Арина и Дина Аверины дали первое развернутое интервью после Олимпиады-2020 в Токио – корреспонденту «Матч ТВ» Илье Трифанову в фильме «Малышки на миллион».

Вы вряд ли забыли, что случилось в Токио: Дина (в белом платье) с серебром, Арина (в черном платье) четвертая, а выиграла Линой Ашрам из Израиля. По судейству личного многоборья даже 3 недели спустя много вопросов и минимум четких ответов.

Мы собрали главное из разговора Трифанова с Авериными. Для вашего удобства: местами сестры отвечали вместе, почти хором, одно и то же – в этих случаях мы не выделяли спикера. Где их реплики различались, ответ стартует с имени отвечающего.

После Олимпиады: что с соцсетями и отдыхом?

– До сих пор разгребаем соцсети, стараемся каждому ответить, но там очень много сообщений. После 800-летия Нижнего Новгорода нас еще и все отмечают. Дежурная по инстаграму (который у сестер один на двоих – Sports.ru) всегда Дина, она больше отвечает. А неприятные сообщения чистит старшая сестра, мы ей дали задание.

Про отдых решили спонтанно. Прилетели 9 августа и 10-го вечером решили, что 11-го утром улетим на Кипр отдыхать, сменить обстановку, забыть про все. Решили: давайте, на недельку отдохнуть.

Первые два дня это не очень получалось, но потом выключили телефон, старались никому не отвечать, не заходить в соцсети. Но в отеле нас все равно узнавали. Нет, как мы отдохнем?

До Олимпиады: ожидали ли подвохов?

– Когда вы ехали на Олимпиаду, понимали, что судейство может быть предвзятым? Что всем поднадоела гегемония России 20 лет?

– Мы об этом не думали. Мы с Ириной Александровной Винер на последнем сборе во Владивостоке тренировались с утра до ночи, отрабатывали каждый шаг – понимали, что надо делать все четко, чтобы не за что было снимать. Мы не задумывались, как нас будут судить.

Олимпиада: как реагировали на все оценки и почему проиграли?

– В квалификации вы выиграли у Ашрам 3 балла – это расслабило?

– Все было хорошо. Мы выиграли, потому что Линой допустила потерю. Мы не задумывались, что надо расслабиться. Все забыли и с чистого листа начали выступать на след день.

– Обруч – первый предмет. Сразу получили на 0,3 меньше Линой. Насколько следите за оценками и отдаете отчет, где вы находитесь?

Арина: Я не должна знать результаты. Дина четко должна знать, кто сколько получил, какие отставания.

Дина: Это было раньше.

Арина: Я выходила, смотрела на табло, передо мной все высвечивалось. Специально смотрела, чтобы знать, что и как. Мне это не мешало. Но и Винер, которая была на связи, сразу после выступления говорила оценки. Мы все знали, кто как сделал.

Дина: Я выступала последней, знала все. Но у меня не было такого: это конец. Ну нет, это только начало, первый вид, проигрываю немного. Дальше будет лучше, главное – держать, стабильно идти.

– Самые интересные цифры – булавы. Линой набрала на 0,5 больше, чем вы. Сложность тела у нее 5,5, у вас 4,8. Эти 0,7 сыграли роль?

Дина: На самом деле ничего не играло роль. Я старалась делать сложную программу, но не могла физически из-за травмы спины. Винер понимала, и мы как могли повысили.

– Сколько раз вы пересматривали финал Олимпиады?

Дина: Ноль.

Арина: Ленту – ноль. Обруч, мяч, булавы – отрывками. Свою ленту не смотрела – не хочу.

Реально ли отвоевать золото для Дины Авериной? И что думают судьи о скандале на Олимпиаде? Закрываем историю с художественной гимнастикой

– Выступление сестры может повлиять на кураж?

Дина: Я это поняла по лицам тренеров. Ариша не пришла, там осталась сидеть. В зал приходят тренеры, а там на видеосвязи Винер. И они идут с таким лицом. Я спрашиваю: ну все, да? Что-то там серьезное было. Они: ну типа да. Ну значит, узел где-то завязала.

Раньше я это доспрашивала, но в Токио не стала. И у меня впервые в жизни случилась истерика: я понимаю, что мне вообще ошибаться нельзя. Да, у меня была истерика. Я была одна на площадке. Не помню, что себе говорила, но меня начало трясти. За всю Олимпиаду это был первый раз, старалась дышать, себя успокаивала. И успокоила.

– У Дины была истерика, у вас какие были эмоции? Понимали ли, что вам нужно мысленно передать спокойствие?

Арина: Ну да, старалась даже вида не показывать, что у меня все плохо. Я была спокойна. Не начала истерить, потому что я нахожусь в зале, на меня все смотрят, я должна держать лицо. Но потом, когда с трибуны Рита Мамун крикнула «Ариша, ты лучшая!» – я чуть не расплакалась.

Дина: Я помню, когда я выступила, и Ариша ко мне подошла, она сказала: «Я четвертая». А я сказала: «В смысле, как?» Я пропустила все, хотя обычно смотрю оценки.

– Ошибку Линой видели?

Дина: Видела. У нас был телевизор перед выходом. Я пока кроссовки надевала, смотрю – она теряет. Как-то я еще больше успокоилась и еще больше собралась. Потому что понимала, что это последний вид и нужно быть собранней. Иду по коридору, настраиваюсь – и Ирина Александровна мне говорит: «Дин, Линой потеряла, у тебя появился шанс, давай, иди и делай свою ленту как ты можешь».

– А так шансов не было, получается?

Дина: Ну она просто так сказала, мол, у тебя есть шанс.

– Какие у вас отношения с Линой?

Дина: Мы с ней всегда общались только на соревнованиях, переписывались только если дни рождения или Новый год. Мы с ней общались, когда вместе шли на интервью, когда вместе сидели на допинг-контроле.

– А после Олимпиады была переписка?

Дина: Нет. А, она нас с днем рождения поздравила!

Линой Ашрам, которая стала первой вместо Дины Авериной: служила в армии, знает русский, восхищается нашими

– А конкуренткой ее рассматривали перед Токио?

Дина: Я переживала только за себя. Как я настроена, такой и будет результат.

Арина: В нашем виде спорта соперник только ты сама. В том, что ты допустила ошибку, виновата только ты сама.

– Почему судьи так долго считали ваш балл за ленту?

Дина: Я не знаю, честно. Уже не хочется думать, не хочется переживать опять все эти эмоции, потому что только недавно успокоилась. Когда выставляли все эти видео, где я жду оценку и потом плачу… Нет, не хочу, потому что я всегда смотрела на это и плакала.

– Насколько была справедлива ваша оценка?

Дина: Я уже как-то говорила после Олимпиады – в Токио я не понимала судейство. Обычно я понимаю – как выступила, как и за что получила. Но тут вообще не понимала, поэтому не могу оценивать.

Арина: А я не смотрела выступление сестры. Сидела на стульчике, закрывшиcь, и уши закрыла, чтобы музыку не слышать.

Дина: Обычно мы не смотрим выступления друг друга. Просто пройдем мимо, взглянем друг другу в глаза и все.

– Мы много говорим о том, что нельзя вручать золото при потере предмета. Но в микст-зоне вы тогда сказали, что исполнили программу более или менее чисто.

Дина: Я всегда так говорю, потому что когда я на себя смотрю, я вижу ошибки. Я не смотрела свое упражнение с лентой полностью, но в отрывках видела – все, что смогла, я сделала. Главное, я нигде не потеряла, не допустила грубых ошибок.

– Ну вот вам прислали это золото. Вы будете счастливы?

Дина: Может, мне даже не так нужна эта золотая медаль, как нужна правда, чтобы дальше правильно судили российских гимнасток. Мы сейчас за это боремся.

– Не могу не спросить насчет завершения карьеры. Вам немного не повезло с эпохой. Может, через три года на Олимпиаде родится результат?

Дина: Я не могу точно сказать, заканчиваю я или остаюсь.

Арина: Я тоже пока в раздумьях – продолжать или нет. Пока четкого ответа не могу дать. Учиться надо.

Дина: Пока мы восстанавливаемся и отдыхаем.

– Учиться куда пойдете?

Дина: Ну, первым делом – сдавать на права.

Арина: Потом выучить английский язык наконец-то. И идти учиться на экономический.

Почему Россия проиграла в художественной гимнастике. Объясняем по фактам

Дина и Арина Аверины проиграли Олимпиаду. Вот история близняшек, за которых мы так переживали

Источник