Что останется после отличного уикенда.

Победитель: Евролига

Евролига, как обычно, все сделала нелогично: например, привезла команды в Кельн с его сверхстрогим режимом, не предусматривающим присутствия болельщиков.

Во многом из-за этого, этот «Финал четырех» отличался от обычных турниров: все же команды не показывали той привычной нервозности, суматошного выступления звезд, трясущихся рук. В результате – что довольно логично вытекает из предыдущего тезиса – ничего сенсационного тут не произошло (а ведь сенсации – это основной ингредиент «Финалов четырех»): в финал заехали две явно выделяющиеся по глубине и звездности команды. И победила та, чьи звезды оказались стабильнее и ярче.

При этом вопреки всему это все равно стало победой Евролиги.

Во-первых, все матчи держали в напряжении до последних секунд: первый полуфинал закончился на промахе Клайберна, второй – на промахе Пантера и попадании Хиггинса, в финале за 2 минуты до сирены соперников разделяли три очка.    

Во-вторых, турнир определил действительно самую достойную команду всего чемпионата. Этот «Эфес» был украшением европейского баскетбола последние три года: мало того, что они играли в невероятно зрелищный, импровизационный атакующий баскетбол, так еще и умудрялись в нем постоянно прогрессировать. То, что казалось очередной турецкой сборкой вокруг Ларкина, превратилось в команду, где Мицич дорос до лучшего игрока Европы, где Шанлы превратился в одного из лучших центровых, где не последние люди вроде Бобуа, Синглтона, Симона и Данстона смиренно принимали очень ограниченную роль.   

На этих выходных Эргин Атаман был так не похож на остальных тренеров, мечущихся вдоль скамейки. Вальяжный турок сидел на стуле, пил водичку, в тайм-аутах говорил что-то вроде «Ну вы вот так сыграйте и всего делов»… Последние годы он твердил, что его команда обязана стать чемпионом, и сам в это, безусловно, уверовал.

А после игры, естественно, потребовал у Бертомеу сразу два кубка.

Победитель: Тибор Пляйсс

Немцу никогда не воздаст должное, поэтому нужно отметить его как минимум тут.

«Эфес» поначалу поплыл и никак не мог поймать атакующий «флоу», и тут Атаман кинул на площадку Пляйсса: Шанлы получил несколько фолов, а Данстон все же крайне ограничен впереди.

Передвижная катапульта Пляйсса пробила в обороне каталонцев первую брешь, и затем османское воинство устремилось в нее: с этих трехочковых попаданий нападение «Эфеса» успокоилось и вошло в привычный ритм. Несуразный «большой», конечно, тут же повредил ногу и больше на площадке не появлялся, но его вклад невозможно не заметить.

Проигравший: Димитрис Итудис

Грека невозможно ни в чем упрекнуть: он и так сделал почти невозможное – перестроил команду по ходу одной игры, вытащил с «-21», нашел работающее сочетание, наладил защиту и вложил мяч в руки Клайберна на последних секундах.

Итудис разобрал «Эфес», но у него элементарно не хватило людей, чтобы продержаться в таком режиме дольше – не хватило подвижного центрового, не хватило цепких маленьких для защиты, не хватило еще одного созидателя. Собственно, ему не хватило хотя бы одного человека, которому было бы сподручнее ворваться под щит с дуги за 7 секунд до конца. Все же двухметровый Клайберн для этого не особо подходит.

Но, несмотря на обещания падать исключительно вперед и прочие штампы, вряд ли сам Итудис остался собой доволен.

Можно допустить, что при заполненных трибунах и другом уровне нервозности соперника ЦСКА получил бы чуть больше времени на то, чтобы разобраться в защите и привыкнуть к «Эфесу».

Но этой форы «дрожащих рук» в этот раз не было.

ЦСКА сразу же попал под разгром, под 5 из 5 с дуги. И четкого объяснения, почему вышло все настолько печально, мы так и не услышали. Итудис признал только, что ЦСКА играл не так, как готовился – ошибался при размене и подстраховке, терял снайперов на дуге, позволял Шанлы оставаться под кольцом…

Понимание, почему так вышло, есть только у тренера армейцев. И оно будет мучить его как минимум год.

Победители: Василие Мицич

«Финал четырех» редко превращается в праздник звезд. Их-то как раз традиционно получается сдержать, и за счет гипервнимания к ним выходят на сцену второстепенные герои, люди с железным характером, несгибаемые ветераны.

У Мицича, возможно, слишком классная команда, чтобы сосредоточиться на нем одном. Но «Финалы четырех», где бы лучший игрок чемпионов выдал сразу два топовых матча и обеспечил итоговый результат, это всегда исключения.

MVP Мицича не натянуто ни на грамм.

В пятницу он набросился на бедный ЦСКА – 4 из 8 двухочковых, 3 из 7 трехочковых, 8 из 9 с линии, 6 передач. Сделал это с такой яростью, что сам не рассчитал сил: из-за стартового навала подсел во второй половине, отфолился и смотрел на терзания четвертой четверти со скамьи.

В воскресенье тот же напор он выплеснул на «Барселону» – 6 из 10 двухочковых, 2 из 4 трехочковых, 7 из 8 штрафных, 5 передач. Здесь ему было попроще, так как Атаман сразу выпустил Ларкина, и тот выступил не менее полезно. Но все же он лучше распределил энергию и затащил «Эфес» важными попаданиями в последней четверти – и трехочковым, и проходами, которые распотрошили защиту «Барселоны».

Еще два года назад серб казался добротным, но обычным европейским защитником, о котором думают немного лучше из-за наличия рядом Ларкина. Его проигнорировал даже Саша Джорджевич на чемпионате мира.

А тут не знаешь, чему поражаться – тому, что он отнял команду у Ларкина, тому, что он разорвал два суперклуба за один уикенд, тому, что он так мило улыбается, вроде бы и сам еще не понимает, что происходит.   

Проигравший: Ник Калатес

Грек провел отличный полуфинал с «Миланом», но рухнул на последних минутах с больным голеностопом.

Калатес – душа «Барселоны». На финальный матч он, конечно, вышел, но явно играл через страдания – медленно двигался в защите, проигрывал борьбу и не мог организовывать атаку в привычном ключе. В итоге он даже завершил встречу с «-5» по коэффициенту полезности.

Для его команды разница между победой и поражением – это как раз разница между здоровым и травмированным Калатесом, самым важным игроком для нашпигованной звездами «Барселоны».

Кадры с его постфинальными терзаниями – также и лучшая иллюстрация того, что пережили каталонцы.

Не сложившийся победитель: блок Газоля

Пау Газоль дождался своего золотого момента. 13 минут, 1 очко, 0 из 1 двухочковых, 0 из 1 трехочковых, 3 подбора, 1 потеря… Зато он удачно рубанул Шанлы под щитом так, что ровно с этого эпизода начался камбэк «Барселоны».

Если бы «Барса» затащила игру, то эпизод пополнил бы основательную коллекцию, собранную Газолем за последние 20 лет. А так блок остался еще одним блоком.

Проигравший: Торнике Шенгелия

Шенгелия так и не смог переломить сложный сезон. Подборы были, очки были, борьба была, страсть была, был даже данк через Кайла Хайнса…

Вот только прошел целый год, а места для Шенгелии в ЦСКА так и не нашлось: Мицич продемонстрировал, как грузин не успевает за маленькими в защите, 0 из 2 с абсолютно открытых дальних – то, как с ним на паркете сужается пространство в нападении.

Но апофеоз – это, конечно, противостояние с Шанлы, которое стало для ЦСКА приговором.

Тренерский штаб ЦСКА рассчитывал на то, что Шенгелия сможет раскачать турецкого центрового, возможно, даже убрать его с площадки.

Но Атаман не зря придумал держать Шанлы именно против грузина: тот не выходил за ним на периметр, а при столкновениях внутри стоял образцово-показательно – не велся на обманы и вышвыривал оппонента из «краски» с сопутствующим блоком.

Обычно на то, чтобы сдержать Шенгелию, нужна хотя бы какая-то «зона», какое-то минимальное внимание всех защитников, подстраховка с дуги. Здесь все свелось к одному Шанлы, почувствовавшему себя на один день сказочным великаном.

В общем, именно с ухода Шенгелии ЦСКА и приступил к осуществлению плана «Б», который едва не завершился спасением.

Победитель: Кори Хиггинс

ЦСКА предлагал Кори Хиггинсу 2,4 миллиона. Кори Хиггинс хотел 2,8.

ЦСКА был не уверен в мотивации Кори Хиггинса. Кори Хиггинс был уверен, чтобы классный баскетбол должны сопровождать еще и солнце, море и улыбающиеся лица.  

ЦСКА думал о формировании «третьего поколения». Кори Хиггинс думал об интересах семьи.

Так Кори Хиггинс оказался в «Барселоне», оказался в «Финале четырех», оказался в финале.

Несмотря на то, что бывший защитник ЦСКА уже давно занимается баскетболом из чистой любви к процессу, он продолжает расти. Даже в последнем сезоне с армейцами Хиггинс ходил в вечно недооцененных, в «Барселоне» его уже точно все оценивают правильно – как лидера, снайпера, чемпиона.

Этот уикенд Хиггинс играл с непривычной яростью, в состоянии необъяснимого бурления, которое просто не могло быть сдерживаемо.

В пятницу его посадили на фолы. Он отбегал только 22 минуты, не мог поймать ритм, понуро брел на скамейку. Но, естественно, выскочил на сцену, когда было нужно: два очка, грандиозный блок на Дилэйни и потом еще победный мяч за 0,5 до сирены. Мастеру достаточно и двух минут, чтобы показать себя.

В воскресенье его вроде бы никто не трогал и свою 31 минуту Хиггинс получил. Но и тут убийственные взгляды в сторону судей и соперников, злобное пыхтение и разбрасываемые в разные стороны локти идеальным образом наложились на 4 из 6 из-за дуги и 23 итоговых очка. На этот раз атака «Барсы» уехала куда-то в сторону: решающий промах в финале взял на себя Брэндон Дэвис.

Хиггинс спас «Барсу» один раз и в главном матче шел на MVP уикенда. И итоговый результат вряд ли должен что-то изменить в его восприятии: бывший «вечно третий защитник» ЦСКА невероятным образом заслонил своих новых партнеров.    

Проигравший: Никола Миротич

Миротич был обречен уже тогда, когда попал на Криса Синглтона – тот выходит из тени только в важных матчах.

На протяжении трех четвертей у черногорца не получалось вообще ничего: с игры он впервые попал в конце третьей четверти, штрафные практически не получал, промахивался с любой дистанции, трижды потерял.

К его чести на последний отрезок он перестроился. Поняв, что звездного перформанса в его исполнении не будет, Миротич увлекся черной работой – вместе с Дэвисом они вернули «Барселону» в игру за счет коллективного наскока на чужой щит. Не совсем то, что можно было ждать от самого высокооплачиваемого игрока Европы, но очень неплохо с учетом всех обстоятельств.

И все же главное ощущение от выступления Миротича – это нечто, напоминающее улыбку, нечто, что промелькнуло на его лице в те секунды, когда «Барселона» уже осознавала свою обреченность.  

Почему-то ему так и не удается блеснуть талантом на действительно большой сцене.

Победитель: Уилл Клайберн

Клайберн, конечно, устроил вечное «что, если» одним движением руки. Но, правда, очень странно ждать прохода от 1) двухметрового номинально мощного форварда, 2) вышедшего против длиннорукого гиператлетичного Криса Синглтона, 3) да еще после 35 минут пробега, за которые вся атака ЦСКА шла через него.

Даже когда условия менее критичны, он всегда в таких ситуациях бросает.

На этом месте вообще не должен был оказаться Клайберн. И он там оказался, потому что кому-то нужно было брать на себя последнюю атаку.

Точно так же Клайберн не должен был спасать весь ЦСКА.

Понятно, что у него был автоматический мисматч против «Эфеса»: турки играют с тремя маленькими, и поэтому выходящий на месте легкого форварда мощный форвард – для них по умолчанию проблема.

Вот только сценарий резко отклонился от этого стандартного рабочего преимущества. Атака ЦСКА не просто забарахлила, а скончалась в судорогах, Клайберн оказался единоличной угрозой и потащил эту телегу сам, а потом Атаман бросал под него и Андерсона, и Синглтона, но было уже все равно. Клайберн хорошо размялся и под кольцом показывал чудеса гибкости и изворотливости, которые позволяли ему заносить из «краски» невероятные мячи (9 из 9).

Ценность Клайберна все же всегда состояла в тотальном влиянии на игру – в защите, в качестве пасующего, в качестве угрозы из поста и с периметра. И, пожалуй, впервые он показал, что готов вот так вот в одиночку выручать нападение, выступать в роли самого результативного игрока и явного лидера, доминировать на обеих половинах.   

Особенно красиво это было на фоне того, что непредсказуемая вспышка Клайберна избавила ЦСКА от самого стыдного выступления в «Финалах четырех».

Источник