Зажигательный разбор.

Сразу после трансляции «Мальме» – «Зенит» в эфир «Матч ТВ» вышла традиционная ночная студия с Дмитрием Губерниевым, игру с ним разбирали Андрей Аршавин, Владимир Быстров и комментатор Олег Пирожков. Все они – действующие лица этой сатирической пьесы. Мы выбрали самое яркое.

Эпизод первый. Как Быстров наехал на Семака, а Семак съязвил в ответ

Аршавин: Несмотря на то, что «Зенит» в конце смог спастись, чувство грусти больше вызывает этот результат и игра. Командной игры не получилось, практически каждый отдельный футболист провел игру невнятно.

Губерниев: Почему, Володь?

Быстров: Потому что такой футбол нам не нужен. Трусливый. Приехали опять к никакому «Мальме» играть в пять защитников, вышли – все на своей половине поля. Чего вы там обороняете? Для чего вам результат? Да не проиграет «Зенит» даже ввосьмером такому «Мяльме» в Швеции 4:0. Наоборот, ничего не давит. Покажите красивый футбол, почему мы этого не увидели?

Губерниев: Семак у нас на проводе, Володь. Сергей Богданович, вы нас слышите? Добрый вечер. Вопрос от Владимира Быстрова.

Быстров: Неужели нельзя показать красивый футбол? Все болельщики смотрели, ждали этого матча, болели… Такой первый тайм увидеть? 

Губерниев: Сергей Богданович, вам вопрос от Быстрова: где красивый футбол?

Семак: Я думаю, Володю надо спросить, где красивый футбол. Думаю, в Испании, в Англии, может быть. Где у нас еще красивый футбол есть? 

Губерниев: Нам бы хотелось, чтобы «Зенит» по-другому играл. <…> Пять защитников, совсем ничего не получалось. 

Быстров: С «Нижним Новгородом» играем в атакующий футбол – забиваем пять мячей. А тут приезжаем и играем в другой футбол.  

Семак: Лига чемпионов – это абсолютно другой уровень. Уровень сопротивления другой, здесь нужно быстро работать. Естественно, мы на тех ролях в Европе, на которых мы есть. Думаю, многое зависит от уровня игры в целом. А уровень игры складывается от многих дополнительных факторов. 

Эпизод второй. «Мальме» –> «Мяльме»

Быстров: Хочется видеть, чтобы чемпион России играл в другой футбол, да. Не как мы увидели в первом тайме. Во втором тайме Семак все равно перестроился на игру в четыре защитника, ну и плюс-минус более-менее стали появляться моменты. Но надо отметить, что и «Мальме» прижался к своим воротам. Они выглядели безнадежно! Они не выбегали в контратаку. Посмотри, они к концу матча не могли центр поля перейти. Ну это же говорит о слабости этой команды. И это не «Челси», не «Ювентус». Но тут мы приехали к шведской команде – ну никакой! Она даже не в порядке.  

Губерниев: Почему вы к шведам так относитесь?

Быстров: Ну потому что это слабый «Мяльме». «Мальме». Как его?

Аршавин (смеясь): «Мяльме»! «Мяльме»! 

Губерниев: Андрей, у Семака хорошая мина при плохой игре, получается?

Аршавин: <…> Я с Сергеем Богдановичем разговаривал на днях, я ему сказал, что я, в принципе, тоже не понимаю позицию, как чемпион России, команда, которая хочет быть на первом месте, может играть в пять защитников. 

Губерниев: Против «Мяльме».

Аршавин: Против любого. И в чемпионате «Зенит» сейчас играет в пять защитников. Надо сказать, что почему-то в своей тарелке ни Ловрен, ни Чистяков сегодня не выглядели. Ловрен вообще в штрафной, на самом деле, толкнул футболиста «Мальме», и должен был быть пенальти. Чистяков тоже – все с руками. Конечно, удалили его за другое, но сегодня все игроки – каждый в отдельности – делали то, что обычно, в принципе, себе не позволяют. Необычно сегодня себя вели игроки «Зенита». 

Эпизод третий. Позорный, трусливый футбол в пять защитников

Быстров: Семак говорит, что результат давил. Но никакой результат не давил – они приехали не к сильному сопернику. Если он рассчитывал, что они могут такой команде 0:4 проиграть, то извините, о чем мы можем тогда говорить? И какой мы можем футбол красивый требовать от «Зенита», если главный тренер не уверен в них, да?

Почему пять защитников? Мы хотим отзащищаться и сыграть вничью? Нет, видишь, была установка прессинговать, подниматься.

Значит, тренерский штаб плохо доносит свои мысли игрокам – нельзя играть так, как в первом тайме. Первый тайм – это позорный, трусливый футбол. Вот и все.

Аршавин: (в ответ на вопрос про пять защитников) Потому что в чемпионате России все идет, как 5-3-2 стали играть. В чемпионате России «Зенит» разносит всех, и менять что-то для Лиги чемпионов, может, Сергей Богданович считает неправильным. 

Мы говорим [про проблемы] сзади, но у нас и впереди никто не цеплялся. Не хватает скорости – ни по бегу, ни по мысли. Все очень медленно. Плохо используются фланги, Малком очень стал предсказуем, он не обыгрывает почти в край – практически все приспособились, практически все потери. А Дзюба за спину не бежит. Это обуславливает то, что практически все стационарно атакуют, защитники успевают возвращаться – и мало опасности. В первом тайме вообще не было опасности.

Эпизод четвертый. Где боль к Дзюбе пришла не сразу

Быстров: К сожалению, исход матча решает судья. Сомнительный пенальти. Ну, коснулись локтем… 

Губерниев: Сейчас обсудим. Андрей, почему не забил Артем [первый пенальти]?  

Аршавин: Потому что не заслужил своей игрой. Он много таких пенальти забил, здесь немножко повезло вратарю.  

<…>

Губерниев: Момент с пенальти чем сомнительный? Дзюба получает по уху, держится за лицо.

Быстров: И падает через две секунды. 

Губерниев: Ну, боль пришла не сразу! Так бывает. 

Быстров: Ну да. Нокаут получил, а боль пришла нежданно-негаданно через две секунды. Ну нельзя такие пенальти ставить в конце матча!

Губерниев: Ну не все же ставить против нас! Иногда и за нас над ставить арбитрам. Так бывает: чаще всего судьи против. 

Эпизод пятый. Дзюба, симуляция, курица с отрубленной головой

Пирожков: Я посмотрел цифры. По всем показателям статистики «Зенит» лучше. 

Губерниев: Например? 

Пирожков: Вообще все. Количество передач, точность передач, количество ударов, удары в створ, количество атак. У «Мальме» только на полтора километра больше пробег, но пробег… 

Губерниев: У нас не легкая атлетика.  

Быстров: Посмотрите матч. (Смотря на статистику): Что здесь хорошего? У «Мальме» просто ничего нет.  

Пирожков: «Зенит» не позволил, да, можно так сказать.  

Быстров (смеясь): Ты, видимо, футбол точно не смотрел. 

Аршавин (смеясь): Смотрел обзор на «Матч Премьере». Хахахаха! 

Пирожков: Резервным комментатором был, был готов в любую секунду. 

Губерниев: Не оправдывайся перед ними! Провокаторы! (Обращаясь у Быстрову): У него свое мнение, авторитетное, Володь!

Аршавин: Когда Вова на программе, другого мнения быть не может.  

Пирожков: Я зацепился за реплику, что нельзя ставить такие пенальти на последней минуте. А что, последняя минута отличается с точки зрения футбольных правил? 

Аршавин: По-вашему, пенальти был? 

Пирожков: А? 

Быстров: Пенальти был?  

Пирожков: Я не могу услышать! 

Губерниев: По очереди.  

Пирожков: Я думаю, был. 

Быстров: А на Ловрене? 

Пирожков: Я думаю, нет.  

Быстров: А здесь? 

Пирожков: Здесь – да.  

Быстров: Чем отличаются эпизоды? 

Пирожков: Я что хочу сказать по игре, если в целом. 

Быстров: Да вы не смотрели игру. 

Аршавин: (смеется) 

Пирожков: Мне вот понравился отрезок у «Зенита», например, с 37-й по… (далее неразборчиво из-за смеха Быстрова и Аршавина) 

Губерниев: Олег, твое мнение непопулярно у парней сегодня. 

Быстров: Да у всей страны непопулярно сегодня!  

(Идет повтор пенальти на Дзюбе) 

Быстров: Почему он упал? Вот, все, стоит. Мяч видит.  

Губерниев: Послушайте, ребят, мы все время обращаем внимание, как наши соперники хватаются за все части тела, им дают пенальти. Молодец, артистизм!  

Аршавин: Очень легковесный пенальти.  

Пирожков: Возможно, и так. А зачем мы смотрим на реакцию Дзюбы? Надо смотреть на движение локтя. По этому судья определяет. 

Быстров: Включите повтор Ловрена, пожалуйста. Для Пирожкова включите. Там такое же касание. Такой же толчок. Там еще явнее. 

Губерниев: Обращение к режиссерам. Сейчас найдут. Перематывать кассету – это непросто.  

Пирожков: Я еще раз хочу сказать: судья оценивал эпизод по действиям защитника. Это движение локтем. Больно или нет Дзюбе – у каждого разный болевой порог. Кто-то через две секунды чувствует, кто-то вообще бы не заметил. Но движение присутствовало.  

Быстров: Знаете, чем отличается? Когда ты через две секунды падаешь после касания, удара – это называется симуляция. На всякий случай. 

Пирожков: Курица, когда ей отрубают голову, бежит еще метров 20.  

Быстров: Хорошо, что у нас там не курицы играют.  

Аршавин: С точки зрения футбола он ошибся и подарил пенальти. Я так считаю. 

<…>

Через пару минут Губерниев объявляет рекламную паузу. 

Быстров: Повтор где наш, Дим? [эпизода с Ловерном] 

Губерниев: Повтор будет сразу после рекламы. 

Быстров смеется. 

<…>  

После рекламы – повтор момента с Ловреном.

Быстров: Смотри: акцентированный толчок руками. Двумя.

Губерниев: Согласен. Пенальти нет. Почему? 

Пирожков: Думаю, потому, что нападающий «Мальме» активно очень нырнул вперед. Он очень хотел, чтобы судья заметил этот толчок. Иногда судьи в таких ситуациях… 

Губерниев: Нельзя сказать, что судья сегодня просто слабо отработал? 

Пирожков: Нет, нельзя.

<…>  

Губерниев: Что мешает? Проиграть всегда успеем. Под хорошее настроение получить удовольствие – ведь могут же. 

Аршавин: Мне кажется, интервьюируемым [игрокам «Зенита»] было сложно честно отвечать на вопросы. Все все понимают, я думаю. Матч просто не получился по игре. Я не видел, чтобы там трясся Ловрен или трясся тот же Рака. Нет. Просто медленно по мысли играли. Малком много ошибался. Ошибался Дзюба – не бежит за спину, из-за этого очень близко все играют, нет глубины атаки. Слева у Клаудиньо в первом тайме тоже не пошла игра. И все. 

Пирожков: Я думаю, Андрей Мостовой сказал все в одной фразе, причем даже полуфразе. Он сказал: «Уровень сопротивления разный».   

Губерниев: Олег, ну хватит, вы выдаете желаемое за действительное.

Пирожков: Черт побери, почему мне навязывают мысли, которых я не озвучивал?  

Быстров: Уровень сопротивления – «Челси» и «Ювентус» да. Мы же про «Мальме» говорим. 

Пирожков: Я хочу сказать, как я думаю, почему «Зенит» не играет раскованно, не играет красиво. Потому что здесь его не заставляют играть на пределе. Вот и все. 

Быстров: Ну как, «Спартак» они выносят, 90 минут бегают. 

Пирожков: Значит, такой «Спартак» у нас, что его можно вынести. 

Быстров: Что, «Спартак» слабее «Мальме»?

Пирожков: Я бы не удивился. Хорошо, какие тогда причины? Что, психология – испугались?  

Быстров и Аршавин подтверждают, что психология. 

Пирожков: Вот только что вроде сказали, что Ловрен не боялся, да? Вы тогда разберитесь между собой.

Быстров: Психология и боязнь – разные вещи. 

Аршавин (показывая в сторону Пирожкова): Мне кажется, у нас на канале умирает хороший эксперт для Владимира Соловьева. Хахаха!

Губерниев: Друзья, мы все-таки говорим о футболе. И верим по традиции, что «Зенит» все-таки встрепенется. Когда-нибудь.

Спорный пенальти, который вывел «Зенит» в весну: били ли Дзюбу локтем в лицо?

«Надо что-то менять. Что? Может, в башке поковыряться». Честный Ракицкий – о стиле игры «Зенита» в ЛЧ

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here