Мы приводим расшифровку оглашения решения Тверского районного суда по продлению ареста нападающего «Зенита» и полузащитника «Краснодара». Футбольные игроки будут находиться под стражей до 8 февраля следующего года.

Федеральный судья по уголовным делам Алексей Криворучко: «Рассмотрев в открытом судебном заседании постановление заместителя начальника восьмого отдела следственной части ГСУ России по Москве Перлова о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей в отношении Мамаева Павла Константиновича, Кокорина Александра Александровича, Протасовицкого Александра Сергеевича, 3-х обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных статьей 116 и частью второй статьи 213 УК России, а также Кокорина Кирилла Кирилловича, обвиняемого в совершении 4-х преступлений, предусмотренных статьей 116 и частью второй статьи 213 УК России, проверив представленные материалы, заслушав следователей, мнение прокурора, доводы обвиняемых и их защитников, суд установил – в производстве у Перлова находится уголовное дело, заведенное 8 октября 2018 года, по признакам преступления, предусмотренного статьей 116 УК России по факту нанесения Паку побоев и совершении в отношении последнего насильственных действий, причинивших физическую боль, из хулиганских побуждений. В одно производство данным уголовным делом соединены уголовные дела, возбужденные по признакам преступлений, предусмотренных статьями 116 и 213 ч.2 УК России. Как следует из ходатайства следователей в представленных материалах, срок следствия по делу продлен по 8 февраля следующего года.

10 октября этого года по подозрению в совершении преступлений в порядке статей 91 и 92 УПК России задержаны Кокорин А.А. и Мамаев П.К, 11 октября задержаны Кокорин К.К. и Протасовицкий А.С. В этот же день каждому из них избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на срок до 8 декабря 2018 года. 18 октября Кокорину А.А., Мамаеву и Протасовицкому предъявлены обвинения по совершению преступлений, предусмотренных статьями 116 и 213 ч.2 УК России. 12, 14 и 15 ноября 2018 года им предъявлены обвинения в совершении преступлений в новой редакции. 16 ноября 2018 года Кокорину К.К. предъявлено обвинение в новой редакции.

Кокорин и Мамаев решение суда

Заместитель начальника восьмого отдела следственной части ГСУ России по Москве Перлов с согласия руководителя следственного органа обратился в суд с ходатайством о продлении срока содержания под стражей в отношении обвиняемых Кокориных, Мамаева и Протасовицкого каждого на 2 месяца, а всего до 8 февраля следующего года. Свое ходатайство следователь мотивировал необходимостью выполнения следственных и процессуальных действий, направленных на объективное и всестороннее расследование уголовного дела. При этом, следствие полагает невозможным избрание иной, помимо заключения под стражу, меры пресечения, так как, пребывая на свободе, обвиняемые могут скрыться от органов предварительного следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, оказать давление на свидетелей и потерпевших, или иным путем воспрепятствовать производству уголовного дела. Просит учесть особые обстоятельства уголовного дела, особо активную роль каждого из обвиняемых в совершении преступных действий, особые цинизм и жестокость по отношению к потерпевшим, а также небольшой промежуток времени между преступными деяниями. Инициатор ходатайства и прокурор в судебном заседании в полной мере поддержали ходатайство.

Обвиняемые Кокорины, Мамаев и Протасовицкий, а также их защитники возражали против заявленного следователями ходатайства, указав на его необоснованность и голословность. Сторона защиты считает, что доводы обвинения не подтверждены соответствующими материалами дела. В содержании находящихся в распоряжении следственных органов видеоматериалов с имевшими место событиями противоречат инкриминируемому каждому из них обвинению. Предъявленные обвинения, а также представленное в суд ходатайство основаны лишь на ложных показаниях потерпевших. Каждый из обвиняемых оказывает содействие следствию в установлении объективной действительности. Желания скрыться от следствия или воспрепятствовать ему ни у кого из обвиняемых нет.

Сторона защиты Кокорина А.А. считает, что у следствия не было законных оснований для предъявления ему обвинения в новой редакции. Оно противоречит требованиям по статьям 171, 172 и 175 УПК России, так как изготовлено для устранения синтаксических ошибок. Помимо этого, постановление вынесено ненадлежащим должностным лицом. Обвиняемые и их защитники просили учесть данные о личности каждого из обвиняемых. Сторона защиты Кокориных и Протасовицкого ходатайствовала об изменении обвиняемым меры пресечения на более мягкую в виде помещения под домашний арест, или залога. Обвиняемый Мамаев и его защитник ходатайствовали об изменении меры пресечения на залог, или домашний арест, или ограничение определенных действий.

Кокорин и Мамаев решение суда

Выслушав участников судебного заседания и изучив письменные материалы дела, суд пришел к таким выводам: ходатайство заместителя начальника следственного отдела о продлении срока нахождения под стражей Кокориных, Мамаева и Протасовицкого составлено с соблюдением требований УПК России надлежащим должностным лицом с согласия надлежащего руководителя следственного органа в установленный законом срок. Полномочия лица, возбудившего перед судом соответствующее ходатайство, а также предъявившего обвинения, подтверждены.

Суд принимает во внимание возражения, изложенные обвиняемыми, а также их защитниками в судебном заседании. Вместе с тем, как говорится в представленных судом материалах, Мамаев, Кокорины и Протасовицкий обвиняются в совершении преступлений, одно из которых уголовным законом отнесено к категории тяжких. К нему предусмотрено наказание в виде тюремного заключения на срок, превышающий 3 года. Каждому из обвиняемых органами предварительного следствия отводится особо активная роль в совершении преступных действий.

На данном этапе сбор доказательств продолжается. Вместе с тем, обвиняемые Мамаев, Кокорины и Протасовицкий обладают сведениями, о которых они узнали во время расследования по делу, а также значительными финансовыми возможностями. С учетом обстоятельств и характера инкриминируемых каждому из них преступлений, будучи на воле, они могут скрыться от органов следствия и суда, угрожать потерпевшим и свидетелям, или иным способом препятствовать производству по уголовному делу.

Как видно из представленных в суд материалов, следователями соблюден порядок привлечения и предъявления обвинений Мамаеву, Кокориным и Протасовицкому. В суд представлены материалы, которые свидетельствуют о достаточности данных об имевших место событиях и о причастности к ним обвиняемых. При этом выводы следствия основаны на данных, которые имеются в протоколах допроса потерпевших и очных ставок. Объективной информации, которая бы подтверждала неэффективную организацию расследования, содержащейся в материалах дела, не содержится и суду не представлено. Данных, о наличии у кого-то из обвиняемых заболеваний, отнесенных к перечню тяжелых и препятствующих нахождению под стражей, суду не представлено.

Кокорин и Мамаев решение суда

Таким образом, не усматривая оснований для отмены или изменения меры пресечения, избранной каждому из обвиняемых, в частности на домашний арест, залог или ограничение определенных действий, о которых ходатайствовала сторона защиты, и принимая во внимание необходимость выполнения перечисленных следователем постановлений, следственных и процессуальных действий, их объем и характер, согласующийся со сроком, на который по ходатайству надо продлить содержание обвиняемых под стражей, суд считает нужным удовлетворить ходатайство следователя.

На основании изложенного и руководствуясь 97-й, 98-й, 99-й, 100-й, 108-й и 109-й статьями УПК России, суд вынес вердикт: «Ходатайство Мамаева, Кокориных и Протасовицкого, а также их защитников, об изменении обвиняемым меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую, оставить без удовлетворения. Продлить срок нахождения под стражей Мамаеву Павлу Константиновичу 17 сентября 1988 года рождения, Кокорину Александру Александровичу 19 марта 1991 года рождения, Протасовицкому Александру Сергеевичу 2 мая 1986 года рождения и Кокорину Кириллу Кирилловичу 2 мая 1999 года рождения на 2 месяца, а всего до 3-х месяцев и 29 суток, то есть до 8 февраля следующего года».

Постановление может быть обжаловано в Московском городском суде на протяжении 3-х суток со дня вынесения через канцелярию Тверского районного суда города Москвы. Судебное заседание объявляется закрытым».

Источник