, первый после возвращения «Зенита» в Вышку, прошел нормально: десятое место. Садырин выполнил локальную задачу, поставленную с возвращением в «Зенит», – победить «Спартак» (2:0). Тому же «Спартаку» успели и скандально проиграть: вратарь питерской команды Роман Березовский пропустил два подозрительных мяча. Садырин позднее обвинил Березовского и Мутко в сдаче игры. Первый вскоре после матча получил квартиру, а второму пришлось бы выплачивать большие премиальные за возможное седьмое место после победы над москвичами.

Но обвинения Садырин озвучил через год после ухода из клуба, а атмосфера в команде еще в том сезоне была раскалена. Тренер критиковал менеджерские решения, трубил о кадровых проблемах в составе, активно делился идеями по развитию «Зенита». На последний в течение сезона совет директоров его не пригласили. Мутко позвонил и сухо известил о том, что нового контракта Садырину не предложат. Евгений Шейнин, в то время работавший администратором клуба, выделил главную проблему во взаимоотношениях Садырина и Мутко: «Садырин еще не понимал, что времена изменились, и главный человек в клубе – уже не тренер, а президент».

Уход из «Зенита» оказался не столько неожиданным, сколько нанес болезненный удар по здоровью тренера: Садырин был на грани инфаркта. Болельщики выходили на протесты, но руководство клуба осталось непреклонным.

При Садырине президентом ЦСКА стал Евгений Гинер. Он позволил тренеру работать, пока не кончатся силы

Второй заход в ЦСКА начался с триллера. Клуб буквально раскололся на две части: президент и тренер футбольной команды Тарханов воевал с начальником всего ЦСКА полковником Барановским. Причина – Музей спортивной славы. Тарханов выступал за сохранение, а Барановский хотел сдать его в аренду.

В бессмысленной и беспощадной битве победил Барановский. Тарханов уехал в «Торпедо», прихватив шесть игроков с собой, а тренером ЦСКА стал Садырин.

Новой сказки не случилось – ЦСКА в сезоне-1997 финишировал 12-м. Сезон-1998 выходил еще хуже, команда плелась в конце таблицы, и Садырина уволили. После его ухода ЦСКА преобразился и выдал 12-матчевую победную серию, установив рекорд чемпионатов России.

Садырин еще раз вернулся в ЦСКА уже в 2000-м. После десяти туров команда занимала 13-е место, и тренеру удалось стабилизировать положение – красно-синие спокойно финишировали восьмыми.

В феврале 2001-го место президента ЦСКА занял Евгений Гинер. Садырин сохранил пост и застал строительство новой команды. В сезоне-2001 ЦСКА снова выдал слабый старт, зато потом постепенно набирал ход. Итог – седьмое место. Но Садырин не доработал до конца сезона.

Тренер постепенно вводил в состав новичков Гинера. Среди них был перспективный молодой голкипер Сергей Перхун, перешедший в ЦСКА из тираспольского «Шерифа». Но случилась еще одна трагедия, вновь с молодым вратарем ЦСКА. Только теперь – на футбольном поле. 18 августа 2001-го Перхун столкнулся с нападающим «Анжи» Будуном Будуновым. После тотального отека головного мозга у Перхуна остановилось сердце.

Садырин тяжело переживал гибель талантливого вратаря. К тому времени он сам сильно болел – обнаружили рак. Тем не менее экс-капитан ЦСКА Евгений Варламов замечал, что Садырин не унывал: «Он держался всегда с улыбкой. Никогда не показывал, как ему больно и тяжело. Мог скривиться, покричать наедине с родными, но при игроках не давал повода, чтобы его жалели».

30 сентября 2001-го Садырин провел последний матч в качестве тренера. ЦСКА проиграл 1:6 «Зениту» Юрия Морозова.

Садырин начинал тренировать в штабе Морозова. Именно после ухода Морозова в киевское «Динамо» Садырин возглавил «Зенит» в 1983-м и вскоре взял чемпионство. То же случилось и с ЦСКА – команда с Морозовым вылетала из Вышки, возвращалась и снова вылетала, но транзитом через Шапошникова возродилась вместе с Садыриным и сделала золотой дубль.

«Садырин всегда считал Морозова своим старшим товарищем и относился к нему как к отцу. Конечно, они в процессе работы высказывали всякие резкости – и Садырин, и Морозов такие люди, что говорили все, что думают. Их заносило, но они были честны по отношению друг к другу», – так видел союз Садырина и Морозова Геннадий Орлов.

Садырину стало плохо накануне игры с «Зенитом». Супруга вспоминала, что он вообще не спал – температура была за 40 градусов, приходилось постоянно переодеваться и выжимать одежду. Но худшее было уже после игры: «Когда матч закончился, его с трудом довели до раздевалки, где он долго-долго сидел и не мог встать. Два дня мы не могли из Питера уехать, потому что просто не знали, как его везти. Раньше он говорил: «Танюша, я уйду, когда почувствую себя совсем плохо», и этот момент настал».

Садырин умер 1 декабря 2001-м, ему было 59. Возможно, с другим характером не было бы ни письма игроков «Зенита», ни «письма четырнадцати», ни странного отъезда из Санкт-Петербурга в 1996-м.

Но с другим характером не было бы и двух удивительных по красоте и драматургии историй «Зенита»-1984 и ЦСКА-1991.

Этим клубам есть кем гордиться.

10:1 «Сочи» и «Ростова» – напоминание, что нам нужна дотошная, а не компромиссная лига

Жирков стал звездой в ЦСКА. Быстрый успех не убил в нем скромность – он даже постеснялся обсуждать с Гвардиолой переход в «Барсу»

Источник