Разобрались в токен-сейлах, ICO и виртуальной реальности.

Вы вряд ли помните, что около года назад появилась новость: Евгений Малкин инвестировал 4 млн долларов в блокчейн стартап. С тех пор криптовалюты так и не стали общепризнанным платежным средством, ICO (форма привлечения инвестиций в виде продажи новых единиц криптовалют) превратилось в разновидность мошенничества, а комиссия США по ценным бумагам на долгий срок закрыла несколько хитрых стартаперов, которые присваивали деньги, собранные на токен-сейле.

Совместно с автором телеграм-канала «Криптокритика» Алексеем Гряцких мы внимательно изучили проект Mark.Space, в который вложился Малкин, и обнаружили очень много интересных фактов. Обвалившийся токен, огромные убытки, отсутствие четких перспектив и игнорирование вкладчиков – кажется, русский хоккеист потратил деньги не туда.

Для тех, кто не хочет погружаться в эту историю и рассматривать скриншоты из СПАРКа, вот самая важная информация по теме. За последние 10 лет у Евгения Малкина было несколько бизнес-проектов, которые стартовали с разным успехом. В некоторых из них соучредителем был друг детства Евгения из магнитогорской ДЮСШ Александр Строкатов. Несколько лет назад он познакомил Евгения с предпринимателями, которые хотели перевернуть мир виртуальных технологий – сначала Малкина заинтересовали идеей виртуального торгового центра, а позже этот проект вырос в идею полноценной виртуальной реальности.

Малкин инвестировал значительную сумму, и таким образом получил долю в компании, однако разработка проекта постоянно затягивалась, и через какое-то время инвестиции подошли к концу. Тогда руководители проекта приняли решение выйти на ICO – собрать деньги на проект посредством размещения на криптовалютной бирже токенов. Малкин оставался соучредителем и был фактически лицом компании, поскольку наличие в проекте суперзвезды спорта выглядело гарантией надежности в глазах инвесторов. 

Основной упор в сборе денег был сделан на азиатский регион – команда проекта активно посещала различные крипто-конференции и искала инвесторов. При этом Малкин почти не принимал участия в реальной работе – он просто пересылал нужные  документы в Москву и изредка посещал московский офис компании Mark.Space. Евгений полностью доверял своим партнерам, и компания успешно провела ICO – по официальным данным удалось привлечь более 10 млн долларов, на которые предполагалось профинансировать проект. 

Спустя год после ICO происходит очень странная история – команда разработчиков на протяжении длительного срока не получает зарплату, прекращает работу над проектом и закрывает свою компанию. Японское отделение Mark.Space, которое должен был финансировать московский офис, также до сих пор не получило никаких денег за свою работу и прекратило деятельность. Деньги, собранные на ICO, не поступили в адрес юрлица, которое служило гарантией надежности сделки. Команда проекта не выходит на связь, а пострадать может репутация Евгения Малкина – он доверился своим знакомым, с которым ранее имел дело, вошел в проект с неизвестной ему тематикой и, как выяснил Sports.ru в ходе расследования, понес серьезные убытки. 

Ниже – подробная история проекта Mark.Space. Из этого текста вы узнаете: 

• как устроен бизнес Евгения Малкина;

• кто убедил суперзвезду вложиться в рискованный стартап;

• сколько денег Малкин вложил в виртуальную реальность;

• почему у него могут быть проблемы с налоговой службой США и юридической ответственностью перед инвесторами.

Друг детства, с которого все началось

У Евгения есть своя маленькая, но все же бизнес-империя. Бренд по производству одежды, минеральная вода, мерч Malkin-team, а с недавнего времени и доля в компании Mark.Space. Раньше был еще клуб в Магнитогорске, с элегантным названием VIP-Зона. Заведение было стилизовано под тюрьму – решетки на окнах, персонал в полосатых робах и колючая проволока. Малкин открыл его в 2006-м, а спустя три года сдал в аренду. 

Вот как выглядит его бизнес сегодня: 

• ООО ТД «Диверсус», доля 7%

• ООО «Ук – Марк», доля 20% 

• ООО «Эссеншл Аква», доля 25% 

• ООО «Мода Марк», доля 20%

• ООО «МИГ», доля 50%  

• ООО «МПИ Аква», доля 25% 

В блокчейн-стартапе нас интересуют два юрлица, в названии которых фигурирует слово «Марк». 

«Мода Марк» и «Ук-Марк» – это две части одного проекта, под общим названием Mark.Space. Согласно информации на главной странице проекта, это «расширение реальности в виде виртуальных пространств, визуально и функционально приближенных к действительности и доступных со всех компьютерных, мобильных и VR/AR/MR/XR устройств». Если совсем просто – виртуальная реальность, с которой многие из вас уже сталкиваются в торговых центрах в виде аттракционов. 

Пару лет назад Малкин заявлял: «Основатели так горели проектом, что я поверил в команду раньше, чем в идею, а когда увидел прототип, все сомнения отпали». Судя по всему, команда состояла из людей, которым Малкин доверял.  

Не секрет, что многие суперзвезды поддерживают тесный контакт не только с партнерами по клубу, но и с друзьями из ДЮСШ. В случае Малкина один из таких друзей – Александр Строкатов

Очень давно он перебрался в Магнитогорск из Усть-Каменогорска в школу магнитогорского «Металлурга» вместе с Дмитрием Пестуновым. Играл в 1-й лиге за «Металлург-2» и в составе юниорской команды «Металлург-85», в которых играли также Денис и Евгений Малкины. Вместе с Малкиным они становились чемпионами России среди юношей 1985 года рождения.

Карьера Строкатова на взрослом уровне не сложилась, но он продолжил играть за любителей – вот его профили игрока-любителя на сайтах NPHL (Лига Ростех) и РТХЛ, ну и профиль хоккеиста-профессионала на R-hockey. 

Строкатов имеет совместные доли в бизнесе с Малкиным, а именно в «МПИ-Аква» и «ТД «Диверсус». Кроме того, в этом сезоне он играет за любительскую команду G-71, которая связана с личным брендом Евгения Малкина.

У Александра есть родственница – Строкатова Наталья Степановна. Она владеет долями в ООО «КЭПИТАЛ-МАРК» совместно с Яной Конторович (по 50% каждая) и в ООО «МАРК» совместно с Яной Конторович и Антоном Тихоновым (47,5%, 5% и 47,5% соответственно).  

Яна Конторович – выпускница МГИМО и СЕО (генеральный директор) проекта Mark.Space. Антон Тихонов – ее муж. Он выпускник школы «Крылья Советов». В сезоне-2018/19 был генеральным менеджером и капитаном любительской команды NOVA ARENA. В сезоне-2019/20 вместе с Александром Строкатовым и рядом других товарищей по команде перешел в G-71. 

Цепочка выглядит так: Малкин знает Строкатова, Строкатов знает Малкина и Тихонова и знакомит их, в результате чего рождаются несколько юридических лиц, проект Mark.Space и должности для жены Тихонова и родственницы Строкатова.   

Интересный факт: первый Кубок Стэнли Малкин привозил в Магнитогорск, а две следующих – уже в Москву. Это родной город жены Малкина, Анны Кастеровой. Так вот, на вечернем мероприятии, на которое Малкин пришел с Кубком Стэнли, было сделано это фото, слева – Антон Тихонов, справа – его жена, Яна Конторович. 

 

Главный партнер Малкина, который контролирует большую часть его бизнеса

Чтобы разобраться в этом проекте, придется зайти издалека, и вспомнить еще одного бизнес-партнера Малкина. Николай Олегович Альтштейн – самый загадочный персонаж из всех, с кем Малкин ведет бизнес – до конца 2017 года носил фамилию Троцюк (ИНН остался без изменений). Очень разносторонний бизнесмен – руководитель в пяти юрлицах и учредитель десятка ООО. 

Через ООО «Диверсус Групп2» он контролирует ООО «МПИ-АКВА», ООО «ЭССЕНШЛ АКВА», ООО «УК ДИВЕРСУС», ООО «ТД «ДИВЕРСУС». Фактический владелец и управляющий Diversus Group и Торгового дома Diversus. Также через ООО «Диверсус Групп» владеет патентом на выпуск витаминизированной воды Essential Aqua.

Альтштейн/Троцюк занимался инвестициями в различные стартапы (их можно посмотреть здесь и здесь). Состояние их на текущий момент разное, но интересует нас один – с названием Parkmark. 

Parkmark – это еще одно название проекта Moda.Mark/Mark.Space. Сохранился Youtube-канал данной версии проекта – там речь идет о «первой в мире 3D-социальной сети».  И в ней уже в 2016 году была квартира Малкина – еще до истории с ICO. И все это под названием LoftMark – это уже четвертая версия проекта Moda.Mark/MarkSpace. 

То есть Николай Альтштейн стоял у истоков проекта Mark.Space – и вел его до того момента, как было принято решение об ICO. Потом он из проекта вышел, но и сегодня остается главным партнером Малкина и контролирует значительную часть его бизнеса.

Мы проверили данные по юрлицам Альтштейна и обнаружили там задолженности по налогам и сборам у трех компаний – ООО «Диверсус Групп», ООО «ТД Диверсус» и ООО «Чайные технологии»: скрин1, скрин2, скрин3, скрин4.

Задолженности более чем годичной давности – за 2018 год. Эти юрлица уже фактически мертвы. Процесса ликвидации еще нет, но отчетность уже не ведется, уплаты налогов и прочих платежей – тоже нет. Как и денег на юрлицах и счетах – иначе бы налоговая взыскала их напрямую через банк.  

И скорее всего, это направление деятельности уже закрыто. 

Фирмы Малкина: минимальная прибыль или очень большие убытки

Возникает очевидный вопрос – за чей счет ведется бизнес? 

Для ответа придется заглянуть в СПАРК и посмотреть, что происходило с финансами у упомянутых ранее юрлиц. А происходило там следующее: вливания извне и фактическое отсутствие выручки. 

Начнем с юрлица, стоящего за производством и продажей воды Essential Aqua, лицом и совладельцем которой является Малкин: скрин1, скрин2. Небольшая выручка за 2018 год и управленческие расходы в 12 раз больше нее. Прибыль меньше расходов в 53 раза. В компании числится только один человек. Но при этом кто-то инвестировал в проект 35,5 млн рублей.

Смотрим, что происходит в ООО «Чайные технологии», которое ответственно за продажи чая Cuplid. Их головной сайт мертв, и даже Web Archive ничего не видит (сайт Cuplid жив), в совладельцах есть Александр Строкатов. В компании числятся три человека. Чтобы не утомлять читателей скриншотами из СПАРКа, мы опубликовали их отдельно: скрин1, скрин2, скрин3. 

В 2017-2018 годах юрлицо показывает глубокие убытки (расходы в разы больше выручки). Более того, компания не может оплатить тысячу рублей Пенсионному Фонду. То есть фактически брошена и денег в ней нет, но при этом взяла существенный займ. 

У ООО «ТД Диверсус» (совладельцы – Малкин и Строкатов), в котором числятся пять человек, похожая ситуация.  Управленческие расходы в разы превышают не просто прибыль, но и выручку. В дополнение висит непогашенный займ: скрин1, скрин2 , скрин3. 

ООО «Диверсус Групп», через которое Троцюк-Альтштейн контролировал прочие компании. На борту – 6 человек и, традиционно, займы, минимальная выручка, нормальные расходы и сплошные убытки – скрин1, скрин2, скрин3, скрин4. 

Вывод – бизнес Малкина ведет человек, который не смог извлечь прибыль, а лишь привлекал сторонние инвестиции, растворившиеся в неизвестном направлении. Тем не менее, Троцюк-Альтштейн занялся проектом Mark.Space в партнерстве с Евгением Малкиным.

История доменов и торговых знаков

Антон Тихонов – главная фигура этого проекта. Он старательно избегал любой связи с Mark.Space и тщательно скрывал свое участие. Его нет на основном сайте проекта, нет среди юридических лиц, которые могут понести ответственность.  

В конце 2013 года на скончавшемся сайте агентства DEKOLE, из которого вылупился сайт Diversus Group, появляется новость, связанная с масштабным и секретным проектом в сфере e-commerce. Ссылка внутри самой новости вела на страницу работодателя на HeadHunter – ныне проект Moda Mark. Но так проект назовут потом, а в оригинале он назывался иначе – «Мегамолл».

Небольшие выдержки из новостных релизов: 

«… настоящая революция на рынке электронной коммерции, который как минимум вдвое увеличит его объем в ближайший год».

«В «Мегамолле» представлены все мировые бренды, чтобы каждый посетитель смог легко найти и купить любой товар, а также широчайший спектр услуг, который точно не оставит никого равнодушным».

«Мегамолл — это шоппинг-туры нового поколения».

«Вы очутитесь в блистательном ТРЦ, выполненном в первоклассной графике и в практически осязаемом 3D, настолько правдоподобном, что, кажется, его можно коснуться рукой!».

После нескольких релизов проект умер – ни одной новости о развитии этой истории. Но остался логотип с буквой М.  

На странице Яны Конторович в виде тизера . У Антона Тихонова – тот же тизер, но с небольшими доработками и в виде репоста со страницы «X-MARK». 

В поисках истории становления «Мегамолла» СПАРК выводит нас на следующий список доменов и торговых знаков. Домены начали регистрировать с 2013 года, а заявки на товарные знаки – с 2014-го. Знак, используемый Mark.Space и Mark.Moda (в кружочке), был зафиксирован во владение ООО «МАРК» лишь в июле 2018-го. То есть ICO проводилось даже без прав на собственный знак (логотип здесь). При этом домен moda-mark.ru зарегистрирован на частное лицо 15 октября 2013-го. Домен capital-mark.ru зарегистрирован на частное лицо 21 февраля 2014-го. Это частное лицо зовут Антон Тихонов. 

Теперь с помощью Web Archive посмотрим, что было на тех доменах родом из 2013-го. Из самого раннего снэпшоты находятся на mall-mark.ru за 2015 год.

Теперь немного покопаемся в презентации, представленной тогда на сайте. Оказывается, ParkMark/Мегамолл – это было целое собрание МАРК-сервисов. 

Обратите внимание: внутренняя валюта «Марк» и продажа виртуальных луков и вещей. Почти как токены в Mark.Space. 

Но не все так просто. Для работы в модной студии надо было сначала сделать 3D-модель клиента через оцифровку фигуры в шоу-румах Moda Mark, а потом уже виртуальный аватар появился бы в личном кабинете юзера.

Формовку образцов под клиента можно вспомнить еще по проекту mi adidas 2000 года с формированием в магазинах adidas трехмерных моделей стоп, на базе которых потом на заказ шили бутсы для клиентов. Проект в итоге свернули по совершенно понятным причинам:

1) Людей, которым нужна кастомизация обуви (например, из разных стоп или их проблемной формы), мало. Итоговый ценник становится либо неприличным для клиента, либо объем производства не окупает затрат.

2) Массовый клиент, зайдя в магазин, хочет решить проблему прямо сейчас, а не ждать, пока ему обмеряют стопу, потом когда-то в будущем привезут обувь. В том числе потому, что многие покупки происходят спонтанно на эмоциях или потому что внезапно всплыла потребность.

Но Moda Mark неудача adidas не остановила. Создатели прогнозировали большой и быстрый рост.

Для исполнения обещаний по росту аудитории планировалась «агрессивная маркетинговая политика» и федеральная рекламная кампания. На которую, конечно, потребуются деньги от инвесторов. Теперь вопрос, кто-то помнит рекламные кампании проектов ParkMark, Moda.Mark/Mark.Moda или Mall Mark?

Но инвесторы все равно нашлись: скрин1, скрин2, скрин3 , скрин4.

Кто-то  вложился  в юрлица, генерирующие минимальную выручку или вообще убытки. Эти люди явно верили в Антона Тихонова и Яну Конторович. 

Все эти инвестиции не представляли бы интереса, если бы «Мегамолл» после серии превращений в Mall Mark (Park Mark / Loft Mark) и Mark.Moda не превратился в Mark.Space и не вышел на ICO.  На котором проект собрал 10,5 млн долларов от  сторонних инвесторов, используя имя хоккейной суперзвезды.

Трехмерная вселенная и блокчейн, проблемы с законодательством США

Тема криптовалют активно использовалась и до 2017-го, но в тот год все как будто с цепи сорвались. Слова «крипта», «токен», «блокчейн», «криптобиржа», «майнинг» и «ICO» звучали везде. Все почувствовали запах легких денег. Курс биткоина рост как на стероидах, курсы токенов и прочих альткоинов старались не отставать (вот несколько важных ссылок, которые помогут с погружением в контекст).

Mark.Moda превратилась в Mark.Space во второй половине 2017 года. В новой версии появился «интернет нового поколения» и вездесущий на тот момент блокчейн. Потому что на слово «блокчейн» инвесторы тогда активно давали деньги. 

Что изменилось в Mark.Space по сравнению с Mark.Moda? Из трехмерного торгового центра сделали трехмерную вселенную с расчетом на дополненную и виртуальную реальность (AR/VR) и с учетом взаиморасчетов между юзерами и системой с помощью блокчейна. Была создана обновленная концепция с другой логикой внутренней экономики и utility token (аналог электронных авиамиль), которые могли служить расчетным средством внутри Mark.Space.

На фоне космического роста цены биткоина инвесторов тогда интересовало ровно одно: успеть на пресейл токенов либо на самое начало токенсейла. После чего в момент публичного размещения и органического резкого роста цены произвести сброс всего, что имелось в наличии. Цена токена таким образом проседала или вовсе обваливалась, но первый поток инвесторов мог выйти с «иксами», то есть заработав в разы больше вложенного.

Комиссия по ценным бумагам США (SEC) пыталась угрожать  тестом Хауи и необходимостью регистрировать токенсейл как выпуск ценных бумаг, но стартаперы не очень реагировали на действия регулятора. Все быстро преобразовали свои токены из виртуальных аналогов акций в utility token и запретили продавать их гражданам США, Китая и еще ряда стран, где власти начали следить за рынком криптовалюты.

Mark.Space предстояло действовать оперативно, потому что с падением курса биткоина и ростом информированности населения о многочисленных аферах резко упал интерес вообще к криптовалютам. К концу 2019-го тема ICO сошла на нет. 

Что из себя представлял проект Mark.Space? Это похоже на  продажу участков на Луне. Виртуальное пространство, которое поделено на районы, а те, в свою очередь, поделены на юниты. То есть свой конкретный кусочек пространства, где ты можешь лепить что хочешь. Например, Малкину нарисовали резиденцию. А среди районов внезапно оказались те самые Moda Mark и Loft Mark. 

White Paper (здесь и далее – WP, инвестдекларация проекта) занимал 50 страниц, что говорило о качестве проработки проекта. Автор «Криптокритики» писал альфа-версию WP для одного из стартапов, и там только описание сути, аудитории и бизнес-модели проекта заняло 100+ страниц. Детализация потянула бы еще страниц на 200.

Малкин вложил 4 млн на чистом доверии

В руководстве проекта – люди, о которых уже упоминалось выше. Тихонова среди них нет. 

В WP утверждается, что руководители компании Mark.Space вложили собственных 5 миллионов долларов до ICO. А в рекламе ICO и в СМИ от лица Малкина вообще говорилось, что он лично вложил 4 миллиона долларов. 

Отсюда два вопроса:. 

1. Если взглянуть на отчетность юрлиц Малкина, Тихонова и Конторович, будут ли там 4 миллиона долларов Малкина? И чей тогда оставшийся миллион? 

2. Задекларировал ли Малкин эти 4 миллиона долларов как инвестиции в отчетности перед американскими налоговиками? Этот вопрос задавали руководству проекта в чате Mark.Space, но его оставили без ответа.  

Из полученных на ICO 10,5 млн долларов, по словам Вячеслава Утушкина (отвечал за маркетинг на ICO, известен по проекту Endo), якобы вернули 1,5 млн в крипте инвесторам, оказавшимся гражданами США. Не поленитесь, посмотрите интервью целиком.

«У нас 20000 человек купили токены, средний чек 500 долларов. Мы делаем проект, который будет массово юзать бизнес. У нас более 100 заявок в неделю. Мы растем», – рассказывал Утушкин.

Более того, оказывается, Малкин вкладывался не в Mark.Space, а в Moda Mark/Loft Mark, а деньги, судя по словам Утушкина из того же интервью, Малкин инвестировал без подробного анализа компании.

— Как Малкин вложил 4 миллиона?

– Поверил в команду. Мы что-то показали, в команде люди с бизнесами за спиной. Когда он увидел горящие глаза – он поверил.

— Вот вам 4 миллиона?

– Почти так и было. У нас не было долгих переговоров. Были понятийные отношения.

— Он в доле? Или ему дали токены?

– Нет, он вложился под другую идею – виртуальный торговый центр. В 2016 году деньги, которые от него получили, заканчивались, были опасения, что проект ляжет.

— А на чьи деньги продолжали?

– На свои.

Если информация про число инвесторов и средний чек верна, то у Mark.Space проблемы. Они нарушили законодательство нескольких стран об аккредитованных / квалифицированных инвесторах, а также рекламировали и продавали токены неквалифицированным инвесторам. Не говоря уже об американцах.  

Разговор с юристом, американский паспорт Малкина

Про американцев юристы проекта узнали случайно – партнеры Малкина разместили рекламу в его инстаграме, в котором много подписчиков из США, и только после этого решили уточнить потенциальные риски. Скрин переписки публикуется с разрешения Дмитрия Мачихина, который оказывал юридическое сопровождение проекта совместно с фирмой GMT Legal:

Окупились ли вложения? Не у тех, кто верил в долгосрочное развитие проекта. Они стали жертвами клинической смерти на криптобиржах: токен с ценой в районе нуля и мизерные объемы торгов. Падение цены составило 98,2%. И даже если вы захотите кому-то слить токены MRK (официальное название монеты) за текущие копейки – будет крайне сложно найти покупателя. 

Дмитрий Мачихин и его юристы занимались оформлением бумаг и изучением правил ICO, чтобы представители проекта не сели за решетку еще до ICO из-за случайного нарушения законодательства. Это нормальная практика – процедуру юридической упаковки проходил каждый стартап, который собирал деньги на ICO. Правда, юристы несут риски – проект в лучшем случае может не взлететь, а в худшем – кинет инвесторов и по касательной достанется юридической фирме, которая просто оформляет бумаги.

Мачихин познакомился с проектом в 2017-м и работал только с Тихоновым и Денисом Полуляховым. Это важно – Малкин ни разу не контактировал с GMT в рамках проекта Mark.Space. Ни игрока, ни его представителей не было в офисе – Полуляхов и Тихонов просто пересылали документы. Один момент партнеров Малкина очень сильно напряг. 

«Имя Малкина всплыло, когда мы готовили пакет документов, собирали стандартную информацию, задавали вопросы о бенефициарах и их гражданстве. Эти вопросы вызвали у Тихонова и Полуляхова напряжение: стали шептаться, а потом сказали, что в проекте есть гражданин США [мы специально переспросили, и Дмитрий подтвердил, что речь шла именно об американском гражданине – Sports.ru]. Узнал я об этом, только когда пришел загранпаспорт Малкина. Сам он вообще ни разу не появлялся в нашем офисе. Только Денис и Антон – все решения принимались ими и от его имени», – вспоминает Мачихин.

Была еще одна неудобная ситуация – Мачихина указали сотрудником юридического отдела, хотя он им не был. Он лишь оказывал консультационные услуги как представитель GMT.

«Почему я был указан как их руководитель юридического отдела? – рассказывает Мачихин. – Сами прикиньте, как я, владея GMT, могу быть на работе в Mark.Space? Они поставили сами, не спросив. Заметил, наверное, через месяц-два – у них как раз сайт менялся. Спросил: почему меня указали как сотрудника? Почему хотя бы не эдвайзер? Сказали, что советниками хотят только иностранцев. А потом перестал обращать внимание на это, пока был занят другим своим проектом».

Дмитрий Мачихин

Мачихин же предложил прозрачную и легальную схему использования денег, которые соберутся на ICO. Они в криптовалюте, тратить их на личные нужды нельзя, но необходимо арендовать помещения, сервера и платить зарплату разработчикам. 

Во-первых, было создано юрлицо MARK.SPACE PTE с локацией в Сингапуре. Это головная компания, которой после разработки должны были передать все нематериальные активы от разработчиков – своеобразный гарант того, что инвесторов не кинут, и именно это юрлицо должно нести всю ответственность за проект. 

Во-вторых, юридическое лицо с локацией в Эстонии – MARK.SPACE OU. Оно было необходимо, чтобы переводить криптовалюту в реальные деньги и вести безналичный расчет с сотрудниками, который подлежит налогообложению. Это прозрачная схема, которую используют все стартапы, действительно разрабатывающие проекты.  

В случае Mark.Space все оказалось иначе.  

Публикации о мошенничестве, несуществующие партнерства

После сбора денег в проекте Mark.Space начались странные процессы, связанные с выполнением обязательств. Первыми пострадали участники баунти-программы. Обещали один объем токенов – выделили в 20 раз меньше. 

Потом после финального падения в полцены токена и отсутствия внятных новостей о развитии проекта Mark.Space удостоился специальной плашки «Создатель топика – мошенник» на главном форуме по криптовалюте Bitcointalk. Она выдается за «исключительные заслуги» в отношениях с инвесторами.

А дальше вышла статья на Shitcoinoffering: «Mark.Space кинул трехкратного обладателя Кубка Стэнли на 4 миллиона». Малкин в заголовке и на картинке-превью. И с множеством фотографий Тихонова и Конторович внутри.

А вот, например, статья от 12 марта 2018 года на AllCrypto. Плохой VR, плохая крипта – куда уж понятнее?

Тем более, что вскрылся обман с не существовавшим партнерством с LandRover . Кроме того, Sports.ru спросил московское представительство adidas о партнерстве с Mark.Space – в компании ответили, что ничего не слышали о таком проекте. 

Публикации не прошли мимо Яны Конторович и Антона Тихонова. 29 августа 2019 года они изложили свое видение ситуации в одном из чатов, где публиковалась информация о проекте Mark.Space. Заодно пригрозили уголовным преследованием за клевету. 

Избранные цитаты из изложенного Яной и Антоном (орфография сохранена): 

«Главная ложь Вашего источника в том, что его никто не обманывал. Евгению Ваша статья тоже очень не понравилась, и он готов лично подтвердить, что в отношении него никаких мошеннических действий не было, а информация в статье просто клевета».

«Падение цены ETH и BTC также является основной причиной кризиса фондирования проекта, т.к. мы получали не USD, криптовалюты, и, по большей части, именно ETH, который упал в цене примерно от 5 до 19 раз по сравнению с ценой во время токенсэйла. Разумеется, падение стоимости собранного фонда, выраженной в USD, сильно повлияло на скорость развития проекта».

«В итоге, из-за того, что ты написал, что мы скам, то люди развили мысли еще дальше. И написали про Малкина, что его втянули в скамный проект. Он приезжал к нам в офис, он вообще в шоке от того, что о нас и о нем пишут».

«Если ты этого не сделаешь, то Яна и Малкин сделают официальное заявление, что-то, что его кинули и обманули – это все вранье. И тогда статья будет пахнуть очень большим скамом. Это первое, второе – мы подадим в суд на тебя и на издание за распространение не достоверной информации».

Заявления до сих пор нет. Зато есть объявление о продаже автомобиля, который по странному совпадению был куплен после сбора денег: скрин1, скрин2.

В причинах продажи указано – в связи с переездом в другую страну. Просто еще одно совпадение. 

Принадлежавший CEO MARK.SPACE Lexus LX570 был куплен в конце марта 2018 года. Ориентировочная стоимость – 7 млн рублей.  Через месяц после окончания ICO. Продан – 25 сентября 2019 года. Меньше чем через месяц после публикаций в чатах, где обсуждают криптостартапы. 

Более того, через 9 месяцев после ICO, перед Новым годом, у Антона Тихонова появился новый Mercedes E-klasse черного цвета. Ориентировочная цена покупки – 3,5 млн. рублей. 

Сингапур, Эстония и деньги, которые исчезли

У Mark.Space было два зарубежных юрлица – MarkSpace OU (Эстония) и Mark.Space PTE (Сингапур). Посмотрим, что с ними происходило. 

Согласно документам, действительным во время ICO, доменом markspace.io владело новое сингапурское юридическое лицо. Запоминаем это. А кто владел самой компанией? Идем на сайт сингапурского правительства: скрин1, скрин2.

Конторович – 65% доли в сингапурском юрлице, Малкин – 20%, Ершов (соучредитель Mark.Space) – 5%, Шляпин (техдир Mark.Space) – 5%. А вот Полуляхова и Тихонова в списке нет. Это странно, потому что именно они вели переговоры с контрагентами и инвесторами, и домен был на Антоне, а не на сингапурской компании. 

В первую очередь, нас интересуют деньги. Есть проблема: на Bizfile не получается заказать финансовый отчет компании. Профиль компании – пожалуйста, отчет – нельзя. 

Почему так? Потому что отчет либо не сдавался, либо сдавалась «нулевка». Это означает, что юрлицо фактически не вело коммерческую деятельность, и через него не шли денежные транзакции.

Скорее всего, деньги с ICO на него вообще не поступали. А куда они делись? Ответ может знать только Антон Тихонов, но он отказался от телефонного разговора, и попросил прислать вопросы в письменном виде.  

В разговоре с партнером Тихонова мы выяснили, что во время ICO он сменил электронный кошелек, на который принимались средства инвесторов. Подпись от этого кошелька также находилась у Тихонова. Скрин переписки публикуется с согласия Олега Ершова, маркетолога Mark.Space и одного из учредителей сингапурского юрлица:

 

Остается эстонское юрлицо, через которое должны оплачиваться услуги разработчиков. Во-первых, оно появилось после ICO – 28 июня 2018-го. А во-вторых, оно тоже совсем пустое.  

Еще одно  совпадение – в башне «Санкт-Петербург», где располагается офис компании Mark.Space, есть несколько обменников, которые меняют криптовалюту на понятные обывателю деньги. Но есть проблема – даже если происходил обмен криптовалюты, он не зафиксирован в отчете СПАРК по российским юрлицам. То есть деньги исчезли – их нет в эстонском юрлице, их нет в Сингапуре, и их нет в финансовой отчетности российских юрлиц проекта.  

Разработчики и японский офис денег тоже не получили

Мы связались с представителем команды разработчиков проекта Mark.Space Олегом Ершовым, а также с представителем японского подразделения компании Дмитрием Шамовым. И выяснили, что ни разработчики, ни японский офис не получали денег от команды проекта, Антон Тихонов не выходит на связь, а его бывшие партнеры готовят коллективный иск. 

Ершов пришел в команду еще в 2014 году в качестве маркетолога, а когда Тихонов разругался с Альтштейном, возглавил маркетинговый отдел и самостоятельно организовывал его работу и взаимодействие с разработчиками, потому что Тихонов не ставил конкретное ТЗ, а ограничивался инструкциями по скайпу. 

Ершов был и на встрече с Малкиным.

«Малкин с трудом понимал термины, которые на встрече произносили Тихонов и Строкатов-старший, – рассказывает Ершов. – Затем ему выдали описание Moda Mark на 80 листах. Через месяц я спросил, прочел ли он. Он честно сказал, что пытался, но ему все объяснил Антон. На этой встрече он подписал документы, а еще через месяц сделка состоялась». 

Когда деньги Малкина стали заканчиваться, Полуляхов и Тихонов предложили решение проблемы – выход на ICO. Ершов и команда разработчиков на тот момент уже работали бесплатно – даже добавляли из своих. Деньги пообещали после проведения ICO, а Ершов получил долю в сингапурском юрлице. 

Как признается Олег, команда реально была увлечена проектом и не обращала внимание на происходящее – когда работаешь 14 часов в сутки, сложно искать подвох в действиях начальства. Денег разработчики так и не увидели – вместо этого Тихонов потребовал передать всю интеллектуальную собственность ему, после чего обещал расплатиться. Разработчики отказались, но поскольку их личные финансовые возможности были исчерпаны (продали даже мебель из офиса), компанию пришлось ликвидировать. Более того, в ближайшее время стоит ждать сбоев в работе сайта Mark.Space – Тихонов не оплачивает аренду серверов. 

Дмитрий Шамов тоже заинтересовался новой концепцией виртуальной реальности, поверил в проект и думал, что российской команде разработчиков по силам справиться с такой масштабной работой. Он познакомился с представителями компании в Японии, где работал на стенде Mark.Space и переводил с японского. Шамову предложили работать переводчиком и рассказывать потенциальным клиентам о новой виртуальной реальности, при этом ему пришлось самостоятельно изучать проект и готовить буклеты. Когда Дмитрию не заплатили за два месяца работы, он не слишком насторожился: 

«Когда пошли деньги от японских инвесторов, мне предложили такую вещь – в Японии есть большой интерес, давай развиваться. Я должен был найти еще инвесторов, инфлюэнсеров, и мы бы открыли полноценный офис в Японии. Сейчас это выглядит наивно, но на тот момент я долго жил в Японии – отвык от российских реалий». 

Японский офис все это время функционировал в автономном режиме – деньги поступили только один раз, после того как Шамов долго и жестко общался с Тихоновым. Это не было зарплатой – почти вся сумма ушла на покрытие долгов за аренду помещения. 

Шамов тоже вкладывал личные деньги, потому что с его стороны были серьезные успехи в общении с инвесторами – он проводил десятки встреч с топовыми японскими компаниями и даже смог заключить несколько успешных контрактов (на оцифровку продукции и ее представление в виртуальном мире Mark.Space). 

Еще одна странность – во время визита в Москву с японскими инвесторами выяснилось, что Антон Тихонов принимал деньги вне смарт-контракта, на свой личный кошелек. Некоторые инвесторы вносили по два десятка миллионов рублей, кто-то ограничился символическими суммами.  

После проведения ICO Тихонов пропал и не отвечает на запросы. Шамов с трудом доказал инвесторам, что выполняет лишь представительские функции, а за сбор денег отвечает российский офис и лично Антон Тихонов. Сейчас Дмитрий помогает японским инвесторам оформить коллективный иск к Антону Тихонову. 

Комментарии Mark.Space: в отпуске, в командировке, на лечении

Для объективной оценки ситуации, мы связались с представителями компании Mark.Space и другими бизнес-партнерами Евгения Малкина. Сразу после звонка Денису Полуляхову с нами связался человек по имени Ильдар – он представился PR-агентом и бизнес-консультантом Евгения Малкина и попросил предоставить черновик публикации. Ильдар отметил, что сторона игрока не готова давать комментарий без ознакомления с содержанием статьи, поскольку публикация противоречит  бизнес-интересам Евгения. 

Сам Малкин проигнорировал просьбу подтвердить, что Ильдар является его представителем, и не отреагировал на прямой запрос об интервью, в том числе по теме Mark.Space. После запроса Малкину от Ильдара пришло письмо: 

«Спасибо огромное за ваши вопросы и интерес к инвестиционным проектам Евгения. К сожалению, Евгений сейчас находится на спортивных сборах и недоступен. Я обязательно передам ваши вопросы Евгению в ближайшее время. И мы с удовольствием на них ответим как только будет такая возможность».

Другие партнеры Малкина по разным причинам тоже отказались от интервью. Яна Конторович назначила время для видеозвонка, но позже сослалась на срочную встречу и попросила выслать вопросы в письменном виде. Антон Тихонов сразу попросил выслать вопросы текстом, а позже пришел такой ответ от секретаря компании Mark.Space: 

«СЕО компании Mark.Space Яна Конторович сейчас со своей семьей находится в отпуске и недоступна для звонков. Я обязательно передам ей и ее мужу Антону Игоревичу ваши вопросы как только появится такая возможность. Спасибо за ваш интерес к деятельности компании Mark.Space. Будем рады на них ответить в ближайшее время». 

Денис Полуляхов оказался болен и обещал ответить позже:

«Здравствуйте, я прохожу лечение и, к сожалению, не имею возможности ответить на ваши вопросы в ближайшее время. Как только у меня появится возможность, я с удовольствием отвечу на все интересующие вас вопросы».

Александр Строкатов сначала попросил перенести интервью из-за хоккейного матча и предложил позвонить в любое удобное время, но позже уехал в срочную командировку: 

«Добрый день, на данный момент я нахожусь в рабочей поездке и у меня нет возможности ответить на все ваши вопросы. Я буду рад с вами пообщаться и ответить на ваши вопросы по окончанию моей поездки». 

Что грозит Малкину

Исходя из собранной информации и комментариев разработчиков и партнеров проекта, а также отчетности СПАРК, у Mark.Space дела идут не очень хорошо. 

Деньги, собранные на ICO, не поступали на российские юрлица компании и не переводились на счета головного юрлица в Сингапуре. Оплата труда разработчиков через специально созданное эстонское юрлицо не производилась. Выяснить, где деньги, без комментариев руководства компании не представляется возможным. 

У Евгения Малкина проблемы – он является учредителем именно в сингапурской компании, на которую официально собирались деньги на ICO, но так и не поступили на счета юрлица. Если исходить из комментариев Дмитрия Мачихина и Олега Ершова, Малкин был лишь номинальным лицом в компании Mark.Space – он не принимал никаких решений, полностью доверился партнерам и просто пересылал свои документы или инвестировал в проект. 

Если деньги так и не найдутся, а проект Mark.Space и его виртуальная реальность развалятся, это будет ударом по репутации Евгения – именно его именем привлекали потенциальных клиентов. 

До сих пор точно неизвестно, какую сумму Малкин инвестировал в проект – 4 млн долларов, о которых писал РБК, не удается обнаружить в отчетности СПАРК. Также неясно, были ли эти средства задекларированы перед американской налоговой.  

Sports.ru обратился за комментарием к адвокату Дмитрию Морозову, специалисту по направлениям «международное торговое право, спортивное право и право индустрии развлечений»:

«Без документов, которые могут показать позицию Евгения в проектах, комментировать возможные варианты ответственности для Малкина нельзя. Это могут быть документы, которые касаются инвестиций, создания или управления юрлицами.

Если Евгений советовался с американскими юристами, то логично предположить, что он действовал как пассивный инвестор. Однако, если он не оформлял свою «пассивность» письменно, то очень-очень теоретически (нужна полная информация – где, как и в качестве кого он встречался с представителями проекта Mark.Space, знал ли он, как используется его имя) его могут по логике американского процесса (shotgun approach – судим всех, кого можно, чтобы никого не упустить) привлечь в качестве ответчика.

Обычно это делается, когда у человека есть деньги. Поскольку суд – это затратный процесс, всегда можно рассчитывать, что ответчик с деньгами сделает рациональный выбор на досудебное регулирование и не признает вину, поскольку так дешевле. Однако, повторюсь, это чистая теория – без документов ничего нельзя сказать».

Наш инстаграм / наш телеграм

Вы просили рассказать, как Сергей Федоров потерял все деньги. Он подружился с мошенником

Малкин выдал мощное гражданское заявление: о Путине, протестах и жизни в России

Источник