Французская пара в гонке за золото с действующими чемпионами мира Викторией Синициной и Никитой Кацалаповым, при этом Пападакис и Сизером, по сути, пропустили прошлый сезон. По слухам – потому что сосредоточились на постановке произвольного танца именно под Пекин-2022. Ожидалось танго, но на домашней премьере неделю назад зрители увидели баллы выше мирового рекорда и не увидели танго.

Майя Багрянцева встретилась с Пападакис и Сизероном на победном Finlandia Trophy и узнала: почему нет танго, где вау-эффект и что все это значит?

***

– Костюмы для ваших новых программ – это окончательная версия?

Габриэла: Может, будут небольшие изменения, но принципиальная идея останется той же – по крайней мере, в ритм-танце. Посмотрим, все возможно.

Гийом: Эти костюмы – неплохая отправная точка. Будем дальше думать. Обычно мы садимся всей нашей командой, накидываем идеи, думаем, какие цвета и стили подойдут той или иной программе. За наши костюмы в этом сезоне отвечает дизайнер Мэтью Карон. Но процесс, конечно, совместный.

Габриэла: Гийом, кстати, сам делает много эскизов, он хорошо рисует. Естественно, нам важно, в чем нам кататься – и тут решение целиком за нами. Ну и да, важно, чтоб костюмы не приедались по ходу сезона – ни нам, ни судьям.

– Вы начали работу над произвольной еще в прошлом году? Была речь про танго.

Габриэла: Для прошлого сезона мы действительно готовили танго – но другое, классическое. И музыка была тоже классическим танго, и хореография. Сначала мы думали, что именно в таком – классическом – варианте произвольный танец и останется на олимпийский сезон.

Но потом прошло немного времени – и мы поняли, что, наверное, это не то, что мы хотим катать в такой важный год. Мы поменяли музыку, взяли немного старой хореографии, оттолкнулись от нее и сделали из традиционного танго современный танец, на грани лирического балета. Для нас было важно добавить сложности, многослойности этому танцу.

– Какая версия танго вам в итоге ближе – классическая или контемп? 

Гийом: Это два разных образа, которые одинаково, думаю, подходят нам и нашему катанию. Идея была сделать микс стилей, потому что нам всегда был интересен именно фьюжн. Нам интересно взять классическую композицию и сделать ее в стиле контемп. Или наоборот, взять музыку посовременнее и сделать под нее что-то плавное и мягкое. Мы любим контрасты, то, что зацепится взгляд зрителя.

Мы хотим выйти на новый уровень: соединить все лучшее, что мы делали раньше, сохранить фирменный стиль, чтоб мы оставались узнаваемыми, но при этом добавить новых вызовов.

Поэтому микс стилей, с акцентом на танго, современной музыки – и при этом каких-то классических и лирических даже моментов – это серьезная задача. В такой программе ты гораздо быстрее устаешь, потому что нужно постоянно переключаться с одного стиля и настроения на другой. Сложно удержать в одной постановке столько разных оттенков, и мы подумали, что именно эта композиция позволяет соединить в себе много разных стихий. По сути, вся композиция – это одно мощное крещендо.

Еще нам понравилась идея взять один трек целиком, уйти от нарезки музыки, не соединять разные музыкальные куски из разных произведений – пусть даже одного композитора с одного и того же альбома. Музыкальные шедевры очень сложно резать – сразу появляется ощущение, что мы убиваем музыку. Это как взять картину Пикассо – и разрезать ее на куски. Ок, конкретно Пикассо бы, может, и не сильно в этом случае пострадал, хахаха. Пусть это будет Леонардо да Винчи.

Так что мы очень рады, что сохранили единую музыкальную линию – от начала и до конца. И это на 100%  отвечало нашим ожиданиям от музыки: мы хотели привкус танго, но при этом хотели показать современную хореографию в стиле контемп.

Возможно, самая изящная пара фигурного катания: Пападакис и Сизерон изменили танцы, но проиграли Олимпиаду

– Насколько сложно далось решение пропустить чемпионат мира-2021 в Стокгольме?

Габриэла: Сначала и правда было тяжело. Мы готовились к чемпионату мира, да что там, мы готовились провести целый нормальный сезон. А потом один за другим начали отменять турниры. Мы не могли тренироваться в привычном для нас режиме. Потом неизвестность – отменят чемпионат или не отменят? Так что сначала – да, мы очень хотели ехать в Стокгольм, конечно же, нам не хотелось терять титул, да и просто – мы очень соскучились по соревнованиям.

Но потом мы начали думать более глобально: поездка на чемпионат мира без должного объема тренировок, без соревновательного опыта в сезоне вряд ли помогла бы нам хорошо войти после этого в олимпийский сезон. Да еще ограничения из-за пандемии. Проблема в том, что если бы я уехала из Канады в Европу, я бы просто не смогла влететь обратно в страну. Эти ограничения сняли только несколько недель назад – представьте, я вернулась бы на свой каток только 7 сентября! Такого риска в олимпийский сезон мы себе позволить не могли.

Мы сели и подумали: какова наша главная цель? Поехать на еще один ЧМ или подготовиться наилучшим образом к Олимпиаде? Когда смотришь на эту ситуацию под таким углом – понимаешь, что мы все сделали правильно. К тому же благодаря этому решению мы начали подготовку гораздо раньше. Нам не пришлось брать отпуск после ЧМ, чтобы прийти в себя.

Но смотреть соревнования по телевизору было очень тяжело, конечно. Очень странное чувство – не быть на льду, вместе со всеми.

– Насколько неожиданным для вас стало поражение на ЧЕ-2020 Виктории Синициной и Никите Кацалапову? Что тогда произошло?

Гийом: Во-первых, мы всегда стараемся из всех негативных моментов извлечь пользу. Как минимум это лишний повод в чем-то улучшиться и чему-то научиться. Мы знали, что едем в Грац не в лучшей форме. У нас перед тем стартом почти не было нормальных тренировок – за три недели с Рождества до старта ЧЕ мы, дай бог, пару раз сделали прогон программ целиком.

У нас были на это разные причины – и личного характера в том числе. В любой карьере бывают взлеты и падения, это было падение. Ты не можешь 8 лет стоять на вершине и не оступиться. Это же просто невозможно. Когда в том сезоне отменили ЧМ в Монреале, мы уже были в очень выгоревшем состоянии. Поэтому для нас это произошло очень вовремя, нам требовался отдых. Требовалось перевести дух, потому что мы бесконечно были в этом колесе – тренировки-соревнования-тренировки-соревнования.

Драма с оценками в танцах: ждали судей 8 минут, Кацалапов обнимал и целовал Синицину – в итоге взяли золото

Габриэла: Катать на высоком уровне сезон за сезоном – это очень тяжело. Ты живешь в сумасшедшем ритме, практически не отдыхаешь, поэтому да – можно сказать, что у нас было классическое рабочее выгорание.

Гийом: Но в тот момент мы все равно решили ехать на ЧЕ – потому что мы спортсмены, хотим соревноваться и показать, на что способны. Прокат тогда получился не лучшим, но и хорошо – нам нужен был этот звоночек. Нам надо было лучше слушать себя. 

Габриэла: Нам это, кстати, сильно помогло через год – когда надо было решать, едем мы на ЧМ или нет. Мы побеждаем, потому что много работаем, тренируемся, ездим на соревнования, держим хорошую форму – и поэтому когда чего-то из этого списка не хватает, выиграть гораздо сложнее. У всех так. Поэтому мы решили сконцентрироваться на работе  – и тренироваться, тренироваться и еще раз тренироваться.

– В вашей группе удивительно дружеские отношения между дуэтами: вы так трогательно друг друга поддерживаете, переживаете, болеете. Какой олимпийский пьедестал для вас будет идеальным?

Гийом: Ну, в идеале золото достается нам, конечно. И несомненно, нам было бы приятно стоять на пьедестале с нашими друзьями, но на этом уровне катания любой дуэт из первой пятерки заслуживает олимпийского пьедестала. У нас невероятные ребята катаются в группе – да и не только у нас.

Габриэла: Конечно, мы гораздо лучше знакомы с дуэтами из нашей группы – мы каждый день видимся на катке, да и не только на катке. Но ведь есть еще два ваших сильных российских дуэта – понятно, что с ними мы знакомы хуже, потому что пересекаемся только на соревнованиях, но они замечательные – и со спортивной, и с человеческой точки зрения. Нам в танцах очень повезло: у нас царит классная атмосфера. Дружелюбная, уважительная, очень здоровая.

Гийом: В нашей группе мы все действительно хорошо дружим. Нам удалось разделить соперничество на льду и личные отношения. Мы много времени проводим вместе вне льда. Но наша дружба не мешает нам соревноваться в полную силу.

Габриэла: Это же не бокс. Ты не сражаешься с кем-то, ты соревнуешься с самим собой. Когда вы все сидите в раздевалке после проката – уставшие, в стрессе, вы же все чувствуете одно и то же. И отлично друг друга понимаете. Никто не поймет нас лучше, чем наш соперник.

– У вас в академии новый тренер – Скотт Моир, обыгравший вас на Олимпиаде-2018. Рассматриваете вариант, что станете тренировать сразу после карьеры?

Гийом: Я пока осторожно скажу, что предпочел бы не становиться тренером.

Габриэла: Я бы хотела остаться в мире фигурного катания – может, проводить семинары, помогать с хореографией.

Гийом: Да она мечтает стать техническим контролером!

Габриэла: Главное, чтоб не сидеть в кисс-энд-край!

Гийом: Ну, может, когда-нибудь… Никогда не говори никогда. Я знаю людей, которые зарекались быть тренерами – а сейчас вижу их у бортика.

Габриэла: Моя мама тренер, она тренировала меня. Поэтому я точно не хочу становиться тренером. Ну как минимум для собственных детей.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here