Играли питерское «Динамо» и владикавказский «Иристон».

27 мая 1996 года, обычная игра зоны «Запад» второго дивизиона. Едва ли не главный бедняк и аутсайдер питерское «Динамо» принимало владикавказский «Иристон». Обычно такие матчи никто не запоминает, но этот навсегда вляпался в историю нашего футбола. 

Вот как все было. 

Взятка капитану в семь раз больше месячной зарплаты, беременная жена отговаривала сдавать игру

Надо понимать, в каком состоянии команды подошли к матчу. Владикавказцы за что-то боролись лишь в первом сезоне после выхода из любителей, потом – низ таблицы, зато очень молодой состав: в сезоне-1996 сыграли лишь четыре футболиста старше 23 лет (да и то совсем немного). Но руководство хотело большего – возможно, даже побороться за выход в Первый дивизион, тем более деньги в Осетии были (во Второй лиге играл еще «Автодор», а «Алания» Валерия Газзаева зажигала в вышке).

«Динамо» в 1995-м зацепилось за выход из зоны в третьей лиге. Несмотря на отсутствие денег, петербуржцы пошли наверх (это сейчас не принято, а тогда все рисковали), хотя понимали, что будут явными аутсайдерами. Так и получилось – к матчу с «Иристоном» (это всего лишь 12-й тур) «Динамо» шло на уверенном последнем месте, где и закончило сезон.

«Иначе как командой бомжей нас назвать было нельзя: зарплата игрока – 150 долларов, да и тех денег мы не видели, – вспоминал в интервью «Советскому спорту» тогдашний капитан «Динамо» Николай Чураков, главный герой случившегося. – Да что говорить: в Назрани в тот год игрокам на обед и ужин дали по 10 рублей, что хватало на пару кульков семечек».

Календарь во второй лиге планировался двойниками: два матча дома, два – в гостях с соседними клубами. Считалось, что это помогает сэкономить деньги на перелеты или переезды. Перед «Динамо» «Иристон» заскочил в гости к «Гатчине» (сейчас такого клуба не существует) и сгорел 2:5.

Николай Чураков до этого пару лет играл как раз в «Гатчине», а в 96-м планировал свадьбу, жена была на пятом месяце беременности. Учитывая, что в «Динамо» не платили, деньги были очень нужны. За неделю до игры тренеру петербуржцев Марку Рубину (первому тренеру Владислава Радимова) позвонил администратор «Гатчины» Сергей Рябов, настойчиво прося телефон капитана. «Я поинтересовался: «Зачем он вам?» – рассказывал Рубин. – Он объяснил, что Чураков якобы форму не сдал». 

Рубин поверил и дал номер Чуракова, но тому звонил уже не Рябов. За день до игры затрещал домашний телефон: «Я из «Иристона», надо бы встретиться, могу организовать переход в зарубежный клуб». Это был начальник владикавказской команды Казбек Лазаров.

«Прямо о подкупе по телефону звонивший не говорил, но мысль у меня закралась сразу, – говорил Чураков. – Больно уж настойчиво этот товарищ меня искал: мне потом теща и жена рассказали, что он звонил несколько раз, только меня дома не было. Да и просто так благодетели не объявляются: не таким уж и ярким игроком я был». Лазаров даже заезжал к кэпу «Динамо» домой – застать его не удалось, а жена выслушала предложение, но отговаривала Николая сдавать игру.

О встрече договорились в кафе «Швабский домик», неподалеку от дома Чуракова. Он все же пошел на встречу: позже объяснял, что немного надеялся на переход за границу, а за такие шансы нужно хвататься. Но все оказалось куда проще. К нему за столик подсели два представителя «Иристона» и прямо заявили: мы даем тысячу долларов (при зарплате в 150 долларов в «Динамо», которую еще и не платили), а ты убираешь ноги и особо не стараешься. Если договоришься с парой одноклубников, добавим еще. Чураков отказался:

«В тот момент я четко понимал: брать нельзя. Спустя годы вспоминал, думал, а может, надо было взять. Ведь многие тогда брали. Предлагали не только таким бедным, как «Динамо», командам, но и тем, которые к середине сезона лишались турнирной мотивации. Да в те годы вообще чуть ли не каждый сезон во второй, первой лигах расписывали, кто должен наверх выйти. Сам не видел, но ребята из других команд рассказывали. Героизм? Да при чем тут это? Просто не мог так поступить, и все тут. Не хотел идти на сделку с собственной совестью, да и трястись потом всю жизнь — вдруг кто-то узнает — тоже. Не все, кстати, поняли мой поступок, кто-то говорил: «Дурак», но многие поддерживали».

Представители «Иристона» не отступили, вышли посовещаться, сделали новое предложение и снова услышали «нет». По словам Чуракова, в ответ Лазаров заявил: «Зря не взял, мы найдем, кому дать, игра все равно нашей будет». На этом встреча закончилась.

Sports.ru удалось отследить путь Казбека Лазарова в футболе. Он не закончил с ним после этой истории, а продолжил работать агентом. В 2012-м РФС лишил Лазарова агентской лицензии. Сообщения о восстановлении статуса мы не нашли.

Его называл своим агентом вратарь «Алании» Ростислав Солдатенко. «Он позвонил после матча, предложил встретиться. Сказал, что ему понравилась моя игра, и он постарается помочь, потому что отсюда надо уезжать, так как в республике нет большого футбола и вряд ли скоро будет, – рассказывал Солдатенко в интервью официальному сайту клуба. – Сначала он отправил меня со сборной Южной Осетии на чемпионат мира среди непризнанных государств в шведский Эстерсунд. После этого предложил вариант с нижнекамским «Нефтехимиком».

В СМИ Лазаров также представлялся как агент полузащитника Абдуллы Абациева. Это было после 2012 года. Его связывают и с другими воспитанниками школы «Юность» – например, с Азаматом Джиоевым, который пытался пробиться в «Спартак».

В 2018-м Лазаров стал начальником команды химкинского «Олимпа», команда выиграла третий дивизион в своей зоне и решила попробовать силы в ПФЛ. Зимой 2020-го председателем совета директоров клуба стал Владимир Габулов, разругавшийся с инвесторами «Алании».

В «Олимпе» числятся несколько уроженцев Северной Осетии или воспитанников «Юности»: в частности, тот самый Абдулла Абациев, Георгий Батяев, Арсен Цогоев и Джамбулад Дулаев.

Лазаров отказался обсуждать игру против «Динамо» со Sports.ru, он не считает себя виноватым: «Какой я вам очевидец? Если очевидец, я это признаю, значит? Когда человек чист, он ##### всегда чист. Никаких очевидцев, никаких свидетелей Казбеков Лазаровых быть не может. Собирайте в другом месте. Пускай это все доказывают, что за глупости. Для чего это вообще поднимать? Делать больше нечего, что ли? Что вы ерундой занимаетесь? Давно это прошло, а все поднимаете. Делать вам нечего!»

Странная игра: грубые ошибки, зрители из психбольницы и 15 добавленных минут

Рубин на тот момент ни о чем не знал и не мог даже подозревать, в каком состоянии Чураков. Капитан опасался, что кому-то из партнеров могли предложить деньги, поэтому взял слово на установке: «Пусть бьются только те, кто по-настоящему выйдет играть». 

Матч вышел зрелищным, но странным. «Уже в самом начале я понял, что часть ребят сдает игру, да еще и судья гостями заряжен, – описывал происходившее Рубин. – На «Динамо» в то время ходило всего человек 150: ветераны футбола, болельщики со стажем и… несколько десятков пациентов психбольницы – она рядом со стадионом находилась. Все они после матча страшно ругали команду и судью». Арбитр Анатолий Шипко был подполковником внутренних войск – позже его отстранению от службы поспособствовал лично Николай Толстых. 

Уже в первом тайме Шипко удалил игрока «Иристона», а ко второму тайму добавил от семи-восьми (версия судьи) до 15 минут (версия «Динамо»). И все бы ничего, но это было на руку «Динамо», потому что оно забило в добавленное и еще могло отыграться, но все закончилось 3:4. Если смотреть только на чистый протокол, трудно понять, что судья был предвзят – есть только подозрения со стороны петербуржцев.

Чураков заподозрил в нечестной игре защитника Сергея Корецкого, который привез пенальти на 52-й минуте, а на 55-й был заменен – и чуть не подрался с ним на следующей тренировке.

Позже Корецкий рассказал «Совспорту» детали: «Вечером накануне встречи с «Иристоном» мне звонит знакомый игрок. Говорит: «Получишь трешку лимонов, если организуешь пенальти». На разминке еще раз подходит, но я снова отказываюсь. И надо же такому случиться, что в конце первого тайма при счете 1:1 я действительно организую в свои ворота пенальти! Причем ситуация совершенно глупая: соперник прокидывает мимо меня мяч, я опаздываю с подкатом и получается, что прыгаю прямо ему в ноги. Со стороны действительно могло показаться, что я сделал это специально. Марк Абрамович меня сразу меняет, а после игры подходит тот самый знакомый из «Иристона» и спрашивает: «Деньги отдать?» То есть он тоже подумал, что все специально было сделано. Я не стал ничего говорить, развернулся и ушел».

Чураков в интервью признавался, что все голы были подозрительные: вратарь пустил несильный удар с 30 метров, а другой защитник отдал поперек поля на своей половине – получилась голевая передача. После матча Рубин опросил игроков, и в сюжете «Футбольного клуба» сказал, что посчитал их невиновными, а вопросы остались только к рефу.

Марк Рубин

Один из ассистентов судьи Анатолий Снытко удивился обвинениям. «Никогда бы не подумал, что эта встреча будет предметом таких разбирательств, – говорил он. – Понимаете, это второй дивизион. Тут не разберешь, то ли у игрока мастерства не хватает, то ли он сознательно ошибается. Это глядя на Премьер-лигу специалист может сразу понять, что к чему. А тут непонятно, что от кого ожидать, каков уровень игроков, которых мы видим в первый и, может, в последний раз».

После игры Рубин наехал на капитана и обвинил его в сдаче, тот сорвался и ответил, что ему действительно предлагали деньги, но он отказался. Тренер поостыл, но сказал приехать утром в офис.

Мы пытались пообщаться с футболистами, которые принимали участие в том матче – говорить отказались практически все. Игрок питерского «Динамо» Михаил Зиников, который в том матче отметился голом и, согласно протоколу, сыграл 90 минут ответил Sports.ru односложно: «Прошу меня извинить. Помочь вам ничем не могу! Просто я не помню эту игру».

Выступавший за «Иристон» Валерий Дзускаев, которому тогда было 19, пояснил: «Рад бы вам помочь, но вряд ли вспомню что-то интересное. Для меня это был обычный матч. Я был на вторых ролях, мне особо нечего вспомнить. Ничего особенного [не происходило]. Ни до, ни во время, ни после. Лично для меня».

В «Иристоне» думали, что доказательств нет, и все отрицали. Но у милиции была распечатка звонка Чуракову

Утром Чураков, Рубин и президент клуба Виктор Курносов собрались и твердо решили – надо действовать. Они обратились с письмом в ПФЛ и РФС. Виталий Кречетов, тогдашний гендиректор лиги, позвонил Рубину и сказал: заявление примем, но если у вас не будет доказательств, вините себя.

Петербуржцы начали поиски. У одного из руководителей «Динамо» обнаружился друг-майор милиции из Гатчины. Бутылка коньяка, коробка конфет – и майор съездил в гостиницу, где останавливались владикавказцы, выяснил, что там ровно один телефон – как раз в том номере, где останавливался Лазаров. На телефонной станции он без проблем достал детализацию звонков, и именно они потом стали главным доказательством, ведь основная улика – техническая запись матча – просто исчезла. Да, видео легендарной игры нигде не найти.

Через две недели после матча прошел первый допрос, в ПФЛ. На него приехали Рубин с Чураковым и представители «Иристона», которые были уверены, что никаких доказательств у петербуржцев нет. В кабинет вызывали по очереди – там-то впервые и появились распечатки звонков.

Еще через неделю была поездка в РФС на совместное разбирательство с лигой, туда вызвали судей и администратора «Гатчины» Рябова – того самого, который выдал номер Чуракова Лазарову. Начальник «Иристона» не знал про распечатки разговоров и заявил, что звонил из номера домой, но в бумагах был указан домашний номер Чуракова.

В допросе активно участвовал Николай Толстых, который тогда был президентом Второй лиги: он грозил судье Анатолию Шипко отправить его в запас (в то момент реф проходил службу в конвойных войсках). Но вины судей в итоге не нашли.

Разбирательство продлилось чуть больше месяца. «Иристон» успел отыграть еще 8 матчей, но затем его сняли после 20-го тура. «Динамо» закончило сезон на последнем месте. Чуракову дали вымпел – «Самому мужественному футболисту российского чемпионата». Такой же вымпел, только тренерский, получил Рубин. Больше ничего. Казбек Лазаров числился учредителем ООО «Футбольный клуб «Иристон» до 2007 года.

Во время выезда на Кавказ Чуракова и Рубина искали. Но именно во Владикавказ они не поехали из-за предупреждения Николая Толстых

Рубин рассказывал, что на этом история не закончилась: ему угрожали до конца сезона, а самый запоминающийся эпизод случился во втором круге, когда «Динамо» играло сначала в Кисловодске, а потом во Владикавказе.

В Кисловодске петербуржцы встречались с «Олимпом». Когда проигрывающий Рубин решил выпустить нападающего вместо защитника, ему угрожали. «Подходят два «братка» и говорят: «Эй, командир! Ты чего, вничью хочешь сыграть? Только попробуй, мы тебя предупредили: до гостиницы живым не дойдешь!» – вспоминал тренер. Нападающий забил, игра закончилась ничьей, а до гостиницы добрались без проблем. 

У Рубина была договоренность с Толстых – тот боялся, как бы чего не вышло, поэтому перед выездом во Владикавказ попросил ему позвонить. Он сказал Рубину и Чуракову не ехать на последний матч во Владикавказ с «Автодором» – все равно ничего не решается, а безопасность намного важнее.

Чураков и Рубин из Кисловодска полетели в Петербург, оставив за главных помощника Анатолия Бугаева и администратора Дмитрия Красницкого. Команда же поехала на автобусе в Осетию. Дальше есть две версии: Рубина-Бугаева и известного питерского журналиста Бориса Ходоровского, которого попросили прокатиться с «Динамо», чтобы посмущать хозяев.

Согласно версии тренеров, в гостиницу перед игрой заявились местные и потребовали выдать им Чуракова и Рубина, чтобы разобраться. Когда выяснилось, что их нет, кавказцы потребовали отдать им деньги. Так Красницкий, отвечавший за финансы, расстался с последними 100 долларами на еду. А прямо перед игрой подошла другая группа, пообещавшая взорвать автобус на обратном пути, но «Динамо» спас Валерий Газзаев. На правах одного из главных героев Осетии он успокоил буйных фанатов.

По версии Ходоровского, все было гораздо безопаснее. Он сам поселился в гостинице под фамилией Чуракова, однако к нему за два дня так никто и не пришел, кормили нормально, деньги не отбирали. Ходоровский успел сделать интервью с Газзаевым, тот рассказал, что кому-то позвонил и все уладил.

У Газзаева, кстати, были сложные отношения с Толстых – еще со времен московского «Динамо». В 90-х тот был гендиректором, а потом и президентом московского клуба. Когда «Динамо» в еврокубках сгорело «Айнтрахту» 0:6, Газзаев подал в отставку, а Толстых не только не пытался его отговорить, но еще и предложил игрокам поддержать увольнение тренера. В итоге он вернулся в «Аланию», но фактически был куратором всего осетинского футбола – в том числе и «Иристона» с «Автодором».

***

«Динамо» повезло – его оставили в ПФЛ, просто перевели в зону «Центр». Рубин еще год проработал главным тренером в бедствующей команде, Чураков перешел на любительский уровень (но позже вернулся во втордив).

«Иристон» тоже долго не мучился: в 1998-м команда вернулась во вторую лигу (в том числе и благодаря ее укрупнению), правда пробыла там недолго – развалилась в 2001-м.

В 1995-м «Зенит» пролез в РПЛ за счет расширения лиги: Мутко на радостях целовал Садырина, а Собчак помогал деньгами

В 1999-м «Ротор» ушел с поля во Владикавказе: перед этим заменили судью, участники игры до сих пор молчат

Источник