В случае с Карлсеном и Непомнящим полыхнуло сразу по окончании, когда норвежцы открыли имена тех, кто помогали Магнусу в его четвертой защите титула. Многих в России рассердило упоминание среди них Даниила Дубова – участника нашей сборной, который когда-то работал с Яном и был его приятелем.

Многие напирают на неэтичность поступка: как можно играть на другой стороне, если речь чуть ли не о общенациональной программе и тренде «вернем шахматную корону в Россию»? Это идет еще с 2016 года, когда на Карлсена вышел Сергей Карякин.

Прежде чем говорить о практической пользе от появления Дубова в команде Магнуса, стоит разобраться: а так ли уникален его поступок?

1. Началось еще в 1935 году, когда Флор получил нагоняй от Алехина за то, что тот помогал в матче его сопернику – Эйве. Почему-то считалось, что игроки первого ряда не должны объединяться друг против друга.

2. Ботвинника в 1963-м возмутило, что Болеславский (в то время старший тренер сборной СССР) стал секундантом Петросяна.

3. А Карпов приложил немало сил, чтобы разбить тренерскую бригаду Каспарова и после обвинил в предательстве Белявского, когда тот поменял лагерь.

В последний раз тема возникла в 1995 году, когда Крамник стал секундантом Каспарова на его матче с Анандом. К слову, через 5 лет Владимир воспользовался накопленными знаниями и свергнул Гарри с трона.

Так в чем же криминал поступка Дубова, если отбросить патриотический посыл? В шахматах такое бывает, да и в матче встречались не сборные Норвегии и России. В конце концов, тренерская бригада у Магнуса полностью состояла из легионеров: датчанин Нильсен, француз Фрессине, немец Густафсон, голландец ван Форрест и, да-да, россиянин Дубов.

Сергей Карякин, одним из первых без прикрас высказавшийся по этой теме, задал вопрос: что бы подумали о своих соотечественниках норвежцы, окажись в команде у Непо, например, Хаммер или Тари, хорошо знающие Карлсена? Вряд ли такая идея могла прийти кому-то в голову – толку от этих двоих при подготовке к матчу было бы немного.

Другой вопрос: почему фигура самого Дубова не рассматривалась в качестве кандидата в помощники Непомнящего? А если рассматривалась и отвергнута Яном, его можно было хотя бы попросить, чтобы держал нейтралитет, не сотрудничал с чемпионом мира на время матча. Ведь не секрет, что в 2018 году Даниил помогал Магнусу в матче с Фабиано Каруаной и что после него они продолжили творческое общение.

Учитывая крайнюю щепетильность Дубова в таких вопросах, этого устного соглашения было бы достаточно, чтобы предотвратить «предательство».

По словам Даниила в интервью «Чемпионату», работа по подготовке к матчу-2021 началась еще до турнира претендентов. То есть до того, как определился соперник Карлсена. И как только им оказался Непомнящий, первой мыслью Дубова было свернуть сотрудничество с норвежцем. Но, не заметив никаких действий со стороны Яна, он не сделал этого.

А должен был? Как, например, Питер-Хайне Нильсен, который много лет считался главным помощником Ананда, а потом начал работать уже с Карлсеном. Во время матчей между двумя гигантами в 2013-м и 2014-м он демонстративно уходил в тень. Но Дубов признался, что команда Магнуса нравится ему больше, чем команда Яна. Да и тесно Даниил с Непомнящим никогда не работал –  они общались, может, обменивались идеями, но не больше. В отличие, кстати, от Карлсена – его творческую кухню Дубов знает лучше.

Главный рокнрольщик российских шахмат: не любит Путина и Навального, ходит в Balenciaga ради мемов – большое интервью Даниила Дубова

***

Но оставим этический вопрос – это в любом случае субъективно. Гораздо важнее другой, практический: как отразилось и отразилось ли вообще творческое влияние Дубова на игру и выбор дебютов Карлсена в матче?

Даниил – игрок, который эффектно сочетает знания и интуицию: любит создавать на доске позиции, в которых материя порой не играет роли, а на первый план выходят выдумка и предприимчивость.

На этом строится и его дебютный репертуар, заметную роль в котором занимает каталонское начало. Белые в нем часто жертвуют пешку с4, получая за нее компенсацию в виде длительной инициативы, центра и возможной атаки на короля. Черным непросто отделаться от оптической иллюзии. Не так давно Дубов дал ряд ярких примеров против самого Карлсена, которого эффектно обыграл в турнирах из онлайн-серии Champions Chess Tour.

Каждая из этих партий превращалась для Магнуса в пытку – и ему самому очень хотелось так разделывать черных.

Но вот в чем штука: если для чистого игрока Карлсена подобные позиции принадлежали к числу проблемных, то Непомнящий чувствовал себя в них идеально. Во всяком случае, они так контрастировали с сухими стойками, к которым обычно стремился чемпион мира, что Ян готов был пострадать.

Как раз две партии – 2-я и 6-я, в которых Карлсен шел на каталонские построения – стали для Непомнящего лучшими в матче. В них он смог по-настоящему играть, творить за доской, а не воспроизводить четко выверенные компьютером варианты. Именно в них каждый раз были и игра на три результата, и нестандартное соотношение материала. Так, во 2-й партии Карлсену пришлось выкручиваться без качества и пешки – и в какой-то момент Непомнящий мог добиться технически выигранной позиции. А в 6-й ладьям и коню Магнуса противостояли ферзь и слон Яна – и снова, еще и в цейтноте, все могло повернуться в любую сторону.

В интервью сайту ФШР Непомнящему задали вопрос: насколько существенную помощь оказал Дубов Карлсену? Экс-претендент не без сарказма заметил: только благодаря идеям Дубова, которые команда Яна тут же вычислила, самому Яну по ходу матча предоставлялись шансы. Так было, например, в 5-й партии, где Непомнящий, к сожалению, проскочил ключевой момент: могла возникнуть неприятная для чемпиона ситуация – впервые за все его черные партии.

Что в итоге? Можно взять сторону Непомнящего, который видел для себя только пользу от присутствия Дубова в лагере противника – ведь Даниил гарантировал появление хоть какой-то живинки в игре. Но можно взять и сторону Карлсена – Даниил полагает, что в дебюте команда Карлсена была как минимум не хуже оппонентов. Она видела свою задачу не столько в том, чтобы получить перевес по дебюту, а в том, чтобы возникавшие позиции были незнакомы обоим соперникам – и в этом случае мог бы сказаться перевес Магнуса над Яном в понимании игры.

***

За разъяснениями – кто здесь прав, кто виноват и насколько велика оказалась роль Даниила Дубова в исходе матча, в его дебютной части – мы обратились к гуру дебютной теории, экс-чемпиону мира Александру Халифману:

– Начнем с того, что командная работа на таком уровне очень хитро устроена. Рассуждать на уровне, что дебют такой-то партии – это работа Дубова, следующая – ван Фореста, а еще через одну видна рука Фрессине – это адский дилетантизм. Если работа построена правильно, трудится именно команда – и только им судить, где проявился чей вклад и кто из них в данном случае был наиболее значим. Но такой информацией, как правило, делятся не очень охотно.

У нас есть авторитетное мнение Непомнящего, который сказал, что вклад Дубова ему «был заметен» по 2-й и 5-й партиям. Я думаю, вполне достаточно. Вот хитрый псевдокаталонский порядок ходов из 6-й, по факту ставшей решающей – тут, мне кажется, чувствуется рука старого лиса Нильсена. Впрочем, это лишь мои догадки.

Назвать работу бригады Непомнящего (что касается работы над дебютом, так уже точно) неудовлетворительной, я не могу ни в коей мере. В дебюте, как мне кажется, у Яна было даже небольшое преимущество. Ключевое слово здесь – небольшое, и решающего влияния на ход матча оно не оказало. Ни у одной из бригад ни ярких взлетов, ни явных провалов по ходу матча я не заметил.

Чтобы закрыть эту хитрую тему, отмечу, что решающий вклад Дубова в победу Карлсена мог заключаться не в том, что он рекомендовал или же детально проанализировал в дебюте, а и в том, что он отсоветовал чемпиону играть, скажем, систему Свешникова. Но и это, опять же, в сплошном тумане.

*** 

Кажется, на этом пора поставить точку. Вопрос, кому и с кем работать, каждый вправе решать сам, невзирая на национальную и любую иную принадлежность. Впрочем, и реакция на этот выбор может быть самой разной, в том числе – и такой, как возникла после матча.

Автор: Евгений Атаров (Levitov Chess)

Почему Непомнящий так развалился перед Карлсеном? Объясняем максимально доступно

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here