Большой допинг-скандал вокруг России начался в 2014 году. Он стартовал вовсе не с Олимпиады в Сочи, а с фильма немецкого телеканала ARD, в котором обвиняли многих наших легкоатлетов в использовании запрещенных препаратов.

Главными героями фильма выступили супруги Виталий и Юлия Степановы. Виталий работал в РУСАДА и знал обо всем, что тогда происходило в агентстве, а Юлия была бегуньей, которая попалась на допинге.

С тех пор Степановы стали одними из главных информаторов Всемирного антидопингового агентства (WADA). В том числе и после их показаний забанили российскую легкую атлетику, а многие звезды лишились медалей.

В том же году Степановы в спешке уехали из России (как позже поступил и глава Московской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков).

Ниже – перевод статьи The New York Times о жизни Степановых после отъезда в США.

Бегство из России и угрозы

Однажды в декабрьскую субботу Степановы вместе с сыном приняли участие в рождественском забеге в костюмах северных оленей. Позже в этот же день они купили подарки в ближайшем магазине и положили их соседям на крыльцо. А уже вечером они были на рождественском параде, где бойскауты раздавали конфеты, а Санта-Клаус махал всем рукой из пожарной машины. Юлия Степанова с 6-летним сыном фотографировалась на фоне гигантской фигуры Губки Боба.

«Мы сейчас как среднестатистическая американская семья. Ну, не считая того, что мы информаторы. И, честно говоря, мы никогда не думали, что наша работа информаторами зайдет так далеко. Это просто нереально, что русским допингистам наконец-то не будут рады на Олимпийских играх. Наконец-то Россию по-настоящему наказали», – говорит Виталий Степанов.

Но, по словам Степанова, все имеет цену. В 2014 супругам пришлось сбежать из России в Германию после того, как вышел фильм ARD о российском допинге.

В следующие годы бывшие товарищи Юлии по команде назвали ее предательницей, а президент России Владимир Путин окрестил ее иудой (мы не нашли прямой цитаты президента, но есть ссылки на эти слова его пресс-секретаря Дмитрия Пескова – Sports.ru).

В 2015-м Степановы переехали в США и подали заявку на получение вида на жительство. Но заявка до сих пор на рассмотрении. С тех пор семье приходилось шесть раз переезжать из одного дома в другой. Все это время они продолжали сотрудничать с властями в расследовании российского мошенничества.

Родченков ожил к отстранению России. После побега в США нам его так и не показали (маска и грим не в счет)

Супругам неоднократно угрожали за их действия, но, по словам Юлии, сейчас они уверены в свой безопасности: «Русские ненавидят нас за то, что мы говорим правду. Я видела комментарии в интернете: «Этих предателей нужно убить. Мы должны приехать и отравить их». Но в США мы в безопасности. Мы хотим остаться здесь».

Жизнь в США: дружелюбные американцы и олени на заднем дворе

В последние пару лет американская жизнь Степановых сосредоточена в небольшом таунхаусе с двумя спальнями в тихом районе. На их камине три американских флага, а в углу гостиной – наряженная елка.

На холодильнике висят рисунки маленького сына Степановых – Роберта. В его спальне висит плакат с русским алфавитом. Он может разговаривать на двух языках – дома родители говорят с ним на русском, а на ночь рассказывают русские сказки и поют русские песни.

Роберт отметил шестилетие в батутном парке с друзьями. В будущем он хочет стать зоологом, чтобы помогать животным, таким как его рыбка Рейсер.

«Жизнь хороша!» – говорят его родители.

«В США я чувствую себя дома. Здесь я счастлива. Я просыпаюсь каждое утро и смотрю на прекрасные виды за окном. Я чувствую, что жить здесь – моя судьба», – считает Юлия. В это время за окном ее кухни пробегают несколько оленей.

Россия перед судом с WADA: нас защищают юрист, работавший с Юрьевой и Ахатовой, и фирма, которая оправдала 28 сочинцев

Несмотря на то, что Юлия оставила почти все вещи в России, потому что бежала из страны в спешке из-за опасений за свою жизнь, в США она приехала с серьезным грузом предательства. Ее предавали всю жизнь. Это началось в детстве – отец бил ее и издевался над ней за ее мечты выступить на Олимпиаде. Он хотел, чтобы она бросила спорт и работала на картофельной ферме.

Ее тренеры отвернулись от нее, когда узнали, что она сдала положительную допинг-пробу. Ее товарищи по команде, даже самые близкие, не захотели присоединяться к ней в борьбе с допингом. Но к тому моменту, когда Юлия прилетела в США, она оборвала почти все старые связи в России. Она призналась, что с тех пор боится заводить друзей: «Я не хочу привязываться к кому-то, потому что знаю – потом может быть больно».

Ей нравится, что американцы все дружелюбные и не лезут в ее прошлое. Когда Юлия встречает соседей или подругу по занятиям бегом, она легко и искренне им улыбается, но никогда не рассказывает о прошлом. Но иногда прошлое само находит ее.

Юлия вспоминает, что у нее сердце ушло в пятки, когда соседка рассказала, что видела ее и Виталия на российском ТВ: «Она сказала мне: «Я просто хочу, чтобы ты знала – мы на вашей стороне».

Стипендия от МОК и мечты об Олимпиаде

Юлия часто говорила о проблемах чистого спорта – в конгрессе США и даже в Белом доме.

Степановы содержат себя в соответствии с финансовыми договоренностями с Международным олимпийским комитетом (МОК). Виталий работает консультантом в МОК, а Юлия получает от них стипендию. Она все еще тренируется, хотя вряд ли уже выступит на Олимпийских играх.

Несмотря на неплохой доход (куда больше, чем 1,1 миллиона рублей, которые Виталий получал за год во время работы в РУСАДА), Степановы живут скромно. Большую часть мебели они получили от благотворителей. Любимый магазин Юлии – Ross Dress for Less, а ездит она на Ford Escape 2012 года выпуска.

Виталий в режиме онлайн закончил два колледжа в США и однажды надеется работать на благо Олимпийских игр. Юлия тоже училась в колледже – заодно улучшала английский язык.

Она никогда не думала, что ей понадобится английский. Когда она убегала из России пять лет назад, то думала, что скоро вернется. Она оставила в стране друзей и семью. Сейчас она постоянно общается с родственниками по скайпу – как минимум раз в месяц. Юлия знает, что, вероятно, уже никогда не увидит дорогие ей вещи: старые семейные фото, медали за победу во Второй мировой войне ее деда, серебряный кубок, который родители мужа подарили Роберту в день его рождения.

Виталий признается, что уже убежал от своих воспоминаний. Он практичный человек. Хотя иногда бывают исключения. К примеру, он помогает Юлии тренироваться, хотя они оба понимают, что в этом почти нет смысла. Ее лучшее время на 800 м почти на 4 секунды хуже квалификационного норматива на Игры.

«Сейчас олимпийская мечта для нас – действительно только мечта. Но мы все равно тренируемся, чтобы у Юлии была цель. Приятно видеть, что она занимается тем, что ей нравится», – говорит Виталий.

Юлия хочет завязать с бегом в 2020 году. Она хочет еще одного ребенка. Лучше всего – девочку.

6-летний Роберт даже не подозревает, какую большую роль его родители сыграли в антидопинговой битве во всем мире. В прошлом году Виталий прочитал ему детскую книгу о допинге, которую выпустило РУСАДА (ее написала замглавы РУСАДА Маргарита Пахноцкая – Sports.ru).

– Ты понял, что я тебе прочитал? – спрашивает Виталий.

– Нет. Я хочу спать, – отвечает Роберт.

10 лет России под знаком допинга: теперь коктейль «Дюшес», дыра в стене и царапины на пробирках – не пустые для нас слова

Источник