4 марта в прокат вышел фильм «Белый снег» – биографическая драма про Елену Вяльбе.

Великая лыжница (а сейчас глава нашей федерации и главный тренер сборной) выступила консультантом – сценарий на 95% состоит из ее воспоминаний, Вяльбе играют сразу три актрисы (в молодости, юности и взрослую), а кино промотировали в «Вечернем Урганте».

Александр Головин, посмотрев «Белый снег», объясняет, почему он получился слабее «Движения вверх», «Стрельцова» и даже «Льва Яшина».

Первая часть: набор шаблонных историй, которые не особо связаны и ничего не говорят о Вяльбе. Героине не хочется сопереживать и верить

Слоган фильма: «Невероятная история лучшей лыжницы XX века». Проблема в том, что никакой истории в фильме нет.

Двухчасовой фильм условно делится на две части. В первой показана жизнь Вяльбе (тогда еще Трубицыной) от детства в Магадане до побед на двух Олимпиадах и завершения карьеры. Во второй –  возвращение в спорт и выступление на чемпионате мира-1997 в Тронхейме, где Елена взяла пять золотых медалей.

На словах звучит неплохо, на экране выглядит грустно.

Первая половина – лоскутное одеяло из нескольких зарисовок в разные годы. Вот Лена ребенком ходит в лыжную секцию, мама жестко против, а тренер замечает в ней потенциал. Вот уже подросток Лена привозит домой первую зарплату и видит в такси отца, о котором до этого не знала. Вот взрослая Лена тренируется на сборе в Цахкадзоре и встречает любовь – лыжника Урмаса Вяльбе. Вот отказывается ехать на Олимпиаду, потому что беременна. Вот снова тренируется и выигрывает все золото планеты.

Если в этот момент кажется, что линии и повороты сюжета глубоко прописаны на уровне сценария, то это не так. Например, как мы узнаем, что Елена влюбилась: на тренировке она мило общается с парнем, которого впервые показывают на экране. Тренер говорит, чтобы с ним она была осторожнее. Сцена длится не больше минуты. Следующая сцена – Елена запрыгивает на Урмаса в гостиничном номере. Сразу после этого – прошло несколько лет, Вяльбе забеременела, о чем говорит на объявлении состава перед Калгари-1988.

Честное интервью Анфисы Резцовой, где немного есть про беременность Вяльбе

Сцена расставания с Урмасом еще более эпична: они стоят рядом с машиной на фоне моря в Таллине. Урмас зовет девушку знакомиться с родителями, она отвечает, что не пойдет, потому что любви больше нет: тогда они были молоды, а сейчас повзрослели. Какие у них были отношения до этой сцены? Елена – жена, невеста, боевая подруга? Зачем она приехала в Таллин? Что плохого сделал ей Урмас? Почему пропала любовь и была ли? Ответов на это нет. Мужской персонаж отыгран за два появления и несколько реплик.

Несколько раз в первой половине тренер Ткаченко говорит, что Лена – талант. В чем именно ее феномен и почему она лучшая, не объясняется им ни за 60, ни за 120 минут. Превращение в суперлыжницу (то есть ключевой момент, если следовать слогану) выглядит так: 8-летняя Лена поднимает штангу, бьет кувалдой по покрышке трактора и качает пресс. 30 динамичных секунд под музыку – и она уже мастер спорта.

Или путь к олимпийским медалям: Вяльбе тренируется после родов, ей тяжело. Она говорит тренеру, что окончательно уходит из спорта, но вдруг он вспоминает про ее розовую шапочку, которую больше никогда не увидит. Елена замечает эту шапочку в раздевалке, и на экране включается слайд-шоу ее главных побед.

Не шутка, в следующие пару минут действительно идет трансляция награждений и гонок, поверх которых золотым цветом обозначены года: 1992, 1994, 1995.

При чем тут шапочка, если до этого она вообще не фигурировала в фильме? Что лыжница пережила, чтобы вернуться в спорт? Насколько сильным было ее желание закончить? Кто и как уговорил ее остаться? За счет чего она стала лучшей? Какая в этом роль тренера Ткаченко? Чего ей стоили эти победы? И что это вообще за победы, если золотым цветом обозначены только года, но нет названия соревнований (я догадался, но что должен думать сторонний зритель)? В фильме снова ноль ответов.

В целом первая половина похожа на набор банальных короткометражек, а иногда студенческих зарисовок.

Если вы смотрели документальные фильмы Леонида Парфенова, то знаете: часто он использует в них актеров, чтобы воссоздать сцены из прошлого. В сценах не раскрываются характеры персонажей, они нужны исключительно для визуализации. Первый час «Белого снега» состоит из подобных сцен, между которыми нет никаких связок (ощущение, что связки просто украли на монтаже, как если бы из русского языка украли предлоги, союзы и прилагательные) – кроме того, что все истории происходили с одним человеком.

Как этот человек меняется, взрослея и сталкиваясь с новыми обстоятельствами, или он меняет мир – загадка.

Если Вяльбе пошла против мнения тренеров и решила рожать во время Олимпиады, а потом перетерпела боль и вернулась в спорт чемпионкой, можно сказать, что она упрямая и твердая. Правда, чтобы объяснить это, режиссеру понадобился час.

На днях я посмотрел «Полет» дебютанта Петра Тодоровского-младшего. Восемь серий, почти каждая – рассказ об отдельном герое. Самая короткая – серия про персонажа Михаила Ефремова. Итог: за 43 минуты герой Ефремова, который большую часть хрона ходит пьяный (то есть шаблон и банальщина, Ефремов такой в каждом втором фильме), неожиданно раскрывается в десятки раз сильнее, чем лыжница Вяльбе за час, где она – главная героиня.

Ей просто не хочется сопереживать, потому что она ничего не сделала, чтобы заслужить любовь и доверие зрителя.

Понимая это, режиссер Николай Хомерики и включил в фильм эпизоды с детством. Маленькой девочке с большими лыжами из сурового Магадана, которая родилась без отца, так хочется сочувствовать, и это сочувствие перенесется на взрослую Лену, наверняка думал он. Но прием не работает: потому что он дешевый (хуже – только убийство ребенка), а на Дальнем Востоке в бедных неполных семьях живут миллионы детей.

Вторая часть: нулевая интрига, копирование других спортивных драм и патриотичный пафос

Обычно художественные фильмы делятся на два типа: авторские (фестивальные) и массовые. В авторских через неспешное повествование происходит развитие персонажа. В «Белом снеге», как мы выяснили, этого нет.

Спортивная драма, агрессивное промо и прошлые фильмы режиссера Хомерики («Ледокол», «Селфи») как бы намекают, что кино получилось для массового зрителя. То есть в нем должны быть завязка и развязка.

Так появилась новая сложность: сюжетных поворотов, которые держали бы в напряжении и заставляли думать, как же разрешится судьба героини, в фильме тоже нет.

Намек вроде бы появляется в середине: после больших побед Вяльбе закончила карьеру, чтобы заняться воспитанием сына. В обычной жизни у нее все валится из рук, в этот момент тренеры приглашают в команду. Елена несколько раз отказывает. Хорошая заявка, чтобы дальше показать, как тяжело прирожденному лыжнику найти себя в повседневности, как она разрывается между желанием быть дома с родными и вернуться на трассу, как проходит ломка, как она одинока в личной жизни и по-прежнему не может найти язык с мамой.

Вместо этого ситуация разрешается мгновенно: Елена видит на стене фотографию победной команды, подходит к портрету сына и произносит: «Вырастешь – поймешь». Отказы, мечты воспитать ребенка и увидеть его взросление – все испарилось в один момент, Вяльбе возвращается на трассу.

Следующие 40 минут почти полностью отданы под ЧМ-1997. Каждая гонка – отдельная интрига, но сюжет снова умещается в несколько минут.

Раз. Проиграла золото соотечественнице. Страдала так, что даже стонала в лесу. Но вечером встретилась с возлюбленным Юрой (он появляется из ниоткуда, про него ничего не известно, в конце непонятно, останется ли Вяльбе с ним и он ли ее будущий муж) и в халате на кровати лежала уже счастливой. Дальше соперницу дисквалифицировали, и Елена вообще получила золото.

Два. Проиграла золото итальянке. Чуть подулась, но тут же объявили фотофиниш – по нему Вяльбе стала первой.

Три. Едва не проиграла эстафету. В реальности в той гонке не было интриги, поэтому авторы придумали ее сами: вручили Вяльбе из фильма флаг за километр до финиша. Флаг оказался огромным, как в парус в него дул шквальный ветер, лыжница не могла отталкиваться палками, итальянка стремительно сокращала отрыв, а Вяльбе никак не бросала триколор. Тренеры и комментатор уже попрощались с победой, но фотофиниш снова показал ее победу.

Возможно, самых чувствительных зрителей такие сюжетные повороты поразят.

Под конец фильма о Вяльбе можно узнать еще пару характеристик, которые режиссер не успел заложить в первую половину. Оказывается, она честная и патриот. Честность проявляется в ситуации с допингом: подругу по команде поймали на запрещенном препарате, норвежцы освистывают сборную, тренеры просят молчать и делать вид, что ничего не происходит, но перед стартом эстафеты Елена выдает пронзительную речь с извинениями перед всем стадионом. Сборную России снова любят соперники.

Россия уже извинялась за допинг (и нас простили): Вяльбе слушали 70к фанатов и король Норвегии 

Патриотизм – сцена с отказом королю Норвегии возглавить его сборную. «Я не смогу видеть, как Россия проигрывает другой стране», – заявляет Елена монарху. Владимир Мединский плачет и заказывает режиссеру еще одну спортивную драму.

Если серьезно, то патриотизм в кино – это важно и круто, когда помимо него внутри зашито что-то человеческое или рассказана захватывающая история. В «Белом снеге» нет ни того, ни другого. Елена Вяльбе в нем – биоробот, который обозначен грубыми мазками, мыслит шаблонными категориями (и непонятно, кто их в нее заложил), зато очень любит страну.

Где за этим кроется невероятная история – неизвестно.

Брать громкое имя с медальным прошлым и лепить из него кино на основе обрывочных воспоминаний – легко. Так проще выбить деньги под фильм, продать его зрителям и нет конфликта с прототипом. Но смотреть на это трудно.

Николай Хомерики и сценаристы (их было пятеро – опытная женщина, дебютант и три человека, которые обычно пишут скрипты к фильмам с рейтингом 4,5 из 10) даже не придумали для фильма оригинальную форму.

Знаете, для чего были нужны вкрапления отца, эстонского мужа и прочих второстепенных персонажей, чьи линии появлялись на пару сцен и быстро обрывались? Чтобы в конце показать, как все они болеют за Вяльбе у телевизоров или на стадионе.

Знаете, кто больше всех пытается наставить Вяльбе на ложный путь и помешать ей быть честной? Чиновник, который приставлен к сборной, чтобы команда слушала приказы Москвы – быть ровнее ровных и не высовываться.

Знаете, как Вяльбе нашла дополнительные силы, чтобы накатить на финиш, преследуемая итальянкой? Она вспомнила сына и тяжелое детство.

Вот это находки! Авторы «Легенды №17», «Движения вверх», «Льва Яшина» и «Стрельцова» аплодируют стоя – каждый из них наверняка думал, что первым такой прием придумал он.

За шутку (одну) – неловко, актеры играют старые роли  

Спасти фильм от провала могли бы актеры. Профессионалу, чтобы сыграть точную эмоцию и заставить зрителя поверить, достаточно нескольких секунд. Ольге Лерман (актриса театра Вахтангова, сыграла Вяльбе) не хватило фильма – каждый эпизод она отыгрывает с одинаковым выражением лица.

Ее семья карикатурна, актеры играют роли, которые уже проживали в других фильмах: хабалистая и нервная мамаша (Анна Уколова, как будто сбежавшая из «Домашнего ареста»), добродушный и простоватый дед (Федор Добронравов, перешагнувший из «Сватов») и осторожная, но волевая бабушка (Надежда Маркова из «Елены»).

То есть вместо того, чтобы искать и открывать новые лица, ответственные за каст пошли по кратчайшему пути. А актеры не стали исправлять сценарий и сыграли самих себя из других проектов.

Они даже не правили откровенные глупости: пустой диалог между Вяльбе и подругой-допингисткой (Дарья Екамасова сыграла Любовь Егорову). О второй мы не знаем вообще ничего, зато за обедом она рассказывает, как ее муж вкусно готовит. Зачем нам это знание? Как оно раскроет ее? Что скажет о главной героине? Если вы хотите обозначить полноценную любовную линию, то покажите, как Вяльбе изменилась после встречи с Юрием, а не используйте мужскую роль, чтобы просто заполнить кадр.

Отдельная боль – тренеры. Основных двое, и если Ткаченко (Александр Устюгов) еще пытается быть разнообразным, то Грушин (Дмитрий Поднозов) – карикатура на всех советских физруков. Их усредненный диалог: «Ну че, Михалыч, делать с ней будем?» – «Алексеич, ты главный, ты решай» – «Чемпионка, блин! Права тут у меня качать будет! Да я 40 лет без нее обходился и еще столько же обойдусь. Сама ко мне приползет».

Обычно в спортивных драмах много шутят, в «Белом снеге» шутка ровно одна: «Главное – прийти к финишу первыми» – «Главное – желтый снег не есть» – «Ха-ха-ха-ха».

Хорошее: натурные съемки и эпизодическая роль журналиста

Кроме косяков со сценарием и режиссурой в фильме есть пара странностей, заметных тем, кто хоть несколько раз смотрел лыжи или биатлон.

После любых дистанций девушки финишируют без капель пота, слюней, пены изо рта и признаков усталости – такой красивой обычно выходила на трассу Альбина Ахатова.

Мужское хобби Альбины Ахатовой: она создала дома мастерскую и собирает винтовки звездам

На форме сборной присутствуют лого и название «Лукойла», хотя в 1990-х нефтяная компания только входила в спорт и занималась автогонками. В титрах особая благодарность выражается не только «Лукойлу», но и Вагиту Алепкерову.

Хорошие моменты в фильме тоже есть. Например, съемки заснеженных просторов с дрона или вертолета (натуру снимали в Магадане, Московской и Мурманской областях и Эстонии). Правда, когда снег показывают с высоты в десятый раз, хочется увидеть что-то новое – даже если он не желтый.

Съемки лыжных гонок (за них отвечал оператор «Тренера» и «Хардкора» Федор Лясс) – на среднем уровне. Точно лучше футбола в «Льве Яшине», но хуже баскетбола в «Движении вверх», над которым мучились два месяца.

Самая убедительная роль – безмолвный 5-секундный эпизод с норвежским комментатором (главный редактор «Чемпионата» Евгений Слюсаренко). Его эмоциям и внешнему виду почему-то веришь сильнее всего – в отличие от отстраненного русского диктора (простите, голос Альфа Александр Клюквин). Кстати, еще в кадре появляется журнал Championat, который продавщица магазина протягивает Вяльбе, чтобы получить автограф; оранжевый сайт – информационный партнер фильма.

***

На выходе «Белый снег» – скучное жизнеописание, после которого даже читать про настоящую Елену Вяльбе лень. Фильм просто не вызывает эмоций, кроме одной: может, стоит остановиться с драмами про спорт?

В этот момент вспоминаешь рекламу перед началом сеанса: 9 сентября, «Небесная команда», Вячеслав Фетисов – главный консультант.

Источник