Дорский провожает португальского тренера.

Руй Витория все-таки покинул «Спартак» – тренера не спасли даже две победы над «Наполи» и первое место в группе Лиги Европы. Португалец оставляет клуб на девятом месте в РПЛ, но все равно – герой для фанатов. 

Давайте разбираться, почему так получилось. 

Выбор Витории изначально смущал. Он точно не продолжил бы развитие команды Тедеско, а руководство «Спартака» публично говорило о других кандидатах

Перенесемся в середину июня 2021-го, когда Витория прилетел в Москву, а «Спартак» представил его в качестве главного тренера на пресс-конференции. На ней, кроме Руя, присутствовали генеральный директор «Спартака» Евгений Мележиков и спортивный директор Дмитрий Попов.  

Естественно, Мележикова и Попова спрашивали о причинах выбора Руя, против которого в своем телеграм-канале выступала Зарема Салихова. «Ответственность за тренера – на мне. Я готов признать неправоту в случае, если что-то пойдет не так. Не перед Заремой, а перед болельщиками. Все кандидатуры шли от селекционного отдела. Фонсека был действующим тренером (весной 2021-го работал в «Роме» – Sports.ru), плюс до него не дошла очередь. На Фонсеку бюджет был бы гораздо больше, раза в два. По мне, Фонсека этого не стоит», – говорил Попов. 

«Решение по Рую было принято большинством голосов за исключением одного человека. Это не кандидатура на 100% от Попова. Селекционная служба работает немного по-другому, каждый по своим направлениям. Положительные заключения были не только по Витории. Фонсека был, Де Дзерби был, но он находился в лонг-листе и отлетел в самом начале. Были положительные заключения, но с определенным приоритетом. Руй у нас шел в этом списке по своим характеристикам первым. В том числе с учетом доступности», – отмечал Мележиков.  

Открытость руководства «Спартака» в части обсуждения конкретных фамилий можно только приветствовать (конечно, такая информация от первоисточника интересна), но уже тогда смутили рассуждения про бюджет на Фонсеку и доступность Витории.  

Еще больше смущало, что Попов логично сказал, что «Спартак» опирался на игровые качества команд Витории, но при обсуждении трансферов ответил: «Скорее всего, будут, но все зависит от продаж. Восемь мест для иностранцев заняты на данный момент, в ведомости их даже больше».  

Во-первых, «Спартак» забивал иностранные слоты игроками несоответствующего качества в том числе из-за Попова (привет, Йоррит Хендрикс), во-вторых, еще до назначения Витории было очевидно, что его футбол сильно отличается от того, что предпочитает Доменико Тедеско.  

«После того, как мы достигли соглашения со «Спартаком», у меня было достаточно времени изучить как команду, так и РПЛ. Сейчас у меня хорошее понимание вокруг происходящего. Здорово, что у команды есть дух победителя. Мы хотели бы взять все хорошее из прошлой команды и добавить кое-что новое», – говорил Витория.  

Совсем нельзя сказать, что Тедеско не работал над позиционной атакой «Спартака» (особенно во второй половине 2020-го), но она точно не была сильнейшим качеством москвичей при Доменико. Даже в серебряном сезоне-2020/21 «Спартак» был всего лишь четвертым по средней длительности голевых атак, пятым по голам с игры и среднему количеству пасов в результативных атаках, зато вторым – по голам со стандартов (больше было только у «Зенита») и ударам после контратак (лучше – лишь «Динамо»).  

Но к Тедеско – минимум претензий, состав «Спартака» и не подходил под качественный и длительный контроль мяча. Главный пасующий защитник – Павел Маслов (его Витория вообще не мог использовать из-за травмы), пара Крал – Зобнин, которая отвечает за объем, а не за продвижение через пас – с такой центральной осью рассчитывать на настоящую доминацию наивно.  

Практически такой состав – без Маслова и фактически без Крала, в августе укатившего в фантастическую аренду в «Вест Хэм» – получил тренер, для которого невертикальное владение гораздо важнее. Например, в двух полных сезонах из трех Руя в «Бенфике» его команда опережала по этому показателю «Порту».  

Игроки «Спартака» тоже отмечали различия в работе с Тедеско и Виторией. «Наверное, мы больше работаем над контролем мяча. Раньше у нас были длинные передачи за спину. Сейчас мы пытаемся и то, и другое делать. Более вариативная игра сейчас», – рассказывал Зелимхан Бакаев. «Все через мяч, хочет играть активно в атаке и в обороне, прессинг — мне нравится это очень. Тренировки были очень интенсивные», – говорил Александр Соболев. 

Правда, Соболев не застал австрийский сбор. На нем вообще из лидеров «Спартака» были только Жиго, Айртон и Мозес (плюс Зелимхан Бакаев, когда-то тоже соответствующий этому статусу хотя бы на поле).  

Естественно, это тоже повлияло на восприятие и адаптацию «Спартака» к новым игровым принципам. 

«Спартаку» не повезло с «Сочи», но в целом москвичи – середняк этого сезона РПЛ. Руй странно метался с расстановкой и принимал решения, которые мешали

Мы уже разобрались, что Витория – совсем не продолжение игрового вектора, выбранного Тедеско (в целом, потому что на разных этапах Доменико в Москве детали отличались), и состав «Спартака» под него не слишком подходил. Плюс многолетние дыры на правом фланге обороны и в опорной зоне – конечно, это все вопросы к руководству клуба, а не тренеру.

Но что сделал сам Руй?

Наверняка на восприятие Витории в «Спартаке» повлияет последний матч с «Сочи» (0:3) – разгромное поражение в игре, где москвичи были острее соперника (25-10 по ударам, 19-7 по ударам из штрафной, 47-21 по касаниям в штрафной, 1,79-1,75 по xG без пенальти, но с голом Попова в пустые ворота, оцененного в 0,69 xG). 

Нужно понимать два момента:  

1) это лучшая игра «Спартака» Витории в РПЛ в атаке,

2) естественно, на дистанции 18 туров еще было несколько матчей, когда «Спартак» точно не заслуживал поражения («Рубин» в первом туре, дерби с ЦСКА), но нельзя сказать, что Рую просто не повезло. Например, по ожидаемым очкам «Спартак» занимает 7-е место с 27,66 очками, в реальной таблице отстает ненамного – 9-е место и 23 очка. «Краснодар», «Уфа» и «Химки» относительно ожидаемых очков недобрали больше.  

По всем ключевым атакующим метрикам «Спартак» Витории – мягко говоря, не топ.  

Витория отказался от 4-4-1-1, которые перетекали в 4-4-2 при позиционной обороне, уже по ходу четвертого матча в «Спартаке» – против «Нижнего Новгорода» (1:2). В той игре это, вероятно, объяснялось 0:2 к 16-й минуте (на тройку центральных защитников можно было перейти и с Мозесом, который еще в первом тайме получил травму и был заменен на Бакаева), но Руй продолжил выходить с тремя центральными защитниками и дальше.  

«Мы начинали по схеме с двумя центральными защитниками, когда еще было открыто трансферное окно и было возможно усиление правого фланга обороны игроком с необходимыми под эту схему характеристиками. Но приобретение атакующего правого защитника совершить не удалось, и мы вернулись к прежней схеме, в которую при этом отлично по своим качествам вписался Кофрие. На данный момент схема в три защитника более подходит нашему составу», – объяснял Витория в середине октября.  

Окей, Руй сослался на трансферное окно. Окей, в «Спартаке» действительно не было правого защитника, способного давать качество на чужой половине при игре в четверке. Но:  

1) Руй вообще не наигрывал трех центральных защитников на летних сборах, хотя в его распоряжении были Мозес и Айртон (основные варианты на роль латералей), а также Кутепов, Гапонов, Жиго и Литвинов (все играли в тройке при Тедеско, хотя у Руслана игровое время было чисто символическим),

2) Руй вообще не замечал Кутепова и Гапонова, публично рассказывая журналистам, что те не знают, как тренируются оба Ильи. Даже допустим, что и Кутепов, и Гапонов бросили тренироваться, узнав на сборах, что «Спартак» будет играть в четыре защитника, и Жиго с Джикией из старта не вытеснить. Витория перешел на три центральных защитника, сделав из Рассказова правого центрального, а из левши Бакаева – правого латераля. Разве это логичный шаг по ходу сезона?    

Забавно, что всего месяц спустя после единственного большого интервью в России Витория отошел от классической для себя игры в три центральных защитника – когда латерали садятся на одну линию с ними и не выбрасываются, даже если соперник начинает владение на их краю уже за центральной линией.  

Сначала Мозес стал выдвигаться к левому защитнику соперника при таких ситуациях (особенно это проявилось в матче с «Локомотивом» в начале ноября), а затем «Спартак» полноценно перешел на четверку, когда прямо под Мозесом почти всегда был Кофрие. Естественно, контекст матча тоже влиял на расстановку «Спартака» в позиционной обороне, об этом – в следующей главе.

Кофрие – боец, который может успешно вести единоборства 1-в-1 на уровне РПЛ, но при этом совершенно не подходящий на роль правого защитника в четверке во всем, что касается атаки. За десять матчей в РПЛ бельгиец совершил лишь 1 навес, все его касания мяча в чужой штрафной – после стандартов.  

Так что тут снова можно говорить о непоследовательности Витории. Он сам признавал отсутствие правого атакующего защитника после перехода на три центральных, но вернулся к четверке, хотя игрока с нужными характеристиками так и не получил.  

С реальной оценкой атакующих качеств Кофрие Виторией все понятно – когда «Спартаку» нужно было забивать в конце матчей с ЦСКА (0:1), «Динамо» (2:2), «Краснодаром» (1:2) и «Уфой» (1:1) он выпускал Рассказова. В этом смысле вообще все было предсказуемо: если «Спартаку» нужно забивать, на края обороны выйдут Рассказов и Ломовицкий (под кроссы), а Жиго пойдет в атаку.  

Подготовка к топ-матчам – тоже вопросы к Витории.  

– Против «Бенфики» дома «Спартак» сыграл авантюрно и открыл пространство за спинами Рассказова и Айртона – то, что и нужно было сопернику. В ответной игре нужно было отыгрываться после домашних 0:2, а Витория вышел фактически в шесть защитников (Бакаев – правый латераль, Ломовицкий постоянно садился в линию из-за высокой позиции правого защитника «Бенфики»). План на ответный матч казался логичным на первую игру,  

– Во втором тайме с «Лестером» (2:4) дома «Спартак» продолжил играть с высокой линией обороны, при этом отвратительно вступая в прессинг и контпрессинг. Рассказов был ужасен в финальной стадии атак «Лестера», но к ним приводили структурные проблемы «Спартака», проявлявшиеся еще на чужой половине поля. Витория может считать, что Руслан Литвинов хорошо двигает мяч, но пока он совершенно не умеет выбирать правильный момент для вступления в отбор,  

– Сразу после «Лестера» был выезд к «Зениту» (1:7), где «Спартак» снова пытался обороняться (полноценной обороной это точно не назвать), имея за спиной 50 метров свободного пространства. Сергей Семак выпустил в старте Азмуна и Мостового (на первых минутах в эти зоны еще бегал Вендел – до вынужденной замены Дугласа Сантоса) и уничтожил соперника,  

– Еще одна проблема матча с «Зенитом» – то, как Витория заменил дисквалифицированного Жиго. Роль страхующего занял не Кутепов и даже не Джикия, а Кофрие, который любил выдергиваться из линии еще на позиции правого центрального защитника. Кофрие в роли страхующего и контролирующего линию – слишком непонятный шаг, который тоже стал одним из главных причин провала в первом тайме в Петербурге.  

Матч с «Зенитом» стал последним для Александра Максименко при Витории. С одной стороны, можно похвалить Руя за то, что он все-таки решился на смену вратаря. С другой, она произошла очень поздно.  

Из этого делаем вывод, что самые вероятные причины любви болельщиков «Спартака» к Рую – непринятие Заремы и Александр Селихов.

Первое место в группе Лиги Европы – история. Но по качеству игры «Спартак» не был лучше «Наполи» и «Лестера» (и это абсолютно нормально)

Единственная причина для дальнейшей работы Руя со «Спартаком» – конечно, первое место в группе Лиги Европы с «Наполи» и «Лестером». Итальянцев «Спартак» вообще дважды обыграл (3:2, 2:1) – действительно очень крутой результат.  

Давайте вспомним контекст – второй тайм с «Лестером» дома уже обсудили, там есть и стилистические вопросы к Витории, и подстава команды в виде Рассказова-правого центрального защитника (вообще Николай вряд ли должен рассматриваться как игрок обоймы российского топ-клуба при любой формации).  

– Домашний матч с «Легией» (0:1) – тотальное доминирование «Спартака» (23-7 по ударам, 12-4 по ударам из штрафной) c пропущенным голом на 90-й минуте.  

– Гостевая победа над «Наполи» (3:2) – история, но до удаления Мариу Руя на 30-й минуте «Спартака» не было на поле.  

Правда, победный гол «Спартак» забил уже в равных составах – об этом нельзя забывать. Как и то, что в них москвичи оказались из-за удаления Кофрие – у него три красные карточки за три с половиной месяца.  

– Гостевой матч с «Лестером» (1:1) – 1 удар из штрафной с игры за матч, он и стал голевым. До него «Спартак» был почти идеален в обороне, но в конце игры все-таки немного сдал. Этого вполне могло хватить для поражения – после пропущенного гола с углового (в РПЛ после них больше «Спартака» вообще пропустила только Тула) были нереализованный пенальти от Варди (браво, Селихов, номер раз) и попадание в штангу от Ихеаначо.  

– Домашний матч с «Наполи» (2:1). Не дали ничего создать сопернику в конце игры, но до этого Селихов четырежды спасал «Спартак» (дважды – в одном эпизоде). Браво, номер два.  

– Гостевой матч с «Легией» (1:0). Гол после катастрофической ошибки защитника «Легии», давление при навесах соперника в конце игры, приведшее к пенальти. Браво, Селихов, номер три.  

Это – не попытка принизить достижения «Спартака» и лично Руя Витории в группе Лиги Европы. «Наполи» и «Лестер» остались позади – это очень круто, это уже история нашего футбола (хотя грустно, что об этом мы говорим в контексте Лиги Европы, но тут уже дело точно не только в «Спартаке»).  

«Спартак» точно не был сильнее «Наполи» и «Лестера» по игре. Это абсолютно нормально, но результат не должен перекрывать понимание, что и в еврокубках Руй не сделал ничего выдающегося.  

Полгода Руя Витории в «Спартаке» – грусть, в которой, кажется, виноваты абсолютно все причастные.  

Руководство позвало тренера, сильно отличавшегося от Тедеско, и вообще не поменяло состав. Ключевой человек в руководстве клуба (пускай официально и не входящий в структуру) публично критиковал Виторию еще до начала работы тренера в Москве. 

Но и сам Руй принимал странные решения, которые чаще всего вредили команде.  

Можно ли сказать, что Витория – плохой тренер? Точно нет.    

Можно ли сказать, что Витория не справился с обстоятельствами, работая в «Спартаке»? На поле – точно да, хотя в паблике Руй остался очень спокойным человеком.

Витория заслужил увольнение, но на его место приехал человек, не имеющий опыта самостоятельной работы на высоком уровне.  

Пожалуй, это смущает даже сильнее, чем летний переход от стиля Тедеско к Витории.  

Но у Ваноли будет важное преимущество – полная поддержка руководства.

Телеграм-канал/твиттер Дорского

Инсайды про Руя в «Спартаке»: мечтал развивать молодежь, после ухода Попова никому не доверял, ни разу не психанул

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here