Все о классическом покрытии.

День остается до начала «Уимблдона» – самого старого и самого престижного турнира на планете. А сейчас он еще и один из немногих, который проводится на траве.

В более ранние вариации тенниса играли еще с XII века, но в помещениях и по немного другим правилам: сначала руками (отсюда и французское название «же-де-пом»), потом специальными перчатками, битами и наконец ракетками. Но в 1830 году в Британии запатентовали газонокосилку, и это привело к развитию и кодификации многих уличных видов спорта, включая футбол. К концу века предшественники тенниса перешли на площадки для крокета. Новая игра сначала называлась «сферистика», а потом стала «лаун-теннисом» – теннисом на лужайках. Первые годы в него играли с бадминтонной сеткой на немного других кортах, но основа была заложена.

В 1875-м Всеанглийский клуб крокета выделил для лаун-тенниса одну площадку, через два года добавил его в свое название и провел первый «Уимблдон». А к 1899-му теннис из приписки превратился в основное занятие, и организация переименовалась во Всеанглийский клуб лаун-тенниса и крокета – как называется до сих пор.

Примерно до середины 1970-х трава была главным теннисным покрытием. На ней проводились три из четырех «Больших шлемов» и около половины обычных турниров. Но потом появился более выносливый и дешевый хард, который постепенно начал доминировать в календаре. Сейчас на лужайках играют всего на семи мужских и шести женских турнирах.

Как подготовить травяной корт?

Плохой – очень просто. Нашли более-менее ровную лужайку, нарисовали разметку, поставили сетку, и можно играть. С хорошим все немного сложнее, и это одна из причин вымирания травы.

В вопросах подготовки ориентироваться надо на «Уимблдон», что и делают почти все существующие сейчас травяные турниры за счет постоянных консультаций с людьми из Всеанглийского клуба. В Штутгарте и Галле, например, вообще сажают ту же самую траву, что и в Лондоне, и ставят те же стойки для сеток.

Сейчас уимблдонские корты готовит Нил Стабли, который работает во Всеанглийском клубе с 1995 года. Главным агрономом – между прочим, всего восьмым за 142-летнюю историю турнира – он стал в 2012-м. Под его руководством трудятся 15 человек, а на время турнира штат увеличивают примерно вдвое.

Стабли рассказывает: «Газон – живое существо. Поддерживайте его здоровье, и все будет прекрасно. Скорее нужно внимание к деталям и постоянный уход, чем какая-то сложная наука». При этом детализированные правила, по которым во Всеанглийском клубе выращивают траву, занимают 33 страницы. А официальный сайт «Уимблдона» утверждает, что на подготовку площадки, соответствующей стандартам турнира, нужно примерно 15 месяцев.

Процедура примерно следующая:

• В апреле корты засеивают 9 тоннами семян. Это идеальное время, потому что почва уже достаточно теплая и влажная, так что первые травинки пробиваются уже через 10 дней.

• Когда трава достигает высоты 15 миллиметров, ее впервые стригут. В мае стрижку повторяют три раза в неделю, а потом постепенно высоту травы сокращают на миллиметр в неделю и за месяц до начала соревнований выходят на нужный для тенниса уровень – 8 миллиметров. По ходу турнира корты каждый день стригут и обновляют линии.

• В мае по кортам раз в неделю проезжает тонный каток, чтобы уплотнить почву под травой. С той же целью в июне сокращают полив.

• Вообще нужно понимать, что примерно 10 месяцев работники турнира делают то, что лучше для травы, а перед турниром начинают делать то, что лучше для игры. И это немного разные вещи.

• В сентябре каждый корт стригут наголо и добавляют по шесть тонн почвы, чтобы площадки были ровными.

• Летом в клубе работает ястреб Руфус – его выпускают, чтобы он отпугивал голубей. Кроме того, приходится стараться, чтобы на корты не попадали лисы. Работники турнира с ужасом вспоминали, как в 90-х они пробрались на площадку перед мужским финалом, помочились на траву и испортили весь газон: в моче самок городской лисы содержатся вещества, которые мгновенно убивают траву. Из-за этого на корте остаются проплешины, которые портят отскок мяча.  

• Поэтому корты охраняют собаки, а еще и электрический забор, который тоже ставят таким образом, чтобы он не касался травы. «Это был довольно необычный запрос. Нам запретили втыкать в траву столбики, потому что она очень ценная. Поэтому мы не могли использовать традиционные техники заборостроения», – рассказывал Джеймс Ридли, управляющий компанией, которая монтировала ограду.

• Но Стабли подчеркивает, что суть подготовки хорошего газона довольно простая: «Мы используем продвинутое оборудование, но и обычными садовыми инструментами можно добиться успеха, если помнить золотые правила: полив, прикорм, свет и воздух. Регулярно поливайте, добавляйте чуть-чуть удобрений, избегайте слишком тенистых мест и не сыпьте слишком много семян. Еще важно стричь хотя бы раз в неделю и убирать сорняки по мере появления».

• Немного сложнее процедура в Галле. После того, как в первый год проведения турнира один игровой день не состоялся из-за дождя, его хозяин решил установить над стадионом выдвижную крышу. Из-за этой конструкции изменилось количество солнечного света, которое попадает на корт. В итоге теперь траву выращивают в другом месте, а потом перевозят и укладывают 400 панелей два метра на метр.

Как на игру влияет то, что корты живые?

Взаимодействие площадок с игроками и мячом очень сильно зависит от природных факторов. Каждый день свойства травы могут меняться, но на элитных турнирах за ней идет постоянное наблюдение, чтобы минимизировать эти флуктуации.

На «Уимблдоне» специалисты каждый день измеряют уровень азота в почве. Если он слишком высокий, то трава становится чрезмерно сочной и скользкой. Поэтому ближе к турниру работники используют меньше азотных удобрений, но при этом повышают уровень железа.

Еще внимательно отслеживают уровень хлорофилла в траве. Если он слишком низкий, то трава ослаблена и плохо восстановится после нагрузок игрового дня.

Кроме того, огромное влияние имеет влажность воздуха. На «Уимблдоне» вместе с выдвижной крышей на Центральном корте установили четыре кондиционера, которые высасывают лишнюю влагу до того, как она осядет на траву и сделает ее скользкой. По той же причине на траве матчи прерываются, как только начинается даже самый мелкий дождь.

Под внешним влиянием корты могут совершенно изменить свое поведение, несмотря на все усилия агрономов. Например, в 2013-м на «Уимблдоне» случилась «Сумасшедшая среда»: проиграли 12 сеяных, включая Роджера Федерера (3), Викторию Азаренко (2) и Марию Шарапову (3). Шарапова потом жаловалась на то, что слишком много поскальзывалась, а Азаренко вообще снялась из-за травмы – полученной в результате падения.

Работники Всеанглийского клуба объяснили, что корты подготовлены как обычно, а во всем виновата погода: весна была самой холодной за 50 лет, а осадков в мае выпало больше, чем обычно. Из-за того, что солнце в Лондоне светило редко, корты не совсем высохли. Отсюда и сниженное сцепление с ними.

В 2017-м была обратная проблема. То лето было самым жарким за 42 года, поэтому газон изнашивался быстрее. Федерер говорил, что на кортах не хватает травы, а Джокович заявил, что никогда не видел таких плохих газонов на «Уимблдоне». На залысины указывали и Энди Маррей с Симоной Халеп, которая назвала площадки опасными.

Стабли объяснялся: «Мы можем в чем-то манипулировать растением, но в итоге решение за матерью-природой».

Вообще взаимодействие травяных кортов с окружающей средой – это целая наука, на которой специализируется Исследовательский институт спортивных газонов. В нем работают 70 человек: физики, химики, агрономы, биологи и инженеры, – которые знают о траве все.

Институт содержит экспериментальное поле в Йоркшире, на котором есть отдельный участок, выращенный по уимблдонским спецификациям. Там изучают взаимодействие газона с разными удобрениями и симулируют теннисные матчи при помощи специальных аппаратов, которые не просто топчутся по траве, а воспроизводят торможения и рывки, на которых строится теннис.

Исходя из последних научных находок, уимблдонские агрономы разрабатывают индивидуальную программу для каждого из 40 кортов, на которых теннисисты играют и тренируются во время турнира. Они все должны быть одинаковыми, несмотря на разницу в микроклимате: некоторые расположены в тени, некоторые – на солнце и так далее.

Говорят, что трава стала медленнее. Правда?

В 2010 году Роджер Федерер постановил, что корты «Уимблдона» уже не самые быстрые в мире. Аналитик Крейг О’Шоннеси вообще был категоричен: «Трава, по сути, стала хардом. У нас есть романтические, исторические представления о травяном теннисе. От них нужно избавиться».

Траву называют быстрой не потому, что мяч от нее отскакивает сильно, а потому, что он отскакивает низко. Она мягкая и впитывает в себя вложенную в мяч энергию. Кроме того, на ней хорошо работают удары с минимальным вращением, потому что они по ней проскакивают, почти не отражаясь от поверхности корта.

Но в 1990-х трава стала слишком мягкой и слишком быстрой. Патрик Макинрой рассказывал, что перед подачей не стучал об корт мячом, потому что он просто не отскакивал ему обратно в руку. Бывший главный агроном «Уимблдона» Эдди Сиуорд вспоминал: «Тогда шли разговоры, что с травяным теннисом покончено, потому что это сплошные бум, бах и так далее».

Всеанглийский клуб считает одной из своих задач как раз сохранение травы в качестве покрытия, на котором играют по всему миру. Для ее выполнения они проконсультировались с тренерами, которые попросили изменить покрытие так, чтобы на нем можно было играть в разных стилях. «Они сказали, что было бы здорово замедлить мяч на десятую секунды», – рассказывал Сиуорд.

Чтобы решить эту задачу, Сиуорд убедил руководство клуба поменять траву, которую сеют на «Уимблдоне». После консультаций с Исследовательским институтом спортивных газонов турнир отказался от овсянницы красной, которую использовал с 1877 года. С 2001-го «Уимблдон» использует смесь из трех сортов травы райграсс (по-русски ее еще называют плевел). Она медленнее изнашивается, поэтому на корте меньше плохих отскоков. А еще ее текстура – одна блестящая сторона и одна матовая – помогает легче создавать на корте красивые полосы.

Кроме того, команде Сиуорда удалось победить мятлик однолетний – сезонный сорняк, которым в 90-х были заражены корты «Уимблдона». Эта трава по консистенции похожа на губку и создавала на площадке точки, в которых мяч не отскакивал вообще.

Коктейль из более крепкой травы и жесткой британской почвы, на которой она растет, сделал корты более ровными и предсказуемыми. И да, чуть более медленными. «Мяч отскакивает с той же скоростью, но чуть выше», – объяснял Сиуорд. По его расчетам, это дает игрокам дополнительную десятую секунды.

И как играют на траве?

Раньше относительно непредсказуемые корты и деревянные ракетки, которыми трудно контролировать мяч, не оставляли игрокам выбора: на траве нужно было хорошо подавать и бежать к сетке. Рассказывает трехкратный чемпион «Уимблдона» Джон Макинрой: «Трава была не очень хорошая. Мы разрабатывали короткие замахи, быстро адаптировались или же просто вылавливали мяч в полете».

Многие считают, что Бьорн Борг изменил парадигму, когда в конце 70-х и начале 80-х взял пять «Уимблдонов» подряд, но это немного не так. Да, швед был мастером и одним из отцов игры на задней линии, но он все равно очень много ходил к сетке (почти с каждой первой подачи). Его разработки помогали ему добиваться больших успехов, когда он оказывался в обороне, но в атаку он все равно ходил классическими методами.

Борг создал современный теннис почти из пустоты: тактика, бизнес, безумная слава. Без него не было бы Надаля

Взгляд на агрессию на траве изменил Андре Агасси, который взял «Уимблдон» в 1992-м. Он действительно почти не выходил вперед, а давил на соперников ударами по восходящему мячу с задней линии, которые были особенно эффективны из-за его коротких и быстрых замахов. В итоге Андре лишал противников времени.

Сейчас корты лучше, крепче и выносливее, поэтому современный теннис на задней линии актуален и на траве. Достаточно было посмотреть полуфинал турнира в Лондоне между Симоном и Медведевым, где были розыгрыши из 49 и 43 ударов, а в первой партии средняя продолжительность размена составляла 8 ударов (это безумно много для быстрого покрытия). «Плохих отскоков уже нет. Можно держаться на задней линии, играть с полулета, не паниковать, когда соперник выдвигается вперед», – рассказывал о современном теннисе на траве Федерер.

Но даже сейчас на газонах лучше атаковать. Если раньше к этому принуждало плохое качество кортов, то сейчас это разумнее из-за их естественных свойств. Да, трава стала медленнее, но мяч все равно отскакивает низко, поэтому для беготни на задней линии нужна очень мощная физика. Кроме того, даже хорошая современная трава не располагает к оборонительному стилю, потому что она все равно относительно скользкая, неустойчивая, и на ней труднее двигаться.

«Ты используешь другие мышцы, больше включаешь колени, пах, бедра. Нагрузка на колени увеличивается, потому что ты двигаешься более осторожно. Нужно включать другие мышцы, чтобы удерживать равновесие. На первой неделе у меня никогда не было ощущения, что я могу полностью вложиться в движение», – рассказывала трехкратная чемпионка «Уимблдона» Крис Эверт.

Крис Эверт – символ эпохи: первой в спорте заработала миллион и на грунте добилась больше Надаля

После нескольких дней турнира трава за задней линией стирается, и двигаться из стороны в сторону становится проще. Но все равно в интересах игроков как можно быстрее выходить в атаку, чтобы сократить объем работы ног. До сих пор самых больших успехов на траве добиваются те, кто умеет контролировать игру в стиле Агасси, или же любители выйти вперед. Даже король грунта Рафа Надаль целенаправленно адаптируется под это покрытие (подробнее об этом – в ближайшие дни).

А кто победит на «Уимблдоне»?

У мужчин все просто: Джокович, Федерер и Надаль – главные фавориты. Тут даже и добавить особенно нечего. После них в списках букмекеров идут молодые звезды Стефанос Циципас и Саша Зверев. А на шестом месте – 18-летний Феликс Оже-Альяссим, который, правда, пока не провел ни одного полного матча в основе «Больших шлемов».

У женщин букмекеры считают наиболее вероятной победу чемпионки «Ролан Гаррос» и новой №1 Эшли Барти, прошлогодней финалистки Серены Уильямс, двукратной обладательницы титула Петры Квитовой и победительницы US Open и Australian Open Наоми Осаки. Но в WTA сейчас все настолько непредсказуемо, что взять титул может примерно любая девушка из сетки.

Теннис на грунте – это особый вид спорта. В чем прикол?

Источник