Большинство подробностей из Антхольца-2020 удушают, как бы ни хотелось избежать мрачных красок.

Просто осознайте, с каким бэкграундом Россия уезжает с ЧМ:

• единственный топ-биатлонист этой команды Александр Логинов всерьез думает о завершении карьеры.

Логинову и правда надо завязывать – ему не дадут жизни в биатлоне

Ему так и не забыли допинговую историю 6-7-летней давности, соперники и журналисты после важных побед устраивают мощный буллинг, а утренние полицейские обыски перед эстафетой, похоже, стали последней каплей.

Александр на нервах отказался от масс-старта, перед которым выглядел одним из фаворитов, а без него мужская сборная бесследно растворилась: 26-е место Поршнева и 28-е Елисеева – самый подвал финального протокола;

руководство СБР в очередной раз проявило тотальную слабость. Истории с мутной аккредитацией тренера Касперовича, его пребыванием в отеле сборной и жалобой на него одного из чиновников IBU можно было избежать, прояви президент СБР Драчев хотя бы каплю дальновидности и профессионализма;

• недавний лидер мужской команды Евгений Гараничев вслед за невзрачным сезоном выдал максимально беспомощный главный старт из 56-го, 34-го и 14-го мест, а еще привез минутное отставание на первом этапе эстафеты.

Для 32-летнего ветерана это, похоже, приговор – в таком состоянии бегать на Кубке мира бессмысленно;

Похоже, чемпионат мира-2020 – финал карьеры Гараничева. А если психанет и Логинов, эту сборную можно разгонять

женская команда прошла весь чемпионат незаменимой четверкой, хотя именно здесь ротация напрашивалась.

Закономерный итог – в топ-20 ни разу не оказалось никого кроме Екатерины Юрловой, а о будущей отставке старшего тренера Виталия Норицына Драчев объявил за месяц до окончания сезона;

Светлана Миронова – биатлонистка со скоростными ультраспособностями, еще в декабре бравшая подиум в спринте, – из главной надежды к февралю трансформировалась в гонщицу, которая вконец растеряла ход, но так и не научилась стрелять.

С учетом внимания, которое старший тренер уделял ей в межсезонье (а это, пожалуй, больше, чем ко всем остальным вместе взятым), вдвойне показательная деталь;

• в нашем биатлоне вообще очевидный тренерский кризис. Опытный Анатолий Хованцев – на бумаге главный тренер всей сборной – со временем превратился в сотрудника с непонятным статусом. А Сергей Белозеров с Виталием Норицыным – старшие по мужской и женской командам – так и не стали людьми, при которых биатлонисты растут и прогрессируют. Но за их спинами совсем пусто – с ходу не назвать ни одной фамилии, которой можно было бы их заменить.

Неудивительно, что лучшими у нас становятся спортсмены, находившиеся на самоподготовке и предельно дистанцировавшиеся от работы по общим планам;

• СБР, еще год назад провозгласивший курс на обновление и доверие молодым, за 2 года забрел в тупик из тотального отсутствия резерва в мужской команде и бессмысленной ставки на возрастных биатлонисток в женской.

Только представьте, средний возраст российских биатлонисток, бежавших в Антхольце – 30 лет. У мужчин картина немного жизнерадостнее – 26 лет, но перспективы улучшающих эту статистику Никиты Поршнева и Эдуарда Латыпова с каждым следующим стартом вызывают все больше подозрений.

***

Это знания, которые дал не только Антхольц, но сезон в целом. Российский биатлон в диком кризисе – особенно на фоне заметного развития в других зимних дисциплинах: лыжах, коньках, санях, скелетоне.

На самом деле, ощущение тотальной безысходности – главная эмоция от просмотра биатлона в этом году, которую не исправить даже отдельными действительно яркими результатами Логинова. Нет прогресса, нет новых лиц, нет огня, нет коллектива.

Но еще важнее, что никто в СБР, похоже, не понимает, что делать дальше.

Источник